26.05.2018
Бывший полицейский отсудил квартиру у жены, сославшись на временную потерю памяти

Кабанский район Республики Бурятия. Странное судебное разбирательство, странный вердикт судей, да и в целом непонятный иск. И в деле вновь фигурирует бывший полицейский, который совершенно случайно и в весьма нужный момент «немножко сошел с ума». Совсем как в нашумевшем деле о смертельном ДТП, когда водитель сбил пешехода и, временно помешавшись, сбежал с места происшествия. Позже он был оправдан по всем фронтам.

Похожая ситуация и интересное дело не так давно расследовались в суде Кабанского района. Сергей Горковенко, бывший муж Ольги Горковенко, бывший полицейский, охотник, охранник, сумел убедить суд в том, что девять лет назад он переписал квартиру на свою жену, будучи не в себе и не отдавая отчета своим поступкам. Бывшая жена только удивляется его фантазии и уверяет, что муж откровенно лжет, ради того чтобы забрать у нее жилье. Кто прав в этой ситуации, и возможно ли на самом деле «временное помешательство» или потеря памяти в «самый нужный момент»?

Развод со скандалом

Ольга Николаевна и Сергей Николаевич Горковенко прожили в браке девять лет. У каждого свои взрослые дети от предыдущего брака.  

У обоих супругов на тот момент было свое жилье. Но когда муж с женой решили открыть бизнес по производству и продаже мебели, квартиру Ольги Николаевны было решено продать и пустить средства на развитие дела. По словам Ольги Горковенко, тогда же муж решил подарить ей свою квартиру, чтобы она не беспокоилась, что теперь останется ни с чем, лишившись последнего жилья.

– Был составлен договор дарения, мы съездили в Росреестр, сделку оформили как полагается. С 2009 года я была собственником квартиры в нашем частном двухквартирном доме, – говорит Ольга Горковенко.

Какое-то время бизнес процветал, а супруги даже пришли к тому, чтобы взять под опеку ребенка из детского дома. Но через несколько лет дело развалилось, да и дружной семьи тоже как-то не сложилось.

– В 2013 году у него появилась любовница. Зашла речь о разводе. Тогда-то впервые и начались разговоры, чтобы я отказалась от квартиры. Но так как я осталась без жилья, я на этот шаг не соглашалась, – вспоминает Ольга Николаевна.

Уговоры сменились скандалами, угрозами и даже побоями. Ольга Николаевна дважды писала заявление в полицию, где, в том числе, были указаны обстоятельства их ссоры. Забегая вперед, отметим, что суд не счел нужным истребовать эти заявления из архива. Хотя тогда многое встало бы на свои места.

Когда Ольга Горковенко уже переехала от бывшего мужа, агрессия в ее адрес продолжилась. Теперь уже сын, видимо, настроенный отцом, явился к ней домой с ружьем.

– В 2014 году ко мне домой пришел его сын. С ружьем. Расчет был на то, что я буду одна. Слава богу, именно в этот момент ко мне в гости случайно пришли подружки. Иначе все могло закончиться страшно. Я тогда тоже снова подала заявление в полицию, было заведено уголовное дело – угроза оружием. Но так мой бывший муж – бывший полицейский, везде связи, все тихо-мирно замяли, – говорит Ольга Горковенко. – Тогда я поняла, что в Кабанске мне больше нечего делать, это опасно для меня, да и правды я не добьюсь.

Женщина переехала в Иркутск к своей дочери, где по сей день и проживает. А в 2017 году бывший супруг снова появился в ее жизни. Он вдруг подал иск в суд, где утверждал, что в далеком 2009 году он подписал дарственную, будучи не в себе. И совершенно не помнит этого.

Провалы в памяти

История больше напоминает анекдот. Ведь с момента оформления договора дарения прошло без малого девять лет. И, судя по исковому заявлению Сергея Горковенко, только на днях он вдруг случайно залез в свой сейф, где хранит оружие и документы, и обнаружил там договор дарения. Мужчина в суде клялся, что не помнит, как и при каких обстоятельствах он подписал эти документы.

Приведем некоторые цитаты из протокола судебного заседания.

Адвокат: – Согласно регистрационному делу Росреестра Вы и Ольга Николаевна 07.12.2009 года обращались с заявлениями о регистрации договора дарения?

Горковенко: – Я ничего не писал, не помню.

Адвокат: – Вы помните, что вдвоем ходили в Росреестр?

Горковенко: – Нет, не помню.

Адвокат: – Откуда это могло появиться?

Горковенко: – Я не знаю. Я помню, что она какие-то бумаги приносила мне домой. Я никак не мог там оказаться.

Свое временное неадекватное состояние, которым якобы и воспользовалась его супруга, Сергей Горковенко объяснил тем, что болеет и иногда у него бывают провалы в памяти, потеря сознания, длительные обмороки и прочее. Как все вышеперечисленное соотносится с тем, что мужчина неоднократно проходил медобследования, которые никогда не выявляли его болезненного состояния, что у него есть разрешение на хранение и ношение оружия, водительские права, непонятно. Как и то, что в период с 2002 года по май 2011 года он осуществлял частную охранную и детективную деятельность. На что у него также имеются все соответствующие разрешения и лицензии.

Удивительно, как человек с таким плохим состоянием здоровья все это время мог спокойно ездить на рыбалку и охоту, пользоваться оружием, ездить на работу, да еще и был общественным помощником при охране нерестового омуля.

– На протяжении 2000-х годов Горковенко через каждые пять лет проходил комиссию на право ношения оружия. И в 2009 году (когда была подарена квартира) он также прошел комиссию. Его осмотрели психиатр, нарколог, терапевт и сделали вывод, что он здоров и вменяем. Он с оружием в руках охранял людей, и все это время был болен? Как это возможно? – удивляется адвокат Сергей Новолотский.

Но судья словно не слышала его доводы. Согласно решению Кабанского районного суда договор дарения был признан недействительным, а жилье обязали вернуть в собственность бывшего владельца, то есть Сергея Горковенко. «В момент совершения сделки в силу имеющегося у него заболевания он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими. Что совершил сделку, он понял только в 2017 году, когда обнаружил копию договора дарения», – гласит решение суда.

Недоверие к экспертизам

Такому решению немало поспособствовали и медицинские экспертизы, назначенные судом, которые подтвердили его болезненное состояние. Правда, у Сергея Новолотского есть основания не доверять этим документам.

– Истец – бывший сотрудник уголовного розыска, опер. Он долгое время работал в Кабанском РОВД. Я говорил судье первой инстанции, что у Горковенко есть связи в правоохранительных структурах, он столько лет там проработал. Я предлагал, давайте назначим и проведем точно такую же экспертизу в Иркутске, а не в Бурятии. Но мне было отказано в этом ходатайстве, – сетует правозащитник.

Верховный суд также встал на сторону Горковенко, оставив в силе решение районного суда.

И хотя на суде об этом не было и речи, из тех самых экспертиз вдруг выяснилось, что Горковенко даже лежал в больнице в тот самый период времени, лечился у невролога. И даже нашлась карта стационарного больного Горковенко С. Н. Однако Сергей Новолотский сомневается и в ее подлинности.

– Мы ждем результатов экспертизы по давности составления этой карты. Я сомневаюсь в том, что она была составлена в 2009 году. Также будет назначена почерковедческая экспертиза. В случае если экспертиза подтвердит, что карта написана не десять лет назад, а совсем недавно, то дело будет открыто по вновь открывшимся обстоятельствам, – говорит Новолотский.

По мнению адвоката, судом были совершены явные ошибки.

– Суд приобщил к материалам дела медицинские карты Горковенко, однако в судебном заседании они так и не были исследованы. И даже в описи материалов дела и в помине не было этих карт. Почему мне даже не дали с ними ознакомиться? – не понимает правозащитник.  

Была или нет допущена судебная ошибка, мы утверждать не можем. Возможно, Сергей Горковенко действительно приезжал в Росреестр и подписывал все документы, будучи в забытье. И вплоть до 2017 года он благополучно забыл об этом. Чего только в жизни не бывает, правда?

Тем более что на днях мы писали о страшном ДТП в Кабанском районе, виновник которого не только сбил насмерть женщину, но и сбежал с места происшествия вместе с ее останками. Мужчину, сидевшего за рулем, оправдали, в том числе и потому, что некая экспертиза показала, что у водителя на тот момент случилось «временное психическое расстройство, которое он купировал самостоятельно через несколько часов».

Похоже, Кабанский район вскоре станет аномальным населенным пунктом на территории нашей республики, где бывшие полицейские один за другим сходят с ума, правда, на весьма выборочный и короткий промежуток времени.

Василиса Шишкина, «Номер один»
^