08.02.2019
Омбудсмен Юлия Жамбалова выясняет отношения с экс-супругом руками правоохранительных органов?

Известный бурятский ювелир, основатель студии Darkhan jeweler, член Союза художников России и Международной ассоциации изобразительных искусств ЮНЕСКО Зорикто Жамбалов задержан в минувшую субботу правоохранительными органами. В квартире, где он живет, проведен обыск, в ходе которого изъяты личные вещи: сотовый телефон и ноутбук.

После задержания Зорикто Жамбалов был помещен в изолятор временного содержания. Там у него резко ухудшилось состояние здоровья, и его перевели в одну из улан-удэнских больниц. Вопрос о заключении ювелира под стражу судом еще не рассматривался.

Официальной информации о причинах задержания пока нет. В МВД по Бурятии не комментируют происшедшее, ссылаясь на персональный характер данных. Но есть сведения, что уголовное преследование Зорикто Жамбалова связано с затяжным конфликтом между ювелиром и его бывшей супругой – уполномоченной по правам человека в Бурятии Юлией Жамбаловой (в девичестве Гыпыловой).

В январе она написала в полицию заявление на бывшего супруга, обвинив его в вымогательстве. Якобы он шантажировал ее распространением неких сведений. Однако, что именно он собирался сообщить о Юлии Жамбаловой такого, чего высокопоставленная чиновница могла бы опасаться, пока достоверно неизвестно.

Раздел имущества

Следы противостояния отчетливо видны в открытых источниках. На официальном сайте Октябрьского районного суда есть данные о разделе имущества экс-супругов. Речь идет о трехкомнатной квартире площадью 72,6 квадратных метра, которую Зорикто и Юлия приобрели после вступления в брак. Ранее у каждого из них было по квартире, которые они продали, чтобы свить «семейное гнездо». При этом квартира Зорикто была приобретена на средства его отца, знаменитого серебряных дел мастера, члена Союза художников России, народного художника Бурятии, лауреата государственных премий РФ и РБ Булата Жамбалова, ушедшего из жизни в 2016 году.  А вот квартира Юлии была куплена в ипотеку и находилась под обременением.

После развода Юлия Жамбалова обратилась в суд, требуя раздела трехкомнатной квартиры в соотношении: 7/10 – ей, 3/10 – бывшему мужу. Свою позицию она мотивировала тем, что потратила больше средств на покупку жилья. Зорикто Жамбалов был согласен на раздел в равных долях, утверждая, что остаток долга по ипотеке его бывшей жены был погашен за счет средств, вырученных от продажи его квартиры.

Сами экс-супруги в суде не встретились. Интересы Юлии представляла адвокат Ольга Чукреева, а Зорикто – его мама-пенсионерка Валентина Жамбалова.

Первая заявляла, что ее доверительница погасила свой долг по ипотеке сама: за счет личных сбережений, заемных средств, а также предоплаты от потенциального покупателя ее квартиры. Но тут возникает вопрос: доводилось ли кому-нибудь встречать покупателя, который вносит предоплату за квартиру, находящуюся под обременением?

Вторая, напротив, сообщила, что лично сняла с банковского счета 497 089,81 рубля для погашения долга невестки, составлявшего 747 089,81 рубля (обратите внимание на совпадение рублей и копеек). Никаких расписок, актов передачи денег, разумеется, не оформлялось – одна же семья!

Кроме того, в квартире был сделан ремонт, в результате чего ее рыночная стоимость выросла до 3 148 000 рублей вместо 2 397 780 рублей, за которые она была приобретена в черновом варианте.

Суд принял решение в пользу высокопоставленной истицы, разделив квартиру, как желала Юлия Жамбалова, исходя из цены покупки. Апелляционная инстанция оставила вердикт районного суда без изменений. Кассационная жалоба Зорикто Жамбалова пока не рассмотрена.

Другая квартира

Согласно декларации о доходах и имуществе Юлии Жамбаловой за 2016 год, супругами в период брака была приобретена еще одна квартира площадью 35,8 квадратных метра. В качестве источника средств указано: «Ипотека, накопления за предыдущие годы». В судебном процессе по разделу имущества данное жилье не фигурировало. Хотя все, приобретенное в браке, как правило, считается совместным имуществом супругов.

Однако в декларации за 2017 год, когда уже состоялся развод, Юлия Жамбалова указывает квартиру площадью 35,8 квадратных метра как свою и дочери собственность. Нам удалось выяснить, что при разводе Зорикто Жамбалов оформил нотариальный отказ от своей доли в пользу дочери.

Выселить «постороннюю»

Еще до раздела имущества уполномоченная по правам человека Юлия Жамбалова подала в суд иск о выселении из квартиры матери экс-супруга. Однако в суде выяснилось, что Валентина Жамбалова там и не живет, так как имеет собственное жилье, где зарегистрирована. Она лишь приезжает для помощи своему сыну, который в период брака с Юлией Жамбаловой перенес серьезное заболевание и признан инвалидом III группы.

Интересно, что в качестве подтверждения проживания в квартире «посторонней» адвокатом Юлии Жамбаловой был представлен акт, составленный участковым инспектором полиции. Но суд признал его недопустимым доказательством, так как акт был составлен в отсутствие самого Зорикто Жамбалова. Хотя, как отмечено в решении суда, препятствий для его участия в данной процедуре не имелось, письменные объяснения ювелира полицейский почему-то не посчитал нужным получить.

Кроме того, Юлия Жамбалова обращалась в суд по вопросу «об осуществлении прав доступа в отношении ребенка». Можно предположить, что речь шла об определении порядка общения ее бывшего мужа с дочерью.

Странный дом

В 2017 году заявление против известного ювелира написала в полицию родственница Юлии Жамбаловой. Она обвинила его в незаконном проникновении в жилище. Было возбуждено уголовное дело.

По этому факту Зорикто Жамбалов пояснял, что вел переписку со своей тогда еще женой, чтобы узнать, где она находится вместе с их дочерью. Получив сообщение, что они в доме ее сестры, он приехал туда и зашел внутрь через незапертую дверь. Но их там не оказалось. За свой визит ювелир попал под следствие. Дело завершилось судебным штрафом.

Валентина Жамбалова, мать ювелира, не исключает, что приезд ее сына в дом родственников Юлии мог быть целенаправленно спровоцирован. У этого дома, расположенного на Левом берегу, кстати, очень странная история. В ходе следствия по делу о «незаконном проникновении обитатели дома давали показания, что являются его собственниками. Об этом же сообщала и сама уполномоченная по правам человека.

В частности, родственник Юлии Жамбаловой утверждал, что приобрел этот дом у некой Агыровой в 2005 году. Но по договору эта дама являлась представителем одного из агентств недвижимости Улан-Удэ. И обязалась не продать дом, а «обеспечить покупателю покупку жилого объекта». То есть оказать риелторские услуги.

Согласно данным Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, сведения в ЕГРН о собственниках этого дома отсутствуют. Проще говоря, право собственности на него никем не оформлено. 

Получается, что родственники Юлии Жамбаловой и она сама давали на следствии, мягко скажем, не вполне точные показания относительно права собственности на дом?

В федеральном БТИ имеется технический паспорт, в котором есть запись от 21 августа 2006 года о том, что пользователем дома является не Агырова и не Гыпыловы, а Бальжанова Баярма Викторовна. Эта женщина унаследовала дом после смерти своего отца, что подтверждено свидетельством о праве на наследство. Сегодня она живет в одном из сельских районов Бурятии, является инвалидом. А на земле ее отца поселились близкие родственники уполномоченной по правам человека в Бурятии Юлии Жамбаловой. Есть документ, где она сама указывает этот адрес в качестве своего места жительства. Можно предположить, что после наступления срока приобретательной давности будут предприняты юридические действия по оформлению участка в собственность.

Поскольку этот срок уже приближается, редакция просит считать данную публикацию официальным заявлением в прокуратуру Республики Бурятия, проверить изложенные сведения и принять меры по защите имущественных прав инвалида Бальжановой Баярмы Викторовны.

Иллюзии семейного счастья

Семейные отношения Юлии и Зорикто Жамбалова ранее не раз становились предметом публичного обсуждения. В марте 2017 года несколько сетевых ресурсов опубликовали скриншоты поста Зорикто Жамбалова на странице в Facebook со словами: «Я устал от лжи и угроз. Неужели все чиновники такие?..». Сам пост, в котором шла речь об обстоятельствах семейной жизни, был им быстро удален.

Поводом для него послужило интервью Юлии Жамбаловой в прямом эфире ГТРК «Бурятия». В нем уполномоченная по правам человека подробно рассказала, как они встречают этот праздник в семейном кругу: посещают дацан, поздравляют старших, родителей, сами ждут гостей. «Дети должны это перенимать, должны это видеть в своей семье», - подчеркнула она.

Юлия Жамбалова не уточнила, какую именно семью имеет в виду. Между тем уже достоверно известно, что на момент ее телеинтервью с радужными описаниями семейного празднования Сагаалгана их отношения с мужем были фактически разорваны.

Чужая семья – потемки. Особенно распавшаяся семья. Но здесь речь идет не просто о семье, а о поступках публичного политика, занимающего высокую должность и призванного защищать людей от произвола. А также об искренности, гуманности и умении прощать.

Мы не делаем никаких выводов. Но поневоле задаемся нериторическими вопросами: почему Юлия Жамбалова прибегает к помощи правоохранительных органов в выяснении отношений с бывшим супругом? Не влияет ли такое взаимодействие по личным вопросам на выполнение обязанностей по защите прав граждан, в том числе от неправомерных действий сотрудников силовых структур?

Станислав Сергеев, «Номер один».
^