28.11.2019
Аферисты в сговоре с гаишниками зарабатывали на инсценировке ДТП

В Улан-Удэ продолжается расследование уголовного дела в области страховых мошенничеств,  по которому проходят автоюристы, работавшие в компании «Байкал-партнер».  Как выяснилось, в состав группы, специализирующейся на инсценировках ДТП, входили юристы, аварийные комиссары, оценщики, а также непосредственно сотрудники ГИБДД. Последним инкриминируется 35 эпизодов хищения денежных средств страховых компаний. 

В Бурятии это первое крупное дело по страховым мошенникам. Добавим, что много лет организованные группы мошенников вольготно себя чувствовали в регионе. Только с  2019 года лед, что называется, тронулся. Почему в республике преступления в области автострахования долгие годы игнорировались, а  автоподставы  даже получили негласную и весьма широкую поддержку в рядах автомобилистов, в материале «Номер один». 

Поживиться на ДТП

В Бурятии многие жители ведут себя так, будто махинации во время реальных или подставных ДТП  не подпадают под статью «Мошенничество», а являются чем-то  вполне себе приемлемым.  Часто им и в голову не приходит, что «мутные» схемы с завышением стоимости ремонтов и незаконным получением страховок, весьма распространенные в регионе, преследуются по закону. 

К слову, такое легкое отношение к аферам сформировалось у автомобилистов Бурятии еще в «нулевые», когда ОСАГО только начали внедрять. Тогда при ДТП сплошь и рядом взыскивались суммы, многократно превышающие реальный ущерб. Достаточно было обратиться к нужному юристу. Тот, судя по всему, платил оценщику «премию» (помимо официальной суммы за работу), размер ущерба завышался, а страховой компании приходилось оплачивать весь этот  банкет. Доходило до того, что некоторые водители, попавшие в небольшие аварии не по своей вине, очень радовались такому «везению»: ведь впереди маячили большие выплаты.

Откуда бралась выгода от аварий? Стоимость запасных частей в Бурятии, особенно на «леворукие» иномарки, была заметно ниже, чем это официально рассчитывалось по нормативам. Да и ремонт в каком-нибудь гараже у дяди Васи также обходился дешево. Все остатки денег после ремонта авто водители складывали себе в карман. Соответственно, ущерб накручивался на сотни тысяч «левых» рублей, и при этом  «обувание» страховых компаний никем не осуждалось, скорее, наоборот, этим фактом автолюбители гордились.  

Тем более  что страховые компании, в свою очередь, нередко задерживали или занижали реальный размер ущерба в ДТП, чем вызывали волну негодования у народа. 
 
Однако грань между завышением стоимости ремонтов по ДТП и откровенными автоподставами все же есть. Ведь одно дело злоупотреблять своим правом, формально якобы находясь в правовом поле, и другое дело - заниматься  автоподставами. 

Когда несколько лет назад доходность снизилась из-за ужесточения нормативов по оценке ущерба, часть автоюристов начала инсценировать аварии. Когда, например, водитель недорогой машины, нарочно подставлял заднюю часть автомобиля, как правило, уже битого. На место приезжал «свой» аварийный комиссар, оформлял ДТП. Оценка ущерба также производилась неслучайными людьми,  а «пострадавшая» сторона получала со страховой компании приличные  выплаты. Далее прибыль делилась между сторонами. 

От взяток не отказались

Затем мошенники привлекли к «бизнесу на ДТП» и сотрудников ГИБДД, поскольку ранее лимит по  европротоколу  (без вызова госавтоинспекции) составлял до 50 тыс. рублей. А эти деньги аппетиты обманщиков уже не удовлетворяли. Для получения более крупных выплат мошенники пользовались услугами полицейских, выезжавших в свои смены на подставные ДТП. 

- Отделом по расследованию особо важных дел расследуется уголовное дело в отношении директора коммерческой организации и его пятерых соучастников, которые, по версии следствия, в период с 2015 по 2018 годы, действуя организованной  группой, совершили мошенничества в сфере страхования посредством инсценировки ДТП. В том числе путем передачи взяток сотрудникам Госавтоинспекции. Всего инкриминируется 35 эпизодов хищения средств страховых компаний. Расследование продолжается, - сообщил официальный представитель республиканского Управления  СК России Дмитрий Столяров.               
         
Как мы уже сообщали, речь идет о директоре юридической компании «Байкал-партнер» Сергее Итыгилове.  Почему же группа орудовала на рынке Бурятии целых четыре года, но никаких мер не предпринималось? 

- Ежегодно мы заявляли в МВД по РБ о многочисленных фактах мошенничеств, но нам обычно приходили отписки, мол, обращайтесь в гражданско-правовом порядке. В результате из-за потерь ОСАГО в Бурятии стало глубоко убыточным, и мы до введения электронных полисов даже тормозили их выдачу, ссылаясь на отсутствие бланков, - посетовал экс-руководитель регионального отделения российской страховой компании.        

В свою очередь, информированный источник, хорошо знакомый с делом Итыгилова, сообщил нашему изданию, что «собрать доказательную базу по инсценировкам достаточно  сложно, поскольку по разрозненным и не связанным между собой событиям трудно довести дело до суда».         

Однако, по словам источника, «в случае с «Байкал-партнером» сработал закон больших чисел».             
       
Массовые суды по ОСАГО
   
Страховые компании, наблюдая шквал автоподстав, отказывали в выплатах. И автоюристам  приходилось идти бороться за выплаты по ОСАГО в суды. За четыре года подобной деятельности накопилась солидная судебная статистика. Далее высветилась удивительная картина: одни и те же юристы представляют в судах одних и тех же «пострадавших», а ДТП почему-то оформляли опять-таки отдельно взятые сотрудники ГИБДД. 

Кроме того, именно в их смены как-то слишком регулярно случались ДТП, на которых гаишники ударно взаимодействовали с аварийными комиссарами г-на Итыгилова.  Сопоставив эти данные, страховые компании написали содержательное обращение во все правоохранительные органы Бурятии. Волей-неволей  стражам порядка пришлось проявить активность в борьбе со страховыми мошенниками.   

Добавим, что кажущаяся безнаказанность и многолетняя доходная деятельность усыпили бдительность аферистов. Есть информация о том, что разговоры о выездах на фальсифицированные ДТП велись по телефону, тут же оговаривались суммы выплат, а деньги на карты сотрудников ГИБДД переводились непосредственно с карт юристов. 

Когда за некоторыми сотрудниками, что называется, «пришли с материалами дела»,  последние не стали упираться и сдали всех участников схемы. 

Могло ли следствие закончиться быстрее? Информированные источники отмечают, что ускорению препятствуют несколько моментов. Во-первых, еще не допрошены десятки собственников автомобилей из районов,  подставлявших свои старые машины для инсценировок ДТП. Во-вторых, дело по автоподставам рассматривалось одним следователем, а затем его заменили на нового, и последнему понадобилось время для того, чтобы изучить материалы.

И, наконец, следствию приходится сегодня оспаривать в судах старые решения по взысканию денег со страховых компаний. Дело в том, что вступившие в законную силу решения судов по ДТП препятствуют расследованию. Соответственно, как утверждает информированный источник, «их необходимо нейтрализовать в рамках статьи 90 УПК РФ, чем сегодня и занимаются следственные органы». Все это приведет к тому, что тем же владельцам машин, участвовавшим в автоподставах, придется возвращать незаконные выплаты страховщикам. 

Дмитрий Родионов, «Номер один». 
^