15.03.2020
74-летняя жительница Бурятии взорвала интернет  

Известной «бабушке-блогеру» Намжилме Нанзатовне Бальжинимаевой уже 74 года.  Она знаменитость – с ней здороваются и обнимаются депутаты, министры, бизнесмены и политики, которым не стесняется говорить правду в глаза. 

На улице ее приветствуют незнакомые люди, а ведь широкая известность к ней пришла на седьмом десятке, когда она освоила интернет, создав собственный сайт, направленный на  развитие бурятского языка. «Бабушка-блогер» всегда задает вопросы, которые не решаются задать другие. Именно благодаря ее вопросу  появился мем «супер-республика», так полюбившийся в интернете. 

В Кремле

Два года назад она переехала в Агу, перестав посещать все важнейшие общественные мероприятия Улан-Удэ. И вдруг на праздновании Сагаалгана в Кремле  мимо Спасских ворот, как всегда, в национальном костюме и островерхой шапочке, с фотоаппаратом на плече  решительно прошла Намжилма Нанзатовна. Узнав, что в Москве состоится беспрецедентное торжество, пенсионерка тут же купила билет на самолет.

- В истории еще не было, чтобы бурятский Сагаалган праздновали в Кремле, и я решила, что это стоит увидеть. Помню время, когда этот праздник был запрещен. В моем детстве его тихо праздновали на чабанской стоянке. Не афишируя, тайком. Нам, детям, не говорили, что это за праздник, но давали конфеты, вытаскивали спрятанные статуэтки бурханов и вывешивали танка – изображения божеств, - вспоминает Намжилма Нанзатовна. - Интересно, что Сагаалган в Кремле в послании президента был назван буддийским, но ведь он был еще при  Чингисхане, до прихода буддизма. В 1990 году я была беременной третьим ребенком, поехала мыться и увидела, как толпа идет в Оперный театр. Любопытство мое взяло верх, и я зашла. На сцене шел молебен в честь признания Сагаалгана государственным праздником. Я не плакала, но слезы текли и текли. Не выскажешь, какая это была радость. Потому,  узнав про Сагаалган в Кремле,   тут же собралась. И такая гордость у меня за народ. Какие красивые у нас голоса, балет, цирк… 

Предыстория

Задолго до того, как стать блогером,  Намжилма Нанзатовна удивляла всех, работая корреспондентом и уборщицей одновременно. «Я начальник швабры», - говорила она, переставляя ведро с этажа на этаж в Доме печати.  Никто и не думал, что эта маленькая юркая пенсионерка еще всех удивит.

Многое в ее жизни произошло тогда, когда все решают, что уже поздно. Замуж она вышла  уже за сорок, после развода и с двумя детьми в придачу. 

- Моя тетя Лхамасу, жена классика бурятской литературы Даширабдана Батожабая, скрыла от меня, что Галсан Батоевич Батоев старше меня на 18 лет. Он был первый дипломированный психолог-бурят, кандидат психологических наук, уже седой, но когда начал рассказывать истории о Бурятии, ее прошлом, совершенно меня покорил, Любопытство взяло верх, - смеется Намжилма Нанзатовна.

Так, в 44 года Намжилма Нанзатовна родила ему первого сына, а в 46 лет – второго. 

- Это мой муж открыл во мне новую Намжилму, - говорит «бабушка-блогер».

Интернет-открытие

Именно сыновьям  она забрасывала деньги на интернет, пока однажды не возмутилась.

- Пенсия маленькая, и однажды объявила детям бойкот: не буду больше платить непонятно за что. И тут они объяснили, как огромен этот самый интернет: одноклассников моих нашли, книги, что я всю жизнь искала... И припала я к сетям, и до сих пор не оторвать.

Увлечение интернетом стало серьезным. Намжилма Нанзатовна создала страничку в соцсети. В своем блоге она начала разрабатывать темы, над которыми много лет работала в газетах «Буряад Унэн» и «Толон»: о традициях, обычаях и проблемах сохранения бурятского языка. Писала   так интересно, что быстро нашла единомышленников не только в Бурятии, но и по всему миру. Ей писали даже с Мальдив. Буряты со всего мира принялись читать статьи на родном языке. 

Прозвище «бабушка-блогер» прилепилось к ней  после юбилея поэтессы Цырендулмы Дондогой – там ее объявили как «известного бурятского блогера». Дальше – больше.  В январе 2013 года она стала лауреатом первого республиканского конкурса BaikalWeb в номинации «Лучший блог в социальной сети или на собственной платформе». Следом «бабушка-блогер» победила среди сотен участников сразу в двух республиканских конкурсах – в фестивале грантов по поддержке бурятского языка и конкурсе  BaikalWeb, доказав, что ее блог - «Мунгэн тобшо» - лучший среди интернет-проектов, продвигающих республику в  Сети.  После этого появился сайт «Мунгэн тобшо 3D». 

Успех

Вот тогда сам глава Бурятии Наговицын вручил ей планшет. Фото  объятий и поцелуя на вручении разлетелось в СМИ и вышло Намжилме Нанзатовне боком.

- Я делала статью с Хамбо ламой для «Буряад Унэн». Готовилась, старалась, возила на подпись. Интервью уже было опубликовано в журнале «Байгал», когда   поехала в Иволгинский дацан на конкурс бурятского языка. Думала, что мне буклет с подписью подарят, но за фотографию с Наговицыным меня при всех отчитали, а я даже не знала о ней. Сначала  чуть не заплакала от обиды, а потом решила, что Хамбо меня таким образом благословил. Знакомая моя смеялась и утешала: «Гордись! Сам Хамбо лама тебя ругает за то, что целуешься с главой Бурятии. Это успех…». 

Бурятский язык

В декабре 2013 года Намжилма Нанзатовна в жуткий мороз вышла на одиночный пикет. Надела бурятский костюм и с плакатом «Депутаты, нет языка, нет народа!» встала на крыльцо здания Хурала. Второго пикетчика, ныне покойного преподавателя лесопромышленного колледжа Сергея Банаева, вызвали в суд.

- У меня поджилки тряслись, но  я не ушла. Сейчас   понимаю, почему   хватило смелости достоять до конца. Я защищала свой родной, бурятский язык, и это придало мне огромного мужества. Пока шла домой в общежитие, мне сообщили, что полицейские не отстанут, жди гостей. Пришла домой, вся трясусь, думаю, что же наделала, как детей уберечь от репрессий. Позвонила сестре в Агу, а она в ответ: «А ты же по-другому не смогла бы поступить, ведь  вся в нашу прабабушку-революционерку». После слов сестры у меня будто крылья выросли, я   включила комп, зашла в интернет и поведала миру все. 

- Я прямо сказала депутатам бурятской национальности: «То, что вы хотите сотворить с родным языком, сделав его необязательным для изучения, это равносильно тому, что   выгоняете свою родную мать в страшный мороз на улицу умирать. Наш язык занесен ЮНЕСКО в список исчезающих, а вы, депутаты, чиновники, решили его добить. Благодарение небесам, что есть в народе патриоты, всей душой стремящиеся сохранить бурятский язык. Гражданскому обществу рот не заткнуть и руки не связать. В 1970-х годах тоже запретили учить язык в школах, и два поколения бурят не владеют своим родным языком. С каждым годом становится хуже, хотя выпускаются книги, но что-то   упускаем. Начинать нужно с детсадовского возраста, иначе  теряем свободную бурятскую речь. Когда разговариваешь с молодежью, выясняется, что многие стыдятся незнания родного языка, но родители сознательно учат их русскому с детства, чтобы они хорошо и без акцента говорили на нем. А  я хочу помочь детям выучить бурятский, - говорит блогер.

Два года она самостоятельно делала интернет-конкурс для детей, выиграла грант в 100 тысяч, а это дело. И вдруг сломался у нее ноутбук. 

- Сейчас в Москве   хотела напрямую выйти на главу Бурятии Алексея Самбуевича Цыденова, чтобы напомнить, как 28 марта 2017 года он пообещал мне ноутбук. Я тогда встала и сказала о том, что господдержка на развитие бурятского языка расходится на СМИ, на редакцию  «Буряад Унэн», которая в государственном офисе  за государственную зарплату работает. 34 млн выделяются на сохранение бурятского языка. Кто решает, куда они идут? Почему нет прозрачности расходования средств, затрачиваемых на издание книг, которые никто не читает? А я бесплатно и  без всякой помощи работаю. У меня компьютер сломался, дайте мне, блогеру, орудие труда. «Алексей Самбуевич, чем конкретно вы мне поможете?» - спросила я, подойдя к нему. Осенью в 2018 году     дождалась его  после одного мероприятия, сфотографировалась с ним и сказала, что нашла его родословную, и напомнила про ноутбук. Я и сейчас еще раз напомнила в Москве, он засмеялся и сказал своему помощнику: «Надо помочь». Вот жду теперь. 

Возвращение в Агу

Два года назад у нее случилось несчастье – умер один из сыновей.  После похорон она поднялась, взяла фотоаппарат и пошла работать. Многие ее тогда не поняли. Но для Намжилмы Нанзатовны уход в работу стал спасением, в котором она забывалась. 

- В один прекрасный день Володя, мой младший сын, вдруг сказал: «Эжы, давай уедем на родину». Он тогда пресс-секретарем работал, я даже не ожидала, что сын напишет заявление об увольнении. Галсан Батоевич, муж мой, к тому времени уже ослеп и болел. И мы решили уехать, чтобы не умирать ему в общежитии. Переехали, взяли ипотеку, купили дом, и в Аге он ожил – все же родина. Сейчас ему 93 года. Иногда сидим у окна,  и я ему рассказываю, что вижу. Работается там хорошо, ничто не мешает, - говорит Намжилма Нанзатовна. 

Но скучает по городской сутолоке, театрам, библиотекам, конференциям, активной жизни, которую транслировала на родном языке. В бурятской среде она принципиально говорит только на родном языке. Ее удручает, когда на конференциях, посвященных Гэсэриаде и Алтаргане, буряты говорят только по-русски.

- В 2016 году в Иркутской области была конференция, посвященная Гэсэриаде. Все говорили по-русски, а я принципиально выступила на бурятском, - говорит Намжилма Нанзатовна и вспоминает, как в 1995 году они весь день провели под палящим солнцем на стадионе, где праздновали 1000-летие Гэсэриады. «Раз в тысячу лет такое бывает», - сказал тогда Галсан Батоевич.

Недавно ее приняли в члены Географического общества России. 

- Я всю Бурятию объехала, кроме Оки. Какая у нас красивая земля. В «Краеведческом вестнике»   пишу отчеты о поездках. Сейчас собрала рукопись на книжный конкурс Министерства культуры Бурятии. С 2002 года веду летопись Алтарганы, собираю рассказы о людях, которые ее делали в разные годы. Мечтаю по Онону поехать в село Борджигинтай. Общаясь с монголами,   стала понимать язык и научилась читать на латинице.

О любопытстве

- Любопытство – хорошая черта, нужно быть в постоянном поиске интересного, - говорит Намжилма Нанзатовна. - Я сейчас хочу стать стримером – снимать видео в прямом эфире. И даже есть у меня один отличный оператор на примете. Он сейчас самостоятельно работает, потому что всегда неординарные личности, которые не прогибаются под начальство, оказываются не у дел. Вот с ним бы мне работать. Не устаю удивляться сегодняшнему миру, в котором можно через Skype общаться с друзьями, где бы они ни находились. Не зная суахили, можно прочитать письмо через электронный переводчик. В интернете можно научиться всему: фильмы монтировать, фотографировать, делать собственный сайт. Здесь находишь друзей по духу и мыслям. Как необъятен мир, когда познаешь столько интересного и полезного…

Диляра Батудаева, «Номер один». 
^