26.09.2020
Федеральные власти продолжают внедрять инструменты контроля за счет бизнеса

В последние годы на уровне Кремля вводятся в действие все новые системы, контролирующие поток товаров в стране. Это и ЕГАИС, на который посадили всех продавцов и производителей алкоголя, а позже   и тех, кто работает в лесной отрасли. Это и система «Меркурий»,  отслеживающая всю сельхозпродукцию от сырья до готовой продукции на прилавке. И если эти инициативы более-менее понятны с точки зрения потребительской безопасности, то планируемая к внедрению система маркировки молочной продукции вызывает вопросы. Более того, в Бурятии уже прогнозируют закрытие «молочных» предприятий из-за непосильной финансовой нагрузки.

«Платон» нам друг?

Главная претензия бизнеса к внедрению подобных инициатив – это расходы,  ложащиеся на плечи предпринимателей. Государство, которое должно выполнять функции контроля за свой счет, при любой возможности перекладывает финансовое бремя на и так не очень-то уверенно ощущающий себя бизнес. А тому, в свою очередь, остается включать эти расходы в конечную стоимость товаров, а если это невозможно – либо терпеть, либо закрываться.

Несколько лет назад власти придумали систему ЕГАИС,   контролирующую алкоголь с момента производства до розничной продажи. Система, безусловно, нужная, учитывая, сколько поддельного спиртного продается в стране и насколько это может быть опасно для здоровья жителей.

Но ее финансирование   полностью возложили на предпринимателей. Многие из   этой сферы просто не выдержали и закрылись. Чиновники прямым текстом заявляли, что из-за новой системы крупный алкогольный бизнес «съел» мелкий. Причем  продавать меньше не стали.

- Количество лицензиатов сократилось на 275, но количество торговых точек осталось прежним. То есть произошел переход более мелких продавцов в сторону более крупных, - говорил замминистра промышленности Алексей Оловянников еще в 2017 году, сразу после внедрения системы.

При этом  есть вопрос: а стало ли меньше «паленки»? Точного ответа на него нет, хотя чиновники и заявляют, что потребление официального алкоголя выросло, а значит, уменьшилось потребление поддельного. Впрочем, скажем мягко, статистика не всегда правдива.

В памяти еще не остыли и протесты тех, кто работает в сфере грузоперевозок из-за внедрения системы «Платон». Напомним, эта система обязывает водителей и владельцев грузовиков оплачивать специальный сбор за пользование дорогами. Несмотря на многочисленные митинги по всей стране, «Платон» все же начал работать.

Полет «Меркурия»

Чуть позже к  «флеш-мобу»  по внедрению систем контроля подключились и сельхозведомства. И внедрили систему «Меркурий». Всех, кто производит, перерабатывает и продает продукцию сельского хозяйства, заставили подключиться к системе и регистрировать каждую баночку, бутылочку и тому подобное.

Это коснулось школ, детсадов, больниц, магазинов, предприятий общепита, всевозможных предприятий по переработке мяса, молока, а также самих сельхозпроизводителей. Обоснование – необходимость очистить рынок продуктов от нелегально производимой еды (и прочих нелегальных товаров сельхозпроисхождения), повысить безопасность продуктов на прилавках. Идея хорошая, но, как и в предыдущих случаях, ее решили реализовать за счет бизнеса, возложив на него обязанность заплатить за государственный контроль.

В принципе, нужность «Меркурия» вопросов почти не вызывает. Но этого федеральным сельхозчиновникам оказалось недостаточно. И тогда они плюсом к этой системе придумали еще одну – обязательную маркировку молочной продукции.

Думается, что «Меркурий» не обеспечил должного контроля за молоком, раз власти решили добавить еще и обязательную маркировку. Ответа на вопрос «а зачем он тогда нужен» в очередной раз мы не услышим.

Не за горами

Маркировка молочной продукции для некоторых производителей может начаться уже с 20 января следующего года. Для остальных – с 1 октября. Впрочем, есть вероятность, что эти сроки перенесут, ведь причастное бизнес-сообщество пытается изо всех сил сопротивляться нововведениям.

По новым правилам, если они вступят в силу, все участники «молочного» оборота должны   зарегистрироваться в государственной информационной системе мониторинга за оборотом товаров, подлежащих обязательной маркировке, в течение семи дней после начала действия документа. Потом в срок 30 дней предприятие должно обеспечить готовность собственных внутренних систем к взаимодействию с информационной системой, а также направить оператору заявку на прохождение тестирования. После этого идет еще ряд бюрократических процедур.

Но если проще, то молочные предприниматели должны будут, во-первых, купить оборудование для маркировки, во-вторых, зарегистрироваться в информационной системе. 

- Нам на каждую линию придется ставить дополнительное оборудование. И стоимость этого оборудования сопоставима со стоимостью самой линии, - рассказал нам генеральный директор ООО «Бичурский маслозавод» Александр Савельев.

В чьи ворота играем?

Действительно, мы взглянули на одно из коммерческих предложений по такому оборудованию. Минимальный прайс на маркировку обычного тетрапака – 1,3 млн рублей. Очевидно, что такие суммы небольшие сельские производители не потянут. А значит, Бурятию ждет волна банкротств.

Что касается подключения к информационной системе, то здесь стоимость еще не озвучили. Но, к слову, скажем, что оператором этой системы является «Центр развития перспективных технологий», принадлежащий структурам миллиардера Алишера Усманова, госкорпорации «Ростех» и компании инвестора Александра Галицкого. В общем  все, как обычно.

В итоге можно сделать вывод, что производство молока в Бурятии станет дорогим удовольствием. И те  молочники, кто сумеет сохранить свой бизнес под грузом новых требований, начнут искать способы снова сделать свою продукцию рентабельной.

Самый простой – повысить цены. А так как систему внедряют по всей стране, то цены вырастут одновременно на все молоко, что продается в Бурятии.

Второй вариант – оптимизация производства. Более дешевое сырье, сокращения, изменение технологии производства в сторону удешевления. Что не может не сказаться на качестве продукции.

Другими словами, молоко или подорожает, или станет хуже. Ни тот, ни другой вариант не кажется приемлемым для потребителей Бурятии.

Тем не менее  ВЦИОМ этим летом сообщил, что 75% россиян поддерживают обязательную маркировку. Правда, речь тогда шла не о молоке, а о целом ряде товаров, которые начали маркировать с июля этого года. В любом случае  имеются определенные вопросы либо к ВЦИОМу, либо к опрашиваемым им россиянам.

Станислав Сергеев, «Номер один».
^