21.11.2020
В деле гибели 17-летней Галины Бурчевской выявился еще один подозреваемый

Следственный отдел по Прибайкальскому району СУ СК  России завершил расследование уголовного дела по факту оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшему по неосторожности смерть человека по ч. 1 ст. 238 УК РФ в отношении водителя Александра Дыбкова. 

Последний, по версии следствия, виновен в том, что 5 января 2020 года на рейсовом автобусе  Hyundai County  не заехал в с. Батурино, где есть штатная автобусная остановка, а высадил пассажирку прямо на дороге. По мнению следствия, тем самым водитель оказал пассажиру смертельную «услугу», поскольку в условиях темноты летящая встречным курсом машина экс-вице-спикера Народного Хурала Баира Жамбалова протаранила переходившую дорогу несовершеннолетнюю Галину Бурчевскую.

«Сэкономил» время 

Как известно, любая авария, а тем более со смертельным исходом, является сочетанием нескольких факторов, в том числе элементарного разгильдяйства и пренебрежения правилами дорожного движения. В случае с водителем Дыбковым были нарушены «Правила перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом» №112, которые должен знать каждый водитель автобуса. В них, напомним, существует пункт, согласно которому нельзя высаживать пассажира на автодороге  вне зоны специально отведенных остановочных карманов или остановок. 

Согласно маршрутным документам, а водитель осуществлял перевозку пассажиров по рейсу «Улан-Удэ – Кика» официально, автобусная остановка находилась в нескольких сотнях метров ниже, возле православного храма в с. Батурино. Обычно водитель заезжал в село,  высаживал на остановке  пассажиров и снова выезжал на трассу. Несколько минут времени. Однако в этот раз Дыбков спешил и не заехал в поселок.

- Я убежден, что если бы водитель действовал строго по инструкции и высадил ребенка не на обочине, а на автобусной остановке в селе, то Галина Бурчевская осталась бы жива, а Жамбалов с компанией проехали бы мимо села, и никто бы не пострадал, - говорит адвокат Андрей Налетов. - Поэтому нарушение по ч. 1 ст. 238 УК РФ, на мой взгляд, очевидно, и довольно странно, почему в этом простом деле до сих пор не понес никакой ответственности нарушитель, действия которого стали одной из причин этой трагедии?

Действительно, в деле много странностей. Так, Самвел Донаканян, следователь, который вел предварительное следствие по водителю, похоже, недостаточно качественно провел работу и с материалами дела, и с самим подозреваемым. Ведь последний, когда в отношении него возбудили дело, поначалу раскаялся, признал свою вину в содеянном и даже  написал ходатайство о прекращении уголовного дела и назначении ему штрафа (около 100 тыс. рублей). Это, похоже, устроило все стороны - и следствие, и водителя, и пострадавших. 

- Мы бы не стали обжаловать решение суда в случае назначения ему штрафа, главное, чтобы водитель признал свою долю вины в гибели моей дочери, - сообщил отец погибшей девушки Максим Бурчевский.

В результате сделка стала основанием для направления материалов дела в Прибайкальский райсуд в так называемом «особом порядке». Подразумевающем, что когда обвиняемый полностью признает свою вину, дело прекращается, и суд вправе назначить ему минимальное наказание, и часто оно в виде судебного штрафа.

Кто не без греха

Однако на заседании Прибайкальского райсуда в апреле 2020 года Дыбков в присутствии своего адвоката Валерия Грехова  неожиданно отказался  от признания своей вины. В связи с подобным разворотом  суд «не усмотрел оснований для прекращения уголовного дела в отношении Дыбкова и назначения ему меры уголовно-правового характера в виде штрафа». Уголовное дело возвратили в Следственный комитет для исправления недостатков. 

Что должен был сделать следователь по этому достаточно простому делу? Просто переоформить материалы и снова направить дело прокурору и далее в суд. И поскольку от признания своей вины и штрафа подозреваемый водитель в суде отказался, то следствие вряд ли уже стало бы настаивать на столь мягком наказании. Скорее всего, прокурор мог потребовать наказания, связанного уже с лишением свободы. Ведь по закону ч. 1 ст. 238 УК РФ предполагает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 500 тыс. рублей.

Однако с апреля прошло уже более полугода, а дело до сих пор, по нашим сведениям, находится в Следкоме. Пока непонятно, почему так тянется вопрос с повторным направлением дела в суд, если все доказательства давно собраны? С риском полного прекращения дела в отношении нарушившего правила водителя? Не исключено, что рядовой водитель Дыбков в обычной ситуации давно был бы осужден, если бы его дело не находилось на орбите у более серьезного уголовного дела по смертельному наезду на Галину Бурчевскую. Где, напомним, вначале подозревался бизнесмен  Галуст Пилосян, а затем бывший главный «единоросс» Бурятии Баир Жамбалов.

И если вначале осудят Александра Дыбкова, то затем могут осудить и Баира Жамбалова. У последнего, судя по всему, и в республике, и на уровне федерального центра  немало серьезных покровителей. В этих условиях чего удивляться, что и следствие, и прокуратура на местах демонстрируют нерасторопность, нехарактерную для столь простых, казалось бы, уголовных дел. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^