22.11.2020
Из Бурятии массово бегут врачи

Бурятия стала первым регионом в России, который был вынужден закрыть тысячи предприятий сферы услуг в связи с карантином. Москва дала команду региональным властям предпринять  меры, чтобы снизить темпы распространения эпидемии в регионе. Причиной тому стало разрушение  системы здравоохранения в Бурятии. 

Как угробили Потапова

Ярким индикатором происходящей сегодня катастрофы в здравоохранении Бурятии стала смерть от ковида на прошлой неделе первого президента республики Леонида Потапова. Если уже экс-президента Бурятии были не в состоянии спасти, то что говорить об обычных пенсионерах? Многие скажут – мол, возраст, наверное, спасти не смогли, хоть и пытались. Но есть и другая информация. 

Как мы уже сообщали, Леонида Потапова вначале положили в переделанный под ковидный стационар бывший профилакторий на Верхней Березовке. Затем, когда состояние Потапова ухудшилось, понадобился аппарат ИВЛ. Естественно, что лучшие врачи и лучшая техника сегодня сконцентрированы в ГБУЗ «Республиканская инфекционная клиническая больница», куда и повезли первого президента. Но там все было занято, и позже пациента повезли обратно, где подключили к ИВЛ, который, по слухам, работал, мягко говоря, «некорректно». 

Добавим, что, согласно закону, бывшему первому  лицу региона положено спецобслуживание. И когда родственники дозвонились до администрации президента России, сразу же последовали предложения от клиник Москвы, Новосибирска и Иркутска срочно везти пациента к ним. Но к тому времени состояние больного уже было крайне тяжелым.

В Бурятии сегодня практически ежедневно регистрируется смерть десяти человек, скончавшихся от коронавируса, и по показателям «ковидной» смертности (исходя из численности населения) республика недавно вошла в число самых проблемных российских регионов. Об этом, в частности, указывал в ходе последнего визита в регион полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев.

Кадры решают все

Между тем сегодня речь идет не только о проблемах с загрузкой коечного фонда для инфекционных больных или обеспечением техническими и лекарственными средствами, от нехватки которых  в связи с пандемией  страдают во всех регионах.

- Наш министр Евгения Лудупова лично хорошо знакома с министром здравоохранения РФ Михаилом Мурашко, они вместе учились в Москве в одной группе. Поэтому с обеспечением тестами и ИВЛ пусть и есть сложности, но не такие, как в других регионах, а скоро в республику придут три дополнительных аппарата КТ, - поведал нам информированный источник. - А вот что касается медицинских кадров, то с ними в Бурятии полная беда. 

Как отмечает источник, сегодня в республике работает максимум 30% от прежней численности высококвалифицированного медперсонала.  

- Утечка специалистов колоссальная. Например, многие уехали в богатые регионы ДФО, где врачам платят в три-четыре раза больше, чем в Бурятии, - рассказывает наш собеседник. - Фактически многие участки были оголены еще до пандемии, но сегодня ситуация осложнилась тем, что врачи сами болеют и нагрузка на оставшихся выросла многократно.

Как говорится, где тонко - там и рвется. На сегодня  многие заболевшие, особенно в Улан-Удэ, элементарно лишены какой-либо медицинской помощи и вынуждены самостоятельно лечиться на дому, поскольку все звенья здравоохранения перегружены и не справляются с работой. 

- Особенно серьезная проблема сегодня складывается на участках - в первичном звене здравоохранения, которое приняло на себя самый сильный удар, - продолжает он. - Многие врачи, особенно молодые, оказались эмоционально не подготовлены и массово уходят на больничный или увольняются. А вот возрастные врачи, прошедшие еще советскую подготовку, оказываются более стрессоустойчивыми.         
 
Однако многих опытных, пожилых врачей посадили по домам, поскольку они находятся в группе риска. А вместо них на передовую бросили студентов-медиков.  

- Проблемы были и раньше, но и нехватка кадров, «блатные» специалисты, а также недостаточно высокий уровень общей подготовки персонала по сравнению с соседним Иркутском – все это ранее в спокойной обстановке особо не проявлялось. Однако  как только возник кризис, все   сразу посыпалось, - говорит один из руководителей здравоохранения среднего звена.

«Забайкальский» фактор

Сегодня аномально высокую «ковидную» смертность в Бурятии объясняют... генетическим фактором, ссылаясь на схожие показатели  у соседей, где данные по смертности населения не многим лучше, чем в Бурятии. В частности, на сайте Министерства здравоохранения Забайкальского края было размещено интервью главного внештатного специалиста регионального Минздрава Константина Шаповалова. В котором Шаповалов, заявил: «… мы отмечаем, что у людей монголоидной расы заболевание протекает тяжелее и с более высокой летальностью  как минимум  в полтора раза».

В группе риска, прежде всего, пожилые мужчины. Это объясняется  так называемым «полиморфизмом генов, ассоциированным с тяжелым течением COVID-19», о чем говорится в исследовании РМАНПО и Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН. 

Не случайно в китайском Ухане, откуда к нам и пришел коронавирус, смертность больных была как минимум в четыре раза выше, чем в среднем по РФ, в связи с чем и были предприняты самые драконовские карантинные меры.                     

Схожие данные по тяжести заболеваний среди разных этнических групп населения были получены и врачами нашей республиканской инфекционной больницы. Источники отмечают, что «эта статистика была озвучена на одном из совещаний Республиканского штаба по коронавирусу, но потом   засекречена». Впрочем, неофициально об этом генетическом факторе сегодня говорят многие врачи, и в какой-то мере это защищает руководство Минздрава РБ от критики в связи с кризисной ситуацией в региональном здравоохранении.  

Тем не менее, как стало известно «Номер один», полпред в ДФО «требует от региона жестких кадровых решений в Минздраве РБ», однако глава республики пока не хочет махать шашкой. Видимо, власти надеются на то, что   двухнедельный карантин снизит число новых заражений ковидом и к декабрю улучшит ситуацию со смертностью в регионе. Однако этот короткий  локдаун  вряд ли что-то кардинально решит. Проблемы в здравоохранении региона слишком глубоки, чтобы за столь короткий срок можно было что-то кардинально переломить. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».  
^