25.02.2019
В Бурятии наука может оказаться на обочине

На прошлой неделе произошли знаковые события, которые позволяют сделать вывод об активизации процессов закукливания российского общества и отгораживания его от мировой цивилизации. Депутаты Госдумы, в том числе «единороссы» из Бурятии Николай Будуев и Алдар Дамдинов, проголосовали в первом чтении за «суверенный» Интернет, отделенный от мирового. Тем не менее пока остается надежда, что непоправимые процессы еще не запущены.

Вспомнить все

Запрет, пусть пока и в отдаленной перспективе, на общение с миром  звучит угрожающе и вызывает в памяти времена установки железного занавеса между нашей страной и ведущими мировыми державами в послевоенное время. Напомним, что во времена СССР руководство страны лишило население возможности выезжать за рубеж (для компенсации была придумана передача «Клуб путешественников» Юрия Сенкевича) и получать из внешнего мира любую информацию. Например, западные радиопередачи объявлялись вражескими и глушились.

Сегодня в стране начинаются схожие процессы, и возникает вопрос - принесет ли это пользу стране или отбросит нас к состоянию Венесуэлы или Северной Кореи? Ведь, помимо отгораживания от мирового Интернета, в России начинают раздаваться и призывы запрета на выезд за границу. Правда, пока отдельным слоям населения. Например, сотрудникам правоохранительных органов Бурятии и военным с 2015 года запрещены поездки в сотни стран мира, в том числе в Тайланд.

Впрочем, для силовиков крепостнический статус хоть и является досадным (особенно для среднего и высшего звеньев, получающих высокие зарплаты), но все же он оправдан. Поскольку существуют определенные ограничения в связи с гостайной. К тому же Вьетнам, Китай и Кубу силовикам оставили - туда ехать можно.

Более опасен для общества прозвучавший на днях призыв к запрету выезда за границу для молодых ученых.

Так, академик Российской академии наук (РАН) Георгий Георгиев заявил о необходимости принятия закона, запрещающего выезд за рубеж молодых специалистов. По мнению академика, поскольку студент бесплатно учился, то перед эмиграцией он должен либо вернуть деньги государству либо 15 лет поработать в народном хозяйстве.

Устаревшие установки

В научном сообществе Бурятии подобные призывы расценили как «дикость и глупость».

- Георгию Георгиеву - 86 лет, и он сделал карьеру во времена СССР, когда ученые практически не выезжали за границу с целью обмена опытом, - считает член Общественной палаты РБ, кандидат наук Евгений Кислов. - Однако сформированные тогда у г-на Георгиева установки безнадежно устарели - ведь сегодня российская наука уже не в состоянии развиваться без контактов с западными научными и образовательными центрами.

По словам Евгения Кислова, запрет на выезд за границу молодых ученых, если вдруг он случится, лишь усилит наметившееся в последние годы отставание российской науки.

-  По многим перспективным направлениям у нас в стране нет необходимой базы для работы, поэтому ученые уезжают за границу для продолжения исследований, - считает он. - Причем не все там остаются, многие возвращаются, получив уникальный опыт работы по тем направлениям, которые у нас в стране находятся в зачаточном состоянии. И это ценнейший ресурс для страны.

В то же время ученый отметил, что для Бурятии, если планы Георгиева воплотятся, это мало что изменит, поскольку сама тема неактуальна.

- Академической мобильности в Бурятии как не было, так и нет, а гонку с другими вузами за бюджетные вливания регион проиграл вчистую. И если без академической мобильности российская наука будет отброшена на обочину мира, то наука Бурятии - на обочину России.

Добавим, что дичайшая даже для такой консервативной организации, как РАН инициатива по запрету выезда для ученых, вызвавшая жесточайшее неприятие демократической общественности, не получила поддержку Министерства образования и науки РФ.

- Мы будем действовать в режиме мотивации ученых для обеспечения возможностей научной деятельности в стране, а не искусственного ограничения выезда из нее, - успокоил общественность глава ведомства Михаил Костюков.

Тем не менее подобные заявления, которые, правда, вскоре дезавуируются чиновниками, все же вносят смуту в умы россиян. Подстегивая настроения, особенно у молодежи, уезжать из страны.

Выбор из двух неизвестных

Дело в том, что с 2000-го по 2014 годы Россия, пусть и спотыкаясь, но в целом последовательно шла верным курсом - глобализации и интеграции с цивилизованным миром. Это был период взаимовыгодного сотрудничества с западным миром (дорогие нефть и газ в обмен на американские доллары и импорт), когда, по сравнению с 90-ми годами, уровень жизни олигархов вырос в миллионы, а населения - в несколько раз.

Но потом там, наверху, в головах верхушки что-то замкнуло и чиновники решили пободаться с Западом. Причем имея в загашнике лишь 1,8% мирового ВВП, верхушка попыталась выйти из установленных мировым сообществом правил, «нагнув» западную элиту в своих интересах.

Это страшно напугало, но одновременно и сплотило Запад, вызвав жесткие ответные санкции. Ничего противопоставить которым, как вскоре выяснилось, Россия не смогла. В результате сегодня в российской верхушке наблюдается борьба между двумя группами влияния.

Одни говорят, что победить Запад уже не получится и необходима перезагрузка наших отношений. Чтобы снова занять свою нишу в мировом разделении труда и в перспективе снять санкции, калечащие российскую экономику, прежде всего, нефтегазовый сектор. Другие, их еще называют изоляционисты, предлагают самим отгородиться «железным занавесом», стране перейти на самообеспечение, начать массово печатать рубли, отказавшись от того же Интернета и в перспективе импорта. Одновременно начать гонку вооружений и постоянно угрожать Западу ядерной войной.

Несвоевременная инициатива

Видимо, не совсем адекватная инициатива г-на Георгиева была направлена на то, чтобы попытаться заработать себе очки в группе изоляционистов (добавим, что инициативу поддержал представитель силового блока «ястреб» Дмитрий Рогозин).

Инициатива вице-президента РАН была признана несвоевременной и вредной на данном этапе, но силы, которые противятся самоизоляции России, еще держат оборону. Впрочем, равновесие весьма хрупкое: чтобы, например, в «нулевые» поднять уровень жизни или протянуть в Бурятии Интернет и сотовую связь в самые глухие районы республики, понадобились многие годы упорного труда. А чтобы скатиться до уровня Северной Кореи или Венесуэлы, потребуется всего лишь пара лет быстрым шагом. Ломать - не строить. Этому мы за свою историю научились.

Дмитрий Родионов. «Номер один».
^