10.02.2019
Художница из Бурятии взорвала интернет

Ее бронзовые статуэтки взбудоражили интернет: луноликие бурятские девочки, блаженно улыбающиеся, пухлые наездницы на львах, фигурки, похожие на волшебных героев аниме… Бурятский сегмент всемирной паутины вдруг открыл для себя новое имя – Надежда Супонина. «Кто она? Почему о ней никто не знает?!», «Какие милые, наполненные светом, тонкие работы!» - писали люди и спрашивали автора, откуда она и сколько стоит эта «милота». Некоторые даже находили сходство с работами знаменитого скульптора Даши Намдакова.

Вечная «милота»

Она не отрицает, что творит «милоту». А на сравнение с Намдаковым реагирует смущенно: «Где он, а где я?». Говорит, что все ее работы родом из детства.

- В детстве я была уверена, что смогу летать - собирала куриные перья, втыкала себе в одежду и прыгала на сетке, которой просеивают землю в огороде. Мама и бабушка пололи грядки, а я прыгала и думала: «Нет, а я буду летать».

Ее детство прошло на Байкале, где бабушка купила дачу. Она и теперь стремится туда всей душой.

- Мы живем в городе в старом доме, который достался мне от бабули. Однажды зимой мы выбросили на грядку пригоршню старых кедровых орехов. И неожиданно они взошли. Теперь на грядке у меня растет крошечный кедр. Наверное, когда я состарюсь, он вырастет мне по пояс, - рассказывает Надежда – невысокая и хрупкая, как подросток.

Лики ее статуэток – сплошь азиатские, круглые, с мелкими чертами.

- Я здесь выросла, у меня муж бурят, все вокруг, может, поэтому. Я почему-то не могу вылепить европейское лицо. Возможно, когда-нибудь приду к этому, но пока мне хочется так.

Про Намдакова

На самом деле пути их несколько раз пересекались - вместе с мужем они работали на отливке работ Намдакова, включая последнюю нашумевшую - «Хранитель Байкала».

- Мы просто работали. В студенчестве я ездила к нему на практику, набиралась опыта и вспоминаю это с большой радостью. Но назвать меня ученицей Даши Намдакова – это слишком. Не думаю, что он помнит меня, - говорит художник Надежда.

Любому художнику важно иметь исключительный почерк. Но именно выставка Даши Намдакова, которая проходила в Музее истории им. Хангалова в 2001 году, открыла ей чудо бронзовой скульптуры. Десятиклассница Надя о работе с металлом могла лишь мечтать.

Теперь спустя годы, плавя бронзу, она говорит, что замены ей нет. Золото и серебро – прекрасны, но слишком дороги, к тому же ей не нравится золотой блеск. Пожалуй, только бронза дает возможность отправлять свой замысел в вечность. Не очень охотно Надежда говорит о работе над «Хранителем Байкала». То, что многие встретили его в штыки, вызывает у нее сожаление: «Это удивительная, очень крутая работа – такая живая, одухотворенная. Может, только место размещения способно вызывать споры».

Образование… улыбок

У нее нет академического образования. После окончания художественной школы, куда ее взяли в порядке исключения за два года до выпуска, Надежда поступила в Восточно- Сибирский технологический университет на факультет художественной обработки металлов. На вопрос, почему не уехала поступать в художественный вуз, отвечает:

- Я была инфантильным подростком, не хотела уезжать из родного города. Теперь отсутствие академического образования иногда позволяет легче стилизовать – не думая о том, как пролепить каждую мышцу или сустав. Честно говоря, мне было бы скучно создавать анатомичные работы, но будь у меня академическое образование, я была бы другой. В любом случае я в поисках себя и планирую учиться.

В университете ее практикой стала работа в мастерской скульпторов Гэсэра Зодбоева и Дмитрия Будажабэ. Там она впервые приняла участие в процессе отливки бронзы.

- Мне сразу понравилось, хотя процесс довольно грязный: пластилин оставляет жирные пятна, а когда снимаешь с него форму, работаешь с гипсом и резиной, повсюду токсичная пыль. Потом паяльником работаешь с воском, вокруг дым и бронзовая пыль, которая становится зеленой на коже, потому новичков в мастерской называют «шрэками» - за зеленые физиономии.

И среди всего этого рождались скульптуры, которые теперь украшают дацаны, улан-удэнский «Арбат», фонтан в торговом центре «Гэлэкси» и многое другое.

К концу пятого курса Надежда уже пробовала самостоятельно делать небольшие скульптуры из бронзы.

- Те, у кого академическое образование, мне кажется, четко видят, что будет в итоге. Я же вижу мимолетный образ и некоторые детали, потому часто получается совсем по-другому, - улыбается Надежда.

Все работы - своих луноликих девочек и малышей - она творит с улыбкой. Говорит, что только так можно вдохнуть настроение в бронзу. На одной из выставок, где-то на западе России, она наблюдала, как люди реагируют.

- Было приятно, что они улыбаются, а кого-то были слезы – может быть, вспомнилось детство. Ведь у всех у нас есть то, что мы оставили в нем безвозвратно.

Меня бы не было

В ее работах видно влияние аниме.

- Мне нравится анимация Хайяо Миядзаки. Люблю рассматривать работы известных иллюстраторов, Вилли Верджинер нравится. Наверное, если бы их не было, и меня бы не было. Меня подпитывает природа, и я уже подумываю переехать в деревню. Интернет дает возможность не обращать внимание на то, где именно ты находишься.

Дома они с мужем, Юрием Цырендашиевым, однокурсником и мастером, который, по отзывам, делает формовку едва ли не лучше всех в Улан-Удэ, соорудили мастерскую на веранде. Юрий работает с металлом, а Надежда - с воском.

Любить курицу

Ее бабушка когда-то работала на мясокомбинате, а Надежда уже полтора года как отказалась от пищи животного происхождения. С детства она росла в семье, где разводили кроликов, кур и козлят, но теперь, когда ее спрашивают, любит ли она курицу, она всегда отвечает: «Люблю!», и при этом мысль о курице-гриль ей в голову не приходит. Она любит курицу живую, и это осознанный выбор, который они сделали вместе с мужем. Пожалуй, экологическое состояние планеты – это то, что вселяет в нее пессимизм. И это еще одна причина, по которой она не хотела бы работать с пластиком. Нужно, говорит, постепенно стремиться к отказу от него. И теме этой она готова посвятить ряд проектов, которые не приносят денег.

Вместе с мужем они уже участвовали в проекте «Апокалипсис на Байкале». Собрав за две минуты горку окурков на берегу, вплавили их в силуэт Байкала, сделанный из эпоксидной смолы и пронзенный штырями арматуры. Ролик, снятый с их участием, завоевал первое место на одном международном конкурсе.

Счастье в мелочах

Уже десять лет она работает с бронзой, а мы до сих пор не знаем о ней.

- Просто у меня не было достаточного количества работ, чтобы представить их на выставке, - отвечает она.

Этой осенью знаменитые кураторы и эксперты проехали по Транссибу с проектом «Немосква», чтобы познакомиться с современным искусством в регионах. Были и в Улан-Удэ. Давали советы, фотографировали, кто-то записал телефон, но пока никто не звонил. Современное искусство в Бурятии пока не получило такого развития, как традиционное.

- В основе современного искусства всегда лежит идея. Порой бросил художник кучу конфет, и непонятно, что он этим хотел сказать, до тех пор, пока не прочтешь идею. И тогда удивляешься, как глубоко он сумел ее передать, - рассказывает Надежда.

Говорит, что известность и слава для нее неважны. Неделями, не выходя из дома, она и так чувствует себя счастливой: есть здоровье - руки и ноги, живы родители, рядом муж и деревья растут на земле.

- Счастье в том, чтобы уметь ценить мелочи.

Признается, что финансовой стабильности у нее нет – то пусто, то густо, но на заказ работать не может.

- Я не могу делать что-то по требованию. Правда, люблю работать на заданную тему, если формируется выставка.

Авторские изделия из бронзы дешевыми не бывают - себестоимость работ большая, исполнение требует времени. Каждая проданная работа позволяет ей творить дальше. И самая любимая работа та, которую делает именно сейчас.

В работе она, бывает, обращается в литейную мастерскую «Лотос» на Бурводе – место среди художников известное. Того же «Хранителя Байкала» там отливали.

Помимо всего, она делает украшения из бронзы. Если скульптуры изготавливаются сериями, то украшение всегда неповторимо. Бронза запоминает движения ее мыслей, души и рук - только хорошее, потому что, по словам Надежды Супониной, она не помнит плохого, не умеет. Может, поэтому они такие светлые – ее работы.

Диляра Батудаева, «Номер один».
^