23.05.2020
Как известно, аэропорт Улан-Удэ плохо развивался в 90-е и «нулевые»

Одна из причин отставания - дороговизна авиатоплива, что увеличивало издержки авиакомпаний.   ООО «Аэрофьюэлз Улан-Удэ» с начала 90-х годов занимало монопольное положение в аэропорту, заправляя самолеты по тем ценам, которые ей хотелось.

В результате соседние аэропорты предоставляли авиакомпаниям более выгодные условия обслуживания, а наш «Байкал» проигрывал конкуренцию за пассажиров и грузы. Лишь в конце 2019 года комиссия Бурятского УФАС России признала единственного в аэропорту «Байкал» поставщика услуг по хранению авиационного топлива и заправке воздушного судна нарушившим положения федерального закона о защите конкуренции. Это, по мнению антимонопольщиков, «могло привести к ущемлению интересов конечных потребителей – авиакомпаний и их пассажиров».

Проблему удалось решить только в феврале 2020 года, когда в аэропорту «Байкал» появился еще один оператор - АО «ТЗК «Славнефть-Туношна»,   предложив клиентам вменяемую цену авиакеросина и технических жидкостей. Цены на то же авиатопливо упали в среднем на 20%. 

- Это позволило аэропорту «Байкал»  использовать выгодное географическое положение на пути между Европой и Азией, - сообщил коммерческий директор аэропорта Дмитрий Гармаев. -  Речь о технических посадках крупных грузовых воздушных судов. Сейчас с дозаправкой в Улан-Удэ на пути в европейские страны летят самолеты из КНР - Шанхая, Шэньчжэня.

Дело в том, что российские и иностранные грузовые авиакомпании пролетали мимо Улан-Удэ, где топливо, мягко говоря, «кусалось». Но как только авиакеросин стал конкурентным, то уже в марте-апреле в аэропорту «Байкал» совершили посадку для дозаправки топливом шесть грузовых АН-124 («Руслан»). Последние следовали из юга Китая в Европу с медицинскими грузами, в основном с масками. В результате вполне ощутимую выгоду стали получать наш аэропорт, топливо-заправочные комплексы, нефтяники, бюджет, грузовые компании и даже грузополучатели. Ведь ликвидация монополизма в аэропорту позволила загружать больше грузов в транзитные самолеты, садиться на дозаправку в Улан-Удэ, а не тащить лишнее топливо из Китая в Европу.

- Если для пассажирской авиакомпании стоимость топлива составляет около 30% в затратах на рейс, то для грузовых - около 60%, - подчеркнул Дмитрий Гармаев. - Значение цены топлива сложно переоценить.  

Сегодня трудно подсчитать, сколько сотен миллионов рублей недосчиталась республика из-за того, что на локальном рынке вовремя не   ликвидировали топливную монополию. Ведь, помимо грузовых перевозчиков, выгоду получают и пассажирские авиакомпании, что позволит надеяться на снижение стоимости авиабилетов на полеты из аэропорта Улан-Удэ. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^