25.01.2020
Зачем «зеленым» «Улан-Удэстальмост» и что будет с заводом

Эпопея с банкротством некогда крупнейшего в Бурятии предприятия «Улан-Удэстальмост» подошла к концу, но вместо точки – снова многоточие. Новые владельцы завода, подконтрольные Сбербанку, пока что отмалчиваются.

Упрямый кораблик

Уже несколько лет продолжается история упрямого кораблика под названием «Улан-Удэстальмост», который никак не хотел тонуть. Отсутствие заказов, процедура банкротства, сомнительные инвесторы – все это завод пережил. И даже избавился от миллиардных долгов.

Еще в середине десятых годов стало понятно, что завод идет ко дну. Когда этот факт перестал вызывать у кого-либо сомнения, началась процедура банкротства. Однако производство не остановилось: на мощности «Стальмоста» зашла одноименная компания, подконтрольная бизнесмену Туфану Садыгову (его называли инвестором, который спасет предприятие), арендовала площади и оборудование и начала выполнять заказы, которых до ее прихода не было.

Предположения о том, что структуры Туфана Садыгова выкупят «Стальмост» и вернут его к полноценной жизни, не подтвердились. Позже «инвестора» самого признали банкротом как физическое лицо. Он задолжал банку  ВТБ  почти 3 млрд рублей. К слову, прежнего собственника «Стальмоста» (еще до кризиса на предприятии) Анатолия Суслова тоже признали банкротом. Однако взять с бывшего руководителя одного из крупнейших предприятий Бурятии оказалось особо нечего. Финансовый управляющий должника обнаружил в собственности экс-директора снего-, болотоход, оцененный в 70 тыс. рублей, и три «ствола» общей стоимостью 155 тыс. рублей.

Знакомые все лица

Но вернемся к заводу. Когда имущество «Стальмоста» единым лотом выставили на торги, желающих его купить долго не находилось. И вот  в октябре прошлого года  стало известно, что мощности с третьей попытки выкупила компания ООО «Мосты Байкала» за 528 млн рублей. Других желающих не нашлось.

«Мосты Байкала» созданы в Москве в 2018 году. Главным учредителем этой фирмы с долей в 75% через цепочку юрлиц является  Сбербанк  - основной кредитор «Стальмоста». Оставшиеся 25% принадлежат ООО «Звенигородская дорожно-строительная компания» бизнесмена Павла Образцова.

Примечательно, что г-н Образцов, вероятно, как минимум знаком с предпринимателем Туфаном Садыговым. Так, одно время Образцов был гендиректором банкротящегося сейчас ООО «Автодор-ККБ Звенигород», в число учредителей которого раньше входил Туфан Садыгов. Также оба бизнесмена возглавляли компанию «Сибмост групп».

Банковские игры 

Итак, долгий путь по банкротству и продаже «Стальмоста» пройден. Но кто же новые владельцы завода? И зачем он им нужен?

Как уже было сказано, «Мосты Байкала» принадлежат через цепочку лиц  Сбербанку. Именно Сбербанк – основной кредитор «Стальмоста», которому и причитается почти вся сумма от продажи, это примерно полмиллиарда рублей.

А теперь проследим схему движения денег. «Стальмост» задолжал Сбербанку 1,3 млрд. Эти деньги были списаны байкальским банком Сбербанка в убыток, как только началась процедура банкротства завода. 

Сбербанк, в свою очередь, создает «Мосты Байкала» и выдает им кредит на полмиллиарда рублей, для того  чтобы выкупить «Стальмост» по этой остаточной стоимости. «Мосты Байкала» выкупают завод, и деньги, которые они взяли в кредит у Сбербанка, возвращаются в  банк как плата по долгам обанкроченного завода. И Байкальское отделение «зеленых» записывает эти полмиллиарда себе в прибыль. 

Но возникает вопрос: что теперь делать Сбербанку со «Стальмостом», который по факту принадлежит им через третьи руки?

Перспективы

Выкупить «Улан-Удэстальмост» сейчас – это довольно большой риск. Но, тем не менее, есть вероятность, что предприятие еще может встать на ноги. Все зависит от потока денег на Дальний Восток, а точнее, на строительство мостов. Учитывая миллиарды, обещанные регионам ДФО из федерального бюджета на создание инфраструктуры, вероятность появления крупных строек высока.

В случае  если деньги придут, «Стальмост» окажется загружен заказами  и просуществует как минимум еще какое-то время. И выданный «Мостам Байкала» кредит будет гаситься. 

Выкупившее его ООО «Мосты Байкала» все еще «торчит» Сбербанку полмиллиарда по кредиту. И в случае отсутствия крупных объектов  банк попросту обанкротит свое же предприятие.  Однако, перспектива загрузки завода вырисовывается вполне реальная.  

На недавнем прямом эфире глава Бурятии Алексей Цыденов заверил, что стройка, можно сказать, уже началась и «Улан-УдэСтальмост» будет задействован, а значит, загружен. 

-   У нас уже контракт подписан в конце декабря определен подрядчик. Сумма контракта 7,5 миллиардов рублей. К строительству моста приступили, могу порадовать.  У нас обозначены требования. Компания, которая зашла на строительство третьего моста не местная, но мы с ней уже провели работу о том, что в первую очередь и все металлоконструкции брались на «Улан-УдэСтальмост», и чтобы работники максимально привлекались из Бурятии. Нас заверили, что это так и будет и мы в любом случае будем это контролировать. 

Морозные риски

Однако, есть еще ряд сложностей, которые могут помешать «Стальмосту» наконец встать на ноги. Начнем издалека: в докризисные времена прежний менеджмент предприятия работал по револьверной системе: брал предоплату за новый контракт  и за счет нее отрабатывал предыдущий. Маржа при этом была не такая уж и большая. Причина в том, что у продукции завода довольно высокая себестоимость. И основных причин этому две.

Первая – транспортное плечо. Да, «Стальмост» располагается ближе к Сибири и Дальнему Востоку, чем его конкуренты на западе страны. Значит, и расходы на транспортировку у нашего предприятия должны быть меньше.

Но сырье (металл) нужно завозить как раз из западных металлургических регионов. Из-за этого  преимущество в виде близости к объектам строительства терялось. Ведь какая разница, за что платить – за перевозку сырья или готовой продукции.

Во-вторых, производственные здания   спроектированы конструкторами с запада страны. Которые не учли температурные особенности Бурятии. Поэтому  на поддержание нормальной температуры внутри цехов в зимнее время требуется огромное количество энергии. А энергия, как мы знаем, у нас недешевая.

Все это делает себестоимость конечной продукции довольно высокой. А значит, и выгоду от производства – минимальной.

Однако  при всех этих недостатках предприятие существовало несколько десятилетий  и вполне успешно. Завод пережил и девяностые, и нулевые. И сейчас все еще есть шанс, что   встанет на ноги при условии грамотного менеджмента и наличия крупных заказов.

Станислав Сергеев, «Номер один». 

^