28.06.2020
Подключение животноводческих  точек  к электричеству обрастает скандалами

Призывы развивать сельское хозяйство Бурятии, увещевания в адрес людей не уезжать из сел в Улан-Удэ наталкиваются на суровую реальность. Много ли людей захотят жить на животноводческой стоянке, где нет, к примеру, нормального электроснабжения? Ответ очевиден - немного.

«Номер один» уже касался темы «электрической» ситуации в республике. Продолжим ее. Ведь общеизвестно, что сегодняшний уровень работы «МРСК Сибири» по развитию сетевого хозяйства очень сильно не соответствует реальным потребностям Бурятии.

На сельских просторах слабая работа МРСК стала не просто препятствием к повышению качества жизни граждан, а, по словам сельчан, тормозит развитие местной экономики.

Вот так партнерство...

Предприниматель из Еравнинского района Олег Сорокин выиграл у «МРСК Сибири» уже третий суд. На протяжении долгого времени энергетическая компания пытается не исполнить взятые на себя обязательства по присоединению его ИП к электричеству. 3 июня МРСК проиграла уже в Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа в Иркутске.

Когда в январе 2018 года предприниматель заключал с МРСК договор об осуществлении технологического присоединения, он даже не думал, во что выльется партнерство. В течение года энергетическая компания обязалась присоединить объекты ИП (животноводческую стоянку и маленькую пилораму) к централизованной системе электроснабжения. Сорокин хотел дальше развивать свое дело.

Срок договора составлял год. Увы, все осталось на бумаге. Сельчанин полностью оплатил счет за присоединение, однако так и не дождался его.  Более того, энергетики подали иск о расторжении договора.

Свое поведение компания «МРСК Сибири» объяснила тем, что специалисты, выехав на место, выяснили, что в 8,5 километра от животноводческой стоянки - в селе Мухор Кондуй Забайкальского края - проходят сети другой сетевой организации (армейского АО «Оборонэнерго»). Сославшись на свое толкование какого-то подзаконного акта, МРСК сказала, что предприниматель должен был направить заявку той   компании, так как ее сети находятся на наименьшем расстоянии от его земельного участка. Компания даже сделала расчет: работа по обеспечению   хозяйства Олега Сорокина электроснабжением обойдется ей примерно в 42 млн рублей, а АО «Оборонэнерго» - в 18 млн.

Возмущенный сельчанин подал встречный иск.

Суд встал на сторону предпринимателя. Он указал, что «невозможность исполнения обязательств должна иметь объективный характер, то есть не зависящий от воли сторон, а не определяться субъективным подходом в определении цены исполнения для иной сетевой организации  после проведенных расчетов на стадии исполнения договора».

Энергетикам отказали в удовлетворении иска. А встречный иск, наоборот, был удовлетворен. Помимо того, что «МРСК Сибири» обязали в течение трех месяцев после вступления решения в силу произвести присоединение к электросетям, с компании взыскали в пользу предпринимателя неустойку и оплаченную им госпошлину. В ответ компания вступила в юридическую битву.

Разгром за разгромом

Апелляционный суд подтвердил решение первой инстанции, подчеркнув, что «истец необоснованно уклоняется от исполнения условий договора».

Удивление суда вызвал и срок подачи компанией иска: «иск   заявлен тогда, когда договор должен быть исполнен сетевой организацией, то есть исполнение   затягивалось  уже один год». Плюс ко всему   законодательство РФ отводит сетевым компаниям несколько дней для рассмотрения заявок от потенциальных клиентов, запроса уточнений и т. д. Энергетикам резонно заметили: а почему, рассматривая заявку, вы не выяснили моменты, которые потом положили в основу иска о расторжении договора?

Может быть, тогда армейских сетей не существовало? Нет, они были. «Как были электрические сети третьего лица – АО «Оборонэнерго» - в с. Мухор Кондуй Читинского района до направления заявки, так     и остаются там после заключения договора. Также расстояние, на котором находятся сети истца от энергопринимающих устройств ответчика, само по себе о невозможности исполнения не свидетельствует», - заключил суд в Чите.

Собственно говоря, у «Оборонэнерго» в приоритете то, что хоть как-то связано с деятельностью российской армии, что видно даже из его названия. Гражданские животноводческие стоянки не совсем его профиль.

3 июня «МРСК Сибири» проиграла третий суд в Иркутске, где пыталась обжаловать читинское решение. Видимо, теперь  компания поднимет еравнинское дело на уровень Верховного суда РФ.

ИП Сорокин: «Меня это поражает»

«Номер один» связался с предпринимателем.

- Вас не удивляет упорство энергетиков?  - спросили мы.

- Не знаю, почему они так упираются. Меня это не просто удивляет, а поражает. Я все сделал, что требовалось, они мне направили договор, все оплатил. Как положено, установил счетчик, сделал заземление, затратил на это определенную сумму. А потом пошло-поехало, - говорит Олег Сорокин.

Сельчанин отметил, что, несмотря на череду выигранных судов, у него сейчас нет никакой информации, как у МРСК продвигаются дела по присоединению его хозяйства к электросистеме.

- Ни разу не позвонили, письма не прислали, ничего нет... Поначалу письма были, а потом тишина. Теперь я намерен добиваться исполнения решения суда с помощью судебных приставов. Слышал, что МРСК подала заявление в суд первой инстанции, чтобы ей еще срок продлили. Непонятно, куда еще пролонгировать? У них год был на присоединение, а до сих пор ничего нет, тянут время, - возмущается наш собеседник.

В сфере деятельности предпринимателя  - 70 тыс. гектаров охотничьих угодий в Еравнинском районе. Есть пастбище. 

- Охота, рыбалка, с Бурприроднадзором заключено соглашение. Отчитываемся, к нам выезжали, смотрели, пытались помочь. Еще у меня коневодство, два небольших табуна держу, и туризм. Также планирую заняться воспроизводством животных. Поэтому присоединение к электроэнергии очень нужно. Батареи солнечные я поставил, есть дизели, но это дорого. Небольшая пилорама для собственных нужд работает от дизеля. Покупать материал, чтобы построить охотничьи домики - где столько денег наберешь, - делится Олег Сорокин.

Упомянутые животные — это маралы. Их разведением он планировал заняться после присоединения к электросистеме - организовать мараловую ферму.

-  Планы затормозились, жду, когда подведут провода. Как только будет свет - начинаю работать с маралами, база есть. Если проблема решится, то на будущий год у меня будет поголовье. Здесь у нас проблема с водой, надо обязательно ставить глубинный насос, скважина - 130 - 150 метров. В холод вода на поверхности перемерзает. Снег, лед топим и поим животных. Например, когда мы коней содержим в закрытом помещении, надо поить. Из-за того, что не подводят электричество, не могу развиваться дальше, стою на месте, - грустно констатирует предприниматель.

Мужчина нацелен на серьезную работу. Уже имеет ряд объектов в собственности. Есть большая стоянка, домики для отдыхающих. 

- Приезжают из Улан-Удэ, Читы, Сосновоозерска, а света нет, и интерес падает у людей. Туристам в баньку вечером пойти попариться - света нет, - сокрушается Олег Сорокин.

Сельский предприниматель бьется с МРСК, конечно, не в одиночку. У него есть представители    в судах, он консультировался с высококлассными улан-удэнскими экспертами в энергетике. Последних в Улан-Удэ немного, но есть.

Сельчане учатся отстаивать права

- Это резонансное дело, - отметил нашему изданию один из авторитетных экспертов энергетической отрасли Бурятии с многолетним опытом работы, знакомый с эпопеей Олега Сорокина.

По его оценке, в Бурятии возникают затруднения с присоединением фермеров, ИП, ЛПХ к электроснабжению, и это очень распространенная проблема. 

- Вот недавно мне позвонил фермер из Закаменского района, которого тоже долго не присоединяют. Говорит, что энергетики очень просят опять продлить срок до конца года. Хозяйство находится в котловине, а вокруг горы, скальные породы - сложно строить, - рассказывает один из экспертов.

Эксперт рекомендовал пока согласиться. Однако на новую отсрочку на 2021 год уже не соглашаться, а готовиться к суду о понуждении МРСК к подключению, если его не произведут.

Сельчане, которые при содействии экспертов смогли добиться своего, передают потом их имена дальше, чтобы и у других появилось нормальное электричество.

- В 2018 году обратился знакомый из Закаменского района, я ему помог. Потом еще троим оказал помощь в оформлении документов, объяснил. А они начали объяснять другим. В итоге  сейчас, насколько мне известно, 25 - 28 закаменских гуртов обратились с заявкой на техприсоединение, и, значит, должны быть обеспечены электроснабжением», - свидетельствует о силе народной молвы эксперт.

Главная проблема – отдаленность

- Ситуация с договором на технологическое присоединение пилорамы с ИП Сорокин сложная и характеризует общую картину по Республике Бурятия – региону с высокой долей малых форм хозяйствования в производстве. Главной проблемой электроснабжения хозяйств и малых предприятий остается их отдаленность от существующих электрических сетей, - отметили «Номер один» в МРСК («Россети Сибирь»).

Для ИП плата за присоединение   установлена в 21 тыс. рублей. А проектную стоимость подключения ИП Сорокин компания сейчас оценила в 35 млн рублей (надо подготовить проект и построить воздушную линию с трансформатором). По традиции, потом МРСК будет ходатайствовать о включении понесенных расходов в тариф для категории «прочие потребители» (то есть для бизнеса).

- Рост тарифа на передачу электроэнергии для «прочих потребителей» только на 1% составляет  в деньгах  около 50 млн рублей. Получается, что данное подключение ИП Сорокин даст прирост тарифа для бизнеса Бурятии на 0,7%, - сообщила компания.

Со своей стороны, эксперты отмечают, что ежегодный рост тарифа, сколь бы много фермеров, ИП ни присоединила МРСК, не может быть слишком резким. Конечно, компания имеет право ходатайствовать о повышении хоть на 500%, представлять документы, подтверждающие расходы, но такого не произойдет.

В любом случае  развитие сельского хозяйства – задача комплексная. И если хотя бы одно колесо застрянет, то и вся телега не сдвинется с места. Камень, о который запнулась сельхозотрасль – энергетика, а конкретно – «МРСК Сибири». И так как бурятские электросети фактически находятся в частных руках, очевидного решения на горизонте пока не видно.

Петр Санжиев, «Номер один».
^