21.03.2020
Мечтающий стать депутатом правозащитник требует у государства миллионных компенсаций

Андриана Скасырского можно смело назвать баргузинским политическим спартанцем. Он в одиночку воюет с системой, заваливая местный районный суд исками. В том числе   в защиту себя от госструктур с требованиями выплатить ему миллионы рублей ущерба. Оканчиваются эти разборки в лучшем случае компенсациями в несколько десятков тысяч рублей, в худшем – отказом в иске. Тем не менее  наш  «герой»  не сдается. И продолжает свою борьбу за деньги и репутацию.

Взаперти

Недавно Верховный суд Бурятии оставил без изменения решение Баргузинского районного суда по иску местного правозащитника Андриана Скасырского. Он требовал у Минфина России, прокуратуры Баргузинского района, отдела МВД и следкома того же района возместить ему моральный вред в размере 150 тыс. рублей. А также  вред, нанесенный незаконным содержанием под домашним арестом в размере 1,3 млн рублей, и вред, причиненный ему как главе семейства в размере 1 млн рублей.

Домашний арест был наложен на него в рамках уголовного дела по статье 319 УК: «Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением». Кого и как оскорбил правозащитник, неизвестно, известно лишь, что решение о наложении на него ареста господин Скасырский обжаловал в Верховном суде республики и удачно: постановление об избрании этой меры пресечения   отменено.

Однако, пока длилось разбирательство, правозащитник успел провести под домашним арестом 13 дней, за что и потребовал компенсации. К слову, на это время ему было запрещено покидать жилище, получать и отправлять почтово-телеграфные сообщения, использовать все виды связи, а также интернет, запрет на общение с неопределенным кругом лиц, поскольку каждое лицо может оказаться свидетелем по делу.

«Парадные одежды»

Предшествовала этому история, которую разные ее участники рассказывают по-своему. Например, господин Скасырский начинает  с того, что он собрался на заседание в Баргузинском суде по другому делу. «Одел на себя парадные одежды из уважения к суду РФ и направился в здание суда, - пересказывается его точка зрения в судебном решении. - По дороге в суд был бесцеремонно задержан нарядом полиции в составе сотрудника ГИБДД и участкового села Читкан… и посажен в полицейскую будку с гражданами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения».

Далее, по словам Скасырского, полицейские обращались с ним неуважительно, распространяли среди местных слухи о его аресте, угрожали, как он рассказал в суде, «помещением в следственный изолятор с целью изнасилования и ломки». В итоге отконвоировали к месту проживания и запретили выходить из дома.

«Поскольку его дом не оборудован автономным водоснабжением, туалет находится на улице... В течение долгих 13 суток он не мог нормально ходить в туалет, жена и дети от него съехали к родственникам, воду привезти из колонки   не мог, поскольку электричество в часы предоставленных прогулок отсутствовало. Клиенты по гражданским делам отказывались от его помощи в качестве представителя, суд запретил ему участвовать в ранее назначенных гражданских делах»,  описывает суд версию Скасырского.

Однако участковый, который якобы задержал правозащитника по дороге в суд, излагает иную версию. По его словам, он двигался по дороге, когда встретился со Скасырским.

«Остановился, поздоровался, «куда направляетесь» спросил, он ответил «в суд». «Хорошо, мы тоже едем в ту сторону, можем довезти», и Скасырский А.И. согласился  и сел на заднем сиденье. Довезли его до суда. Сидел еще пассажир, и Скасырский разговаривал с пассажиром, а со мной нет, доехали до Баргузинского суда, и он зашел в здание суда. В будке никого не было. Повестку не вручал  за доставку в суд. Сам тоже зашел в суд, надо было по другому делу», - вот такая версия участкового.

«Тяжелейшие страдания»

Еще один свидетель – супруга Скасырского - пояснила, что «муж ведет активную правозащитную и общественную деятельность», за что его «преследуют сотрудники полиции и следственного комитета».

Рассказала она и об ужасах отсутствия благоустройства, как «муж ходил в помойное ведро, которое не имел права вынести самостоятельно, привезти воды, сходить в магазин, и она вынуждена была переехать с детьми к своей маме».

«Муж и семья за время незаконного ареста пережили тяжелейшие времена репрессии, когда муж не мог работать и обеспечить свою семью продуктами питания, заниматься заготовкой продуктов на зиму. Ее семью сотрудники следствия и суда оставили голодать в зиму. Ее семье и   мужу незаконным арестом нанесены тяжелейшие страдания, которые отразились на интимных отношениях. В результате ее семья находится под угрозой распада, дети останутся без отца», - приводит суд точку зрения супруги.

Впрочем, несмотря на трагичность истории, на свидетелей, которые рассказывали, как Андриан Скасырский представлял их в судах, суд скептически отнесся к требованиям правозащитника. Тот факт, что пребывание под домашним арестом незаконно, суд признал. Однако  факты о незаконных действиях сотрудников полиции, разрушении его семейной жизни именно в результате домашнего ареста  баргузинская Фемида сочла недоказанными.
Компенсацию все же присудили, но только 15 тыс. рублей. То есть   никаких миллионов. Господин Скасырский пытался обжаловать это решение в Верховном суде Бурятии, но потерпел неудачу. Впрочем, решение еще не вступило в законную силу, а значит, не все потеряно.

Запугал главу

Почитав это решение, мы вдохновились (несмотря на его проигрыш)  и решили выяснить, как часто воюет с представителями власти господин Скасырский. Результаты нас несколько удивили. Выяснилось, что правозащитник ведет многолетнюю войну с различными чиновниками, сотрудниками, ведомствами и им подобными.

Вот, к примеру, судебное решение, где Андриан Скасырский выступает в роли ответчика. Иск на него подал бывший глава Баргузинского района Алексей Балуев. Требование: выплатить 200 тыс. рублей компенсации причиненного морального вреда.

Поводом стало высказывание Скасырского, что тогда еще глава района является «жуликом, вором, мошенником и плагиатором». Такое заявление прозвучало в актовом зале администрации района во время сессии депутатов района.

Более того, господин Балуев рассказал суду, что Скасырский «периодически распространяет сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию в сети Интернет со своей страницы в «Одноклассниках» под именем «Избиратель Баргузина».

Суд, впрочем, аппетит бывшего (теперь уже) главы района не удовлетворил  и присудил ему компенсацию всего в 10 тыс. рублей. Но на этом дело не закончилось, и Андриан Скасырский пошел обжаловать это решение в Верховный суд республики. «Верхушка» пересмотрела дело и снизила размер компенсации до 5 тыс. рублей.

Вряд ли такой итог устроил господина Балуева, ведь, как он сам рассказал суду, «действиями ответчика ему причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях: он стал испытывать проблемы со сном, так как постоянно прокручивает в голове все эти оскорбления и унижения и что подумают о нем люди в его родном районе... Постоянно находится в состоянии тревоги и страха, так как не знает, что ему принесет новый день и новые заявления ответчика».

К слову, сам Балуев вскоре покинул пост главы района из-за того, что местные депутаты выразили ему недоверие. А сегодня на него заведено уголовное дело по превышению должностных полномочий.

«Склонен ко лжи»

Кроме того, наш герой не единожды судился с силовиками, требуя компенсаций за незаконное преследование. В том числе не только уголовное, но и административное. Так, в 2018 году его привлекли за то, что он якобы «умышленно и публично осквернил предметы религиозного почитания, знаки и эмблему, атрибутику, принадлежащие шаманской религиозной группе «Ак Тян» - совершил их порчу, Позже суд прекратил это дело «в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения».

Еще раньше, в 2017 году, господин Скасырский обратился в суд с требованием признать акт медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения недействительным. Судя по всему,   попался инспекторам ДПС и пытался доказать незаконность оного разбирательства.

В далеком, 2014 году он подавал в суд на участкового с требованием «отозвать характеристику, содержащую сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию», а также взыскать с него 50 тыс. рублей. Оспариваемая характеристика была представлена в рамках уголовного дела в отношении Скасырского. В ней написано: «В конфликтных ситуациях вводит в заблуждение, склонен ко лжи». Именно эта фраза стала поводом для судебных разбирательств, окончившихся отказом в иске.

Мечта всей жизни

Из недавнего. В прошлом году он обратился в суд, пытаясь взыскать с государства примерно полтора миллиона рублей за незаконное уголовное преследование. Ведь оно пришлось на избирательную кампанию 2017 года, когда   выдвигал свою кандидатуру на выборы депутатов местного поселения, «поскольку данная должность являлась мечтой всей его жизни», говорится в решении суда. А «уголовка» испортила ему предвыборную кампанию. Это дело он выиграл, но частично: ему присудили 70 тыс. рублей компенсации.

Еще одно судебное решение по иску Скасырского вынесено осенью прошлого года. В своем иске он оспаривал отказ районной администрации в приеме его на работу на должность руководителя ХТО (хозяйственно-транспортный отдел). Но   неудачно.

Ну и напоследок. Если копнуть еще глубже, то можно увидеть, что отношения с властью не заладились у правозащитника еще в далекие 80-е годы. Так, во время предвыборной кампании прошлого года он выдвигал свою кандидатуру на районного депутата. И Избирком, как того требует закон, опубликовал сведения о его судимости.

Их  три, все погашены. Первая – в 1984 году по статье «Хулиганство», вторая – в 1985 году по той же статье, но по второй ее части: «Злостное хулиганство». Третья – в том же, 1985 году по статье «Кража, совершенная в крупных размерах, или организованной группой, или особо опасным рецидивистом».

К слову, в графе «образование» написано: «основное общее». То есть  юридических вузов наш правозащитник не оканчивал.

В общем, весьма любопытный персонаж, по жизни которого, в принципе, можно снять неплохое кино в стиле «12 стульев». Однако  дело в другом. В каком же кризисе находится наша правозащитная система, если люди обращаются за помощью к таким персонажам?

Станислав Сергеев, «Номер один».
^