14.03.2020
В Чивыркуйском заливе ученые лишились права занимать землю нацпарка под научные исследования

Побережье Байкала последовательно продолжают зачищать от экономических и научных объектов. Не исключено, что когда-нибудь вместо центра изучения экосистемы мы увидим отель для обеспеченных туристов.

Баргузинский райсуд отказал Институту общей и экспериментальной биологии Сибирского отделения РАН (БИБ СО РАН) в праве постоянного (бессрочного) пользования земельным участком в местности Монахово, который с 70-х годов использовался бурятскими учеными для изучения рыб. 
Суд указал отменить регистрацию земельного участка и фактически создал почву для уничтожения уникальной научной лаборатории. 

На суде представители «Заповедного Подлеморья» обозначили свою позицию так:

«На территории национального парка запрещается любая деятельность, которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам растительного и животного мира, в том числе эксплуатация хозяйственных и жилых объектов. За исключением объектов туристской индустрии, музеев и информационных центров и административных объектов национального парка».

По мнению представителей нацпарка и прокуратуры, если ученые не имеют прав собственности на участок земли, то, значит, неправомерно им пользуются, а это «влечет угрозу нарушения природоохранного режима». Не исключено, что земли приглянулись для иных целей и ученых, от которых нет сиюминутной экономической выгоды, решили выставить вон.  

Директор ФГБУ «Заповедное Подлеморье» Михаил Овдин, со своей стороны, сообщил, что судебный иск   подан по причине того, что институт в 2018 году зарегистрировал права на земельный участок под научным стационаром «втайне, не поставив в известность нацпарк». Тем более что земельный участок под лабораторией  расположен в границах «Заповедное Подлеморье» и подпадает под жесткие экологические ограничения. 

Фундаментальные исследования

Во времена СССР к науке подходили основательно, ученые не сидели в академических зданиях, как сегодня, а занимались практической работой, что называется, в «поле». Так, в марте далекого 1977 года тогда еще Баргузинский аймачный Совет депутатов выделил  Сибирскому отделению академии наук СССР (в лице Бурятского научного центра) около 0,3 гектара в местности Монахово для строительства Чивыркуйского биоценологического стационара. Где изучали рыбные запасы, прежде всего, омуля.

В 1984 году решением Усть-Баргузинского поселкового Совета к земельному участку был присоединены еще 0,1 гектара, бывшего в пользовании тогдашнего заведующего лабораторией и профессора Павла Олдака. Далее институт биологии приобрел расположенный рядом деревянный дом с надворными постройками у гражданина Бондаренко. Все эти участки были зарегистрированы за БИБ СО РАН, оформлены государственными актами на пользование земли. 

Фактически речь шла о небольшой научной базе с несколькими деревянными домиками, в которых проживали во время летних экспедиций ученые. Последние имели несколько моторных лодок, с помощью которых в акватории Чивыркуйского залива отбирались пробы рыб с последующим их изучением в лаборатории. 

Долгие годы результаты научных исследований по омулю, другим рыбам,   их зараженности паразитами и в целом состоянию рыбных запасов  использовались Улан-Удэ и Иркутском для мониторинга ситуации на Байкале. Параллельно исследовались редкие и исчезающие виды гидробионтов, чайки, нерпы, осуществлялись научные работы по изучению влияния чужеродных рыб и растений, в том числе ротана и  элодеи канадской на эндемики Байкала. Эти данные заинтересовали и ученых из США. Которые в 90-е годы проводили совместно с учеными БНЦ экспедиции на Байкале, изучая проблемы биологического загрязнения крупных водоемов. 

Сегодня работы на научном стационаре Института общей и экспериментальной биологии идут каждое лето. Однако в конце декабря 2019 года решением Баргузинского райсуда пребывание ученых на Байкале было  фактически  поставлено вне закона. Решения о госрегистрации права постоянного (бессрочного) пользования за федеральным институтом признали незаконными, и ученые «повисли» между небом и землей, попав в ситуацию  самовольщиков.

Схватка с учеными

Заместитель директора института  биологии Андрей Очиров, заявил, что решение первой инстанции будет оспорено в Верховном суде РБ. По его словам, предыстория этого вопроса началась еще в 2015 году, когда  в институте прошла плановая комплексная проверка Сибирского отделения РАН.

- Как выявила ведомственная проверка, земля под научным стационаром в Монахово  была закреплена за нашим институтом лишь на правах оперативного управления, - говорит Андрей Очиров. - А право постоянного (бессрочного) пользования на земельные участки не было зарегистрировано. Нам  указали устранить данное нарушение, что и послужило причиной регистрации права постоянного (бессрочного) пользования на три земельных участка в Монахово. Тогда же институт зарегистрировал право собственности Российской Федерации на эту землю в Управлении федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РБ. Ни у кого вопросов на этот счет и не возникло. 

Министерство науки и высшего образования РФ, которое, по словам Андрея Очирова, представляло интересы Российской Федерации в данном вопросе, согласовало вопрос о предоставлении Институту общей и экспериментальной биологии  право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками. 

Но, как известно, если из фундамента дома выдернуть подпорку, то может разрушиться весь дом. Так вышло и тут, когда выстроенную систему научных работ на Байкале лишили почвы из-за, казалось бы, небольшой ее базовой части.

Михаил Овдин заявил, что на суде ответчики не представили никаких подтверждающих документов на спорный земельный участок. Однако для ученых на суде стало сюрпризом то, что Баргузинский районный Совет народных депутатов, закрепив в 80-е годы за институтом в бессрочное и бесплатное пользование три земельных участка под научный стационар, совсем недавно  внезапно отменил эти решения. Тем самым все последующие акты по земле   признаны судом ничтожными.

- Например, срок действия 25-летнего договора о землепользовании, заключенный еще в 1993 году между нацпарком и Институтом биологии, истек и не был пролонгирован, - отметил он. - Почему это не было сделано, почему об этом не позаботились раньше, непонятно. И сегодня никаких правовых оснований для нахождения научного учреждения на природоохранных землях нет.

Ученые говорят, что они не хотят ни с кем воевать, а просто стараются обеспечить возможность проводить научные изыскания на Байкале. Однако для этого им нужен статус, а не проживание в Монахово на птичьих правах, как определил недавно Баргузинский райсуд.

Золотая земля Монахово

В последнее время то и дело вспыхивают споры по землям в Монахово. Конечно, это можно считать совпадением  или «наведением порядка» с границами земель на территории нацпарка. А возможно, и то, что руководство «Заповедного Подлеморья» ускорило судебные тяжбы с научным учреждением в связи с планами по строительству на соседнем земельном участке в местности Монахово VIP-отеля на восемь мест стоимостью 65 млн рублей. Не исключено, что научный стационар просто мешает планам по строительству не столько отеля, сколько большой автостоянки для туристов, для которой сейчас не хватает места. Поскольку на участке с одной стороны находится гора, а с другой — заболоченный участок. Причем с другой стороны будущей стройки расположены частный дом и земельный участок местной жительницы Анастасии Дубининой.  Семья Дубининых с начала 80-х годов живет в Монахово и ведет долгую борьбу за право жить на своей земле. Нацпарк пытался выселить Дубининых, но после вмешательства общественности временно прекратил судебные тяжбы. И, похоже, «природоохранители» сосредоточили свои силы на том, чтобы разобраться с другими соседями - Институтом биологии.

Ученые говорят, что первые здания в Монахово, которые сегодня принадлежат институту, были построены еще в 1970 году. И это подтверждается документами. Нацпарк появился позже, в 1986 году. Соответственно, «право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком у Института общей и экспериментальной биологии возникло раньше, чем у нацпарка». Закон обратной силы не имеет.

- Научные изыскания на Байкале сегодня находятся под угрозой, идет массовое сокращение финансирования науки, что недопустимо. Тем более в столь очевидных формах, как фактическое признание научного стационара  самоволкой, - считает член Общественной палаты РБ, эколог Евгений Кислов.
По словам ученого, сокращение научных изысканий и научно-обоснованного мониторинга Байкала приводит к непоправимым ошибкам для населения, живущего на озере.

- Ученые  в связи с нехваткой данных не смогли определить главный фактор «сокращения популяции омуля  на Байкале», а он был связан с резким потеплением последних лет, когда ценная рыба просто ушла на холодные глубины, - говорит  Евгений Кислов. - Однако эта ошибка привела  к запрету промышленного и любительского вылова омуля в 2017 году, из-за чего рыбаки на Байкале лишены работы,  и это поставило их на грань физического выживания.

В последнее время население на берегу Байкала лишают средств к существованию - рыбной ловли, заготовки древесины. А теперь ненужной оказывается даже наука. В интервью нашему изданию директор нацпарка Михаил Овдин заверил, что, несмотря на то, что научный стационар находится не на своей земле,  сносить его не будут. И все же, что значат простые обещания против юридических оснований? Птичьи права ученых не будут иметь никакого значения, как только на горизонте появится первый инвестор. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^