06.04.2020
Судьба Анастасии Турушевой, актрисы Русского драматического театра им. Н.А. Бестужева, пошла вверх после сильнейшего удара, едва не стоившего ей жизни

Это странно, но все, что происходит за секунды, кажется, длится так долго – удар, страшный полет сквозь лобовое стекло, кровь на снегу и сверкающие на солнце осколки. Боль была настолько оглушительной, что она перестала ее чувствовать. Ей казалось, это неудобно лежать, когда все вокруг суетятся, и сейчас она встанет и пойдет. Но встать отчего-то не получалось. Она помнит, как на белом снегу расползались пятна алой крови. Ее крови. «Красиво», - подумалось ей тогда.  Она помнит людей, бегущих на помощь, накрывающих ее чем-то, чтобы не замерзла до приезда  скорой, испуганные лица друзей… Потом, когда   везли по коридору больницы, над ней, совсем как в кино, проносились больничные лампы – тревожные, яркие, трассирующие. Она и не знала, что в жизни иногда все так же, как в кино.

«Путешествие» за грань

Это было в начале ноября 2014 года. Тогда, возвращаясь из Иркутской области, Анастасия Турушева попала в автокатастрофу. Колесо угодило в выбоину, машину развернуло – все целы, а Настя вылетела в лобовое стекло. Переломы ребер, проткнувших внутренние органы, и не боль, а какой-то нарастающий гул внутри. Ее организм словно замер, не зная, как теперь собраться заново. Анастасия на несколько недель впала в кому. Замерли все. И врачи не давали прогнозов. Все, кто приходил к ней после, начинали плакать. Придя в себя, «девочка-цветочек» говорила им спокойно, без слез: «Все нормально, что сделаешь…». 

И ее почему-то не бросили, не забыли, как забывают многих. Все, кто был рядом, остались и старались, чтобы Настя скорее вернулась из ямы, в которую попала в тот злосчастный день.

- Это путешествие, в котором было небольно и нестрашно, путешествие в мир добрых людей,   спасавших меня, они суетились возле меня , собирали  какие-то деньги. Тогда я понимала, что могу стать инвалидом, но старалась об этом не думать. Я просто мечтала встать. Помню каждый день в больнице, какие снились сны, каждого врача, потолок над кроватью, - вспоминает она о том времени.

Как ни странно, актриса Настя Турушева вернулась на сцену уже через несколько месяцев. Только крупные шрамы на теле – «автографы» того времени. 
- Я смотрю на них и думаю: такое чувство, словно они всегда были со мной. Это знак, что я была где-то «там», в другом мире. 

А в прошлом году в июне она летала над сценой, не боясь упасть. Признается,   страха у нее не было. Это была премьера спектакля «Сказка странствий», и никто не знал, что актриса, играющая главную роль, уже ждет ребенка. Когда приступали к работе над спектаклем, она и сама не знала -  призналась после премьеры. А в этом году у них с мужем родился сынок – долгожданный, любимый. Потому что после аварии неизвестно было, что у них в жизни будет, а чего нет. Еще со студенчества и далее  в театре  они всегда были парой - Анастасия Турушева с Владимиром Барташевичем. Она – спокойная, он – взрывной, и оба - с юмором. Мыслей о расставании у них, говорит, не было. Вопрос такой ее даже  немного удивляет.

«Подарок свыше»

А вот с театром все было иначе. После аварии Анастасия думала, что его, возможно, больше не будет в ее жизни… 

Она долго восстанавливалась, училась заново ходить и слушала, как организм словно гудит изнутри.

- Видимых признаков болезни уже не было, я ходила, но внутри все было так, что  уже начала думать, что делать без театра. 

И эта мысль ее, как ни странно, не пугала. Потому что долгое время в театре все было не так, как хотелось. Люди в нем были словно разрознены, никто не горел работой, все роли   не те. Был период безвременья, когда за все их критиковали, несмотря на то,  что театром  наконец  пришел руководить ее педагог и наставник  Анатолий Баскаков. Но к этому времени была какая-то усталость от всего. И именно авария положила этому конец. 

Когда она разбилась, ее вдруг заметили - стали писать, говорить, начали проявлять участие. Бывает, к ней до сих пор подходят где-нибудь в магазине, спрашивают, как она себя чувствует, обнимают. И оттого, быть может, ей кажется, что все это – авария, больница, люди рядом  - было не случайно.

- Быть может, это подарок свыше – потому что тогда волшебство начало случаться со мной на каждом шагу. 

Новое начало

Она еще не знала, долечилась ли, когда принялась репетировать роль в «Фронтовичке». Это был шанс вернуться в театр и в нормальную жизнь. В то время в театре начались перемены – худрук Баскаков пригласил на работу молодого и амбициозного режиссера Сергея Левицкого. Начав работать над «Фронтовичкой», Левицкий вдруг предложил Анастасии роль девочки Леночки. Актриса весила всего 38 килограммов, и никто не знал, как она справится. И, прежде всего, не знала она сама – сможет ли двигаться, как раньше, выдержит ли накал эмоций. Но Левицкий настоял.

- Выходить на сцену мне всегда было страшно. Бывало, сидишь в гримерке со слезами, смотришь в окно и думаешь: «Человек, куда ты? Возьми меня с собой, зачем я здесь сижу…».  В «Фронтовичке» я старалась все делать сама. Слава богу, в театре все меня поддержали.

И все получилось. Зрители заметили ее Леночку – пронзительную, тонкую. Аплодировали. И  Анастасия Турушева постепенно возвращалась к жизни. Даже за кулисами, по ее признанию, она снова впитывала в себя жизнь. 

Звезда эпизодов

Теперь в театре считают, что она справится с любым глубоким  материалом. Благодаря этому ее особому умению – перевоплощаться до неузнаваемости. То девочка девяти лет, то столетняя старуха, то и вовсе мужчина. Но это не значит, что все у нее получается. Иногда, прежде чем добиться требуемого режиссером образа, приходишь в отчаяние, но…

- Прожить на сцене то, чего никогда не сможешь в жизни, это и есть тот самый кайф, ради которого, возможно, и идут в актеры сумасшедшие люди, - улыбается Анастасия. Признается, что не считает себя ни красивой, ни талантливой, а в юности и вовсе считала  «страшненькой». Тогда почему же даже эпизодические роли всегда запоминаются? В семье ее театр любили, но жили трудно. Как большинство в те времена. Было время, она зимой ходила в школу в кроссовках, где уж тут возомнить о себе.   До сих пор, говорит, не любит повышенного   внимания. 

- Я не люблю главных ролей. Столько всего на тебя ложится,   становишься обязанным. Ужасно услышать: «Ты провалил». Хотя я лично этого не боюсь и спокойно воспринимаю любую критику, даже негативную, - говорит актриса. На вопрос, откуда такое смирение и не верит ли она в Бога, отвечает: «Бог един. Я и в церковь хожу, и в дацан. Главное ведь – любовь к людям».

Из последних ролей ей близка Маврушка из «Смерти Тарелкина». За второстепенную роль беззубой юродивой старушонки ее признали лучшей актрисой прошлого года. Кто признал? Коллеги и Союз театральных деятелей Бурятии. И это для нее самое дорогое. А в марте этого года Минкульт Бурятии назвал Турушеву «лидером культуры» и вручил грамоту.

Такое кино

Ей с детства кажется, что все, что с ней происходит, это кино. Даже лежа на больничной каталке, думала: «Как в кино».  Она долго о нем мечтала. А теперь на ее счету несколько киноролей. Благо кино теперь стало ближе и доступнее. Потому актриса то и дело получает приглашения на съемки. Из свежего   есть один неоконченный проект - «Жестокий век Исая Калашникова». В этом фильме Анастасия Турушева играет жену знаменитого писателя   Екатерину Викторовну. Интересно, что сама Екатерина Викторовна, человек, известный своей сдержанностью и мудростью, увидев Анастасию, сначала заметила, что актриса «темненькая», не похожа на нее. И Анастасия внутренне сжалась - боялась отсутствия схожести.

- Почему выбор режиссера пал именно на меня,   до сих пор не понимаю. Екатерина Викторовна вобрала в себя черты всех национальностей, прожи¬вающих в Бурятии, такая «всенациональ¬ная» женщина. Я потом поняла, что главное - не внешнее сходство, а то, сумею ли показать то, что они пережили - писатель и его жена.

Удалась ей роль или нет – покажет время. Правда, когда зрители увидят этот фильм,   неизвестно.

На вопрос, что главное она хотела бы сказать для статьи, актриса Настя Турушева отвечает: «Что каждого человека надо любить». В том числе и за раны, которые сделали его таким – несчастным или злым. Именно так понимаешь, когда слушаешь ее. Именно это и увидел режиссер, плюнув на внешнее несходство. Главное, что Турушева знает о любви. 

- Просто я люблю все, что сейчас делаю. Я не смогла бы творить все это без любви. Она, как музыка, которая звучит внутри.

Анастасия Турушева -  актриса по-своему редкая. Играет главные роли в театре, а врагов не имеет. «Короля делает свита», - говорит она, приступая к главной роли, и старается пальму первенства отдать другим. А теперь у нее и вовсе новая роль – мамы. Малышу исполнилось два месяца, и сейчас она снова занята. Раньше даже ночью у нее бывали репетиции. А теперь все ему, сыну, дни и ночи.

- Я теперь так жить хочу, а тут повсюду только и говорят, что какой-то коронавирус на нас решил напасть. И мне растерзать его хочется, чтобы отступил, исчез, – говорит она, обнимая маленького сына.

На вопрос, дает ли ей кто-то такую же безусловную любовь, отвечает положительно и вежливо, но как-то не слишком уверенно. В детстве она была бесстрашной, а теперь  столько страхов появилось. Но в театре, на сцене, они сгорают ярким пламенем. Люди со смеху покатываются, порой  настолько Турушева бывает смешная. Она же клоуном в детстве хотела стать, а стала актрисой. И он, этот клоун, то и дело прорывается наружу и всех веселит. Правда, иногда сквозь слезы. 

А для отдыха ей надо закутаться в плед.

- Люблю вечерком налить чашку чая, сесть перед телевизором, смотреть какую-нибудь передачу про старых актеров, про их жизнь и вязать. В этот момент   ни о чем не думаю, это своего рода медитация.

Вот такая провинциальная жизнь, скажете? Это передышка между жизнями – то Сонечки Мармеладовой, то Сеты Томасян, то эпатажных персонажей из «Ричарда III», которых   там играет сразу чуть ли не горсть. То летать надо Мартой над сценой… 

И ей кажется, будто живет она в кино – многосерийном, разном, в котором некоторые серии дались особенно тяжело, но главное, что оно продолжается. 

Диляра Батудаева, «Номер один». 
^