27.01.2020
В Бурятии не хватает денег на гуманную борьбу с бродячими животными

С января 2020 года остались лишь две законных причины для умервщления бродячих собак. Первая – собака больна тяжелым, неизлечимым заболеванием, что подтверждено ветеринаром. Вторая –   неизлечимые последствия острой травмы, несовместимые с жизнью. Во всех остальных случаях животное должно жить. Собачью «бойню» закрыли федеральным законом. Однако гуманная борьба с бродячими собаками, судя по всему,  обойдется бюджету в разы дороже. 

«Плодятся с космической скоростью»

С начала года резко изменилась политика в отношении безнадзорных домашних животных. Теперь в Бурятии не будут убивать ежегодно тысячи собак и кошек, которых ловят специально нанятые (за счет бюджетных денег) фирмы. По крайней мере, так гласит новый федеральный закон. 

- Люди выбрасывают на улицу в день по сотне щенят, котят. Коробки с ними ставят к магазинам, в подъезды, у наших приютов.  Люди звонят, спрашивают, что им делать, - рассказала Наталья Филиппова, зоозащитник, эксперт республиканского отделения ОНФ, на заседании  круглого стола, состоявшегося на прошлой неделе в Улан-Удэ.

Она отмечает, что проблема с бездомными животными существует много лет. При этом сумма денег, выделяемых на борьбу с бродячими животными, растет, однако количество собак только увеличивается. Равно как и число укусов.

- В 2017 году из бюджета республики было выделено на эти цели 17 млн  рублей.    В 2019-м   - уже 26 млн, - напомнила эксперт. 

С 2008 года в Бурятии заработал закон о содержании, защите бездомных животных. Основным методом регулирования численности бродячих животных называлась стерилизация, но деньги на нее не выделялись. «Собаки плодятся с космической скоростью», - жаловался в свое время председатель одного ДНТ Вячеславу Наговицыну, когда тот, будучи главой Бурятии, в Тарбагатайском районе  проводил встречу с общественностью. Но положение не изменилось ни при Наговицыне, ни при его преемнике. 

В столице Бурятии в 2019 году две специальные фирмы отловили 9875 особей. Из них 8908  было уничтожено. В пригородном, Иволгинском районе отловили 526 особей, из которых ликвидировали 476. В сумме по всей республике  это горы собачьих трупов.

- С 2008 года, по подсчетам, у нас в республике на отлов животных потрачено около 200 млн рублей. На эти деньги можно было построить десять приютов, - заявила Наталья Филиппова.

В Бурятии крутилась занимательная «карусель» по освоению денег бюджета, которая превратилась чуть ли не в отдельную отрасль экономики. На выделенные средства отлавливали часть собак, «усыпляли». Оставшиеся быстро размножались. И бюджет давал новые деньги на отлов. И так по кругу. 

На  круглом столе  привели статистику. По цифрам бурятского Роспотребнадзора, обращений по укусам в 2018 году было 469 случаев на 100 тыс. населения – в 1,4 раза выше, чем в 2017 году, и в 1,7 раза выше российского показателя.

Отлов – стерилизация - свобода 

С 1 января бродячие собаки должны проходить по алгоритму «отлов – стерилизация - вакцинация - возврат в прежнее место обитания с неснимаемой меткой». Выпуск их также должен быть зафиксирован на видео. 

Теперь даже собаки, отличающиеся немотивированной агрессией, после проведения всех процедур должны остаться в приютах и содержаться за счет бюджета до естественной смерти. Если псу повезет, то ему найдут человека, который захочет взять четвероногого домой.

Предполагается, что в Бурятии бродячих собак будут чипировать и маркировать.

- В отношении животных, находящихся в приютах, владельцы приютов, уполномоченные лица  несут такие же обязательства, как владельцы животных, - подчеркнула зоозащитник.

Участникам заседания сообщили, что по информации «РИА Новости», глава комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов решил направить запрос в Генпрокуратуру с просьбой дать поручение прокурорам регионов РФ проверить, как субъекты Федерации обеспечены приютами, чтобы нормы закона исполнялись. Если контракты есть, а приютов нужной емкости нет, то это могут расценить  как нецелевое использование бюджетных средств.

В Республике Бурятия с приютами для собак большая «напряженка». На территории региона нет ни одного муниципального или государственного приюта. Насколько известно, их строительство в текущем году не планируется.

- Как республика будет реализовывать данный федеральный закон? - конкретно спросила улан-удэнских чиновников Наталья Филиппова.

Во всем обвинили  федералов

Законы республики,   касающиеся обращения с безнадзорными домашними животными, уже приведены в соответствие с законом РФ. Скорректированы два существовавших «собачьих» постановления правительства Бурятии. 

Но до сих пор на согласовании находятся еще четыре проекта аналогичных «собачьих» постановлений — о порядке организации деятельности приютов для животных на территории Бурятии, нормального содержания животных в них и пр.

- На федеральном уровне  методические рекомендации, на основании которых в республике необходимо принять свои документы, должны были разработать по графику  во II квартале. А они пришли в конце ноября. Поэтому идет задержка, - кивнул на Москву Эрдэм Сангадиев, начальник Управления ветеринарии Бурятии.

Пока для отловленных собак не построят приюты, отвечающие нормам (которые вот-вот утвердят), процесс будет стоять на месте. 

К стерилизации и передержке  стараются подключать подведомственные учреждения Управления ветеринарии и частные ветклиники. 
- Закон новый, мы только начинаем. Конечно, где-то нарушения будут, мы будем реагировать, исправлять и дальше работать, - заверил главный ветеринар республики.

Но пока остаются вопросы без ответов. Когда пройдут конкурсы, заключат нужные контракты и подрядчики начнут отлов собак, то в какие приюты станут отвозить сотни и тысячи особей (в зависимости от размеров муниципалитета)? Где содержать и чем кормить огромные их стаи? 

- Мы от вас ответа не услышали. Так, в городе Улан-Удэ муниципального приюта нет, а частные битком забиты, - констатировала зоозащитник Наталья Филиппова.

- Подрядчик фактически не сможет передать отловленных животных в приют, как установлено законом. У меня возникает стойкая мысль, что у нас в Бурятии сложилась ситуация, что, объявляя торги, мы сознательно допускаем нарушение закона и будем принимать работы (по исполнению контрактов. — Прим. ред.), которые закону не соответствуют, - поддержал ее Максим Киреенко, сопредседатель регионального штаба ОНФ в Бурятии.

Денег нет, но вы держитесь...

На текущий год республиканский закон определил на работу по около 8000 бродячих собак 31,847 млн  рублей. Есть четкое предчувствие, что денег катастрофически не хватит.

Как оказалось, в   Улан-Удэ сейчас пять отловленных собак держат на городской ветстанции, с которой фирма-отловщик подписала договор на стерилизацию, содержание. 

- Никакой пункт, никакая частная ветклиника не согласны за такую сумму, как сейчас, работать, если лечебницы выставляют одну сумму, а в контракте заложена совсем другая? За январь поступило свыше 70 заявок, мы готовы отлавливать, но куда перевозить? Не можем отработать заявки. На эти суммы никто не идет, - указал на экономические «ножницы» Владимир Галсанов из фирмы «ЦАСС», известной  как «собачий» подрядчик.

На заседании так и не удалось определить, в какую сумму должна обходиться работа с собаками. 

- По г. Улан-Удэ уже проблема есть, потому что суммы,  рассчитанной на одно животное, недостаточно, - выступила Наталья Филиппова, сославшись на мониторинг существующих цен.

- Нам дано право просить дополнительное финансирование. Если денег хватать не будет, мы можем «заявиться» на апрельскую сессию (Хурала. — Прим. ред.). Пока я сумму не буду озвучивать, но она достаточно приличная. Насчет финансирования не стоит беспокоиться, - поспешил опровергнуть опасения общественников Эрдэм Сангадиев.

Очевидно, что проблема с регулированием численности безнадзорных животных в Улан-Удэ  с принятием нового закона  быстро не решится. Рискуя превратиться в очередную «многосерийную» проблему. 

Петр Санжиев, «Номер один». 
^