05.04.2020
Врач, обвиняемая в смерти девочки, может избежать наказания

Три года назад Ирина Бекетова потеряла дочь. 10-месячная Рита, всеобщая любимица, умерла в страшных муках. Мама три раза показывала малышку специалистам Иволгинской больницы, ребенка лечили от аллергии, предполагали солнечный удар, пичкали жаропонижающими, но никто из врачей так и не смог распознать у нее пневмонию. 

Несмотря на явные недочеты в оказании медицинской помощи, к ответу призвали лишь одного врача, да и то надежды на то, что она ответит за смерть девочки, нет – пока шло следствие и назначались экспертизы, срок давности по этому делу истек.

Аллергия на солнце?
 
Малышка была младшей в семье Бекетовых, ее нежно любили и родители, и старшие брат с сестрой. Страшно предположить, что пережила семья, когда Ритуля, как ласково называли ее родные, умерла. Это случилось почти три года назад, 10 июля 2017 года. Этот день навсегда стал черным для семьи.   

- Я часто представляю, какой бы выросла наша Ритуля, в этом году   малышке исполнилось бы четыре годика, - плачет мама погибшей девочки Инна Бекетова. – Столько времени прошло со дня ее смерти, но я до сих пор помню ее нежный запах, улыбку, огонек в глазах. Из памяти не вычеркнуть и последний день ее жизни, когда она умирала на моих руках, а я не могла   ничем помочь. 

Болезнь мучила десятимесячную малышку почти неделю. Все это время мама неоднократно обращалась за помощью к врачам Иволгинской ЦРБ в надежде, что они поставят правильный диагноз и вылечат ребенка.   

- В пятницу днем у дочки поднялась температура до 37,6. Подумали, что зубки режутся. Мне удалось снять жар «нурофеном», но в субботу температура опять поднялась уже до 39. Решила везти Риту в больницу.  Скорую  вызывать не стала, потому что там постоянно нет машин, - рассказывает мама девочки. 

Со слов матери, в приемном покое сидел не педиатр, а, как позже она узнала, окулист. Других врачей не было. Медик предположила, что у ребенка аллергия на солнце, поставила укол «димедрола» с «анальгином» и отправила домой. По дороге мама купила выписанный «супрастин». К слову, после его приема Рите стало немного легче. 

- С субботы на воскресенье температура поднялась еще выше. Дочка с рук у меня не слазила. Я позвонила своему участковому врачу, та вызвала  скорую, – вспоминает мама. 

Прибывшие медики осмотрели ребенка, послушали легкие, на этот раз предположили, что малышка получила солнечный удар, и, так как температура не спадала уже долгое время, прописали антибиотики. 

- Она недомогает, вся горячая, вялая. Температура не снижается, всю ночь на руках прокачала. С воскресенья на понедельник   почувствовала, что жар сошел, обрадовалась. Но потом ее опять начало в пот бросать, стала тяжело дышать. Сердцебиение участилось, Рита начала задыхаться, синеть и леденеть, –вспоминает Инна Александровна. 

Противоречивые экспертизы

Обезумевшая от страха женщина начала звонить в  скорую, просила срочно прислать врачей. Но на том конце провода сказали, что машин нет  и помощь ребенок сможет получить только после обеда. «Везите своим ходом», – коротко отрезали в приемном покое. 

В Иволгинской ЦРБ оказалось, что никого из врачей на месте нет. Почти все медики в это время обедали. Единственной, кто пытался оказать хоть какую-то помощь,   была медсестра. 

- Она поставила укол «димедрола», бесперебойно звонила врачам, просила, чтобы они срочно пришли. Бесполезно. Минут через 50, когда уже изо рта пошла пена с кровью  и она начала задыхаться, пришли врачи с обеда, забрали у меня Риту и положили под аппарат искусственной вентиляции легких. Вызвали санавиацию из города, – рассказывает мама. 

Женщина подозревает, что санавиацию иволгинские врачи вызвали не сразу, пытались спасти самостоятельно. Ведь городские врачи прибыли только спустя три часа после того,  как девочку поместили в реанимацию. 

- Улан-удэнские врачи приехали, начали ругать местных за нерасторопность. Экстренно загрузили и повезли дочку в Детскую республиканскую клиническую больницу. Когда в реанимацию подняли, она уже была мертва. Легкие были заполнены. Если бы чуть раньше, ее можно было бы спасти, – плачет мама.

Вскрытие показало, что девочка умерла от двусторонней долевой пневмонии, плеврита и токсического шока. Если бы Риту положили в больницу хотя бы в воскресенье, малышка осталась бы жива. 

После смерти любимой доченьки  родные обратились с жалобой в прокуратуру, по факту смерти девочки началась проверка. Далее Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». Родных опросили, назначались экспертизы, все шло своим чередом, и, казалось, очевидная вина медиков будет доказана, ведь за неделю трое врачей осматривали Риту. 

- Судебно-медицинская экспертиза, проведенная у нас в Бурятии, показала, что недостатков, так сказать, дефектов оказания медицинской помощи ребенку предостаточно, но ни один врач напрямую к смерти дочери непричастен. Мы были категорически с этим не согласны, - сообщает Инна Бекетова. 

Тогда решили провести экспертизу в другом регионе. По словам Инны Александровны, в Красноярске и Забайкальском крае ее делать побоялись, потому что это соседние с Бурятией регионы, мало ли, вдруг врачи друг друга знают. Решили делать в Хабаровске. 

- По ее результатам выходило, что двое из троих врачей  могли помочь Ритуле  и исход лечения мог быть для нее благоприятный. Но каково же было наше недоумение, когда выяснилось, что с этой экспертизой мы в суде ничего не добьемся. Дело в том, что если есть две противоречащие друг другу экспертизы (по первой - никто не виноват, по хабаровской – двое медиков), то по закону следует назначить третью экспертизу, - недоумевает мать девочки.   
   
Истек срок давности

Делать нечего, пришлось назначать другое экспертное исследование, на этот раз в Алтайском крае. И снова долгие месяцы ожидания результатов. В итоге по заключению экспертов  в действиях лишь одного из троих врачей – окулиста, которая первой осматривала Риту, имеется причинно-следственная связь с гибелью малышки. 

Дежурный врач провела беглый осмотр ребенка, после чего без необходимых диагностических мероприятий, предусмотренных стандартами оказания медицинской помощи, лабораторных и инструментальных исследований, а также консультаций профильных врачей, выставила девочке необоснованный диагноз, предположив аллергическую этиологию ее болезненного состояния. После чего, не предложив госпитализацию, выписала лечение на дому, оказавшееся неэффективным. Спустя два дня в результате ненадлежащего исполнения дежурным врачом своих профессиональных обязанностей девочка скончалась от двусторонней бронхопневмонии. В ходе проведенных по делу экспертиз установлено, что вовремя и верно назначенная врачом медикоментозная терапия позволила бы избежать смерти ребенка, прокомментировали в Следственном комитете. 

По мнению матери Риты, окулист контактировала с ребенком по минимуму, и перед законом должна была отвечать не только она, а все три врача. Однако  что-то менять уже нет времени, сроки давности по данной статье (а это два года) истекли. Тем не менее  органы следствия пришли к выводу, что врач виновна, и передали дело в суд. Обвиняемая признала свою вину и заявила ходатайство о проведении заседания в особом порядке. Врач просит суд прекратить дело за истечением срока привлечения к уголовной ответственности.

- Мы категорически против этого, - заявляет адвокат Бекетовых Юлия Григорьева. - Несмотря на то, что есть основания для прекращения дела, мы хотим, чтобы дело было рассмотрено в общем порядке  с привлечением всех лиц. Хотим, чтобы был вынесен приговор, по которому суд может освободить ее ввиду истечения сроков давности. 

Судебное заседание, назначенное на 25 марта, отменено в связи с карантином по коронавирусу. Следующее заседание в Иволгинском райсуде назначено на 14 апреля. Будем следить за развитием этого дела. 

Любовь Ульянова, «Номер один».  
^