28.09.2020
Прокуратура ополчилась на Минприроды республики

В водном хозяйстве республики, как оказалось, существуют целые «оазисы» неразберихи. Не сделаны элементарные вещи, положенные по закону. Неповоротливых чиновников пытаются заставить работать в нужном направлении.

Битва за озеро Щучье

На реках-озерах Бурятии то и дело возникают  привлекающие внимание ситуации  - гафская болезнь на Котокеле, кризис с омулем, спирогира, вытоптанные туристами берега у туристических достопримечательностей, угроза наводнения в Улан-Удэ. Постоянные читатели «Номер один» помнят материал про то, как, например, улан-удэнский адвокат сумел принудить распоясавшегося бизнесмена,   установившего шлагбаумы на дороге к озеру, снести заграждение. 

На сей раз чиновников Министерства природных ресурсов Бурятии пытаются побудить установить ясность с границами малых озер, существующих в республике. Как ни странно, но даже известные и популярные малые озера Бурятии не имеют границ.

Точнее, границы то  у них, разумеется, существуют. Но   существуют фактически, физически. А формально, юридически их нет. Такое положение создает   туманную ситуацию по поводу пользования озерами, ведения на их берегу деятельности. Исправить ситуацию вызвалась прокуратура.

Минприроды получило целый ряд исков по самым разным озерам. И за тем один за другим их проиграло. Так, одна из юридических «битв» развернулась по озеру Щучьему – довольно известному месту отдыха в Селенгинском районе. Туда ездят не только жители района, но и многие улан-удэнцы.

Восточно-Байкальский межрайонный природоохранный прокурор при проверке выяснил, что в отношении озера до сих пор отсутствует нормально оформленная береговая линия.

Власть должна была провести работу: собрать сведения, оформить, направить в Енисейское бассейновое управление Росводресурсов. Финальный этап процедуры – внесение сведений в Единый государственный реестр недвижимости, ибо то, что очерчивает береговая линия озера, считается разновидностью недвижимости.

Чиновники не проявили резвости. Соответчиком пошло упомянутое Енисейское управление. Бурятский прокурор потребовал обязать два ведомства (региональное и федеральное) собрать нужные документы и таки включить необходимые мероприятия в перечень   финансируемых за счет федеральных субвенций. «Водно-природные» чиновники оказали отчаянное сопротивление.

Судебные споры

Что же ответчиков (они не явились в судебное заседание) не устроило в требованиях истца?

Минприроды Бурятии указывало, что перечень мероприятий уже сформирован на период 2019-2022 годов. И для финансирования работ по определению береговой линии озера Щучьего надо  выделять дополнительные средства из федерального бюджета.

Росводресурсы кивали на то, что прокурор не указал, какие именно мероприятия надо провести за счет федеральных субвенций и их размер. По мнению ведомства, в таких условиях удовлетворение иска могло повлечь нездоровые последствия.

«Может повлечь за собой выделение субвенций из федерального бюджета в размере, явно превышающем их разумность и целесообразность», - обеспокоились радетели федерального бюджета. Да и срок работ,   установленный  Правилами определения местоположения береговой линии, Бурятией еще не пропущен.

Енисейское управление заверило, что как только из республики поступят документы по береговой линии, Управление проведет всю положенную работу и никаких судебных решений здесь не требуется.

И один только Росреестр по Бурятии не возражал против удовлетворения иска и заявил, что указанную работу надо провести для экологических целей, кадастрового учета, регистрации прав на недвижимое имущество.

Формальное соотношение голосов «за» и «против» оказалось совсем не в пользу истца.

Как выяснилось, определение береговой линии является довольно продолжительным процессом. «Местоположение береговой линии (границы водного объекта) считается определенным со дня внесения сведений о местоположении береговой линии (границы водного объекта) в Единый государственный реестр недвижимости», прояснила на всякий случай бурятская Фемида. 

Было констатировано, что Минприроды республики не исполнило свои полномочия в этом деле - положенные мероприятия по Щучьему так и не начаты.

Суд обязал Минприроды Бурятии, а также Росводресурсы до 1 января 2021 года при планировании соответствующих мероприятий на очередной финансовый год (на 2021 год. - Прим. ред.), финансируемых за счет субвенций из федерального бюджета, включить в их перечень мероприятия по береговой линии озера Щучье.

Федералы  уперлись рогом

Проиграв в первой инстанции, бурятское Минприроды не стало обжаловать вердикт. А вот  Росводресурсы взбудоражились не на шутку и продолжили битву в апелляционной инстанции. Когда Верховный суд рассматривал жалобу  федералов, судьи спросили мнение Минприроды. Оно оказалось почти философским - ведомство не против проведения работ по Щучьему озеру, если будет необходимое федеральное финансирование.

Но, видимо, именно с доступом к деньгам у Росводресурсов большой «напряг». Мероприятия на ближайшие годы  по России  уже запланированы, и, судя по всему, включить новые крайне проблематично. Учитывая, что цены на нефть на мировом рынке так не выросли до прежних 100 долларов за баррель.

Проиграв в Верховном суде республики,  федералы  пошли дальше - в сентябре подана кассационная жалоба на вступивший в силу судебный акт. Такое упорство просто поражает. Видимо, над страной на самом деле сгущаются финансовые тучи и Росводресурсы мечутся между молотом судебного решения и наковальней финансовой действительности. Вердикт суда нельзя не исполнить. Но и выбить деньги, судя по всему, практически невозможно.

Аналогичные судебные процессы прошли также по таким малым озерам республики, как Котокель (Прибайкальский район), Арангатуй (Баргузинский район), Гусиное (Селенгинский район)... Уже выданы исполнительные листы.
 
В Заиграевском районе Минприроды также заставляют усилить активность. Здесь семь населенных пунктов подвержены возможному затоплению и подтоплению при паводках. Это Онохой, Старый Онохой, Унэгэтэй, Новая Курба, Первомаевка, Петропавловка и райцентр Заиграево. Потенциальную опасность несут реки Уда, Брянка и Курба. В угрожаемой зоне живет около 5 тыс. человек.

Между тем, как выяснил районный прокурор, границы зон затопления, подтопления до сих пор не внесены в ЕГРН. Такого не должно быть. К примеру, люди,  намеревающиеся купить земельные участки, дома в угрожаемых зонах, не должны быть в неведении относительно паводкового статуса той или иной территории, где они хотят обустроиться.

Границы зон потопа определяют тоже Росводресурсы. Но для этого ведомство должно иметь предложения, разработанные совместно республиканскими и муниципальными властями. Районные власти, как полагается, выполнили свои обязанности - представили Минприроды республики свои предложения по зонам. Но потом возникла странная затяжка, да такая, что прокурор пошел в суд.

Райсуд обязал министерство все же обратиться в Росводресурсы с предложением Бурятии по поводу зон в Заиграевском районе. В ходе дальнейших баталий, затеянных министерством, стало известно, что оно, оказывается, направляло  федералам  документы, но получило отказ в согласовании  с перечнем замечаний.

«В настоящее время средств на устранение замечаний не имеется», - развели руками представители правительства Бурятии. И   вообще  министерство не считало, что райадминистрация представила свои предложения в необходимом объеме.

31 августа Верховный суд Бурятии  в итоге  оставил районное решение без изменений.

Очевидно, что надо решать вышеозвученные вопросы как можно скорее. Тем более  что в  республике начался очередной многолетний цикл многоводности. Что чревато новыми проблемами для населения.

Петр Санжиев, «Номер один». 
^