28.09.2020
Как безукоснительное следование воле родителей может испортить жизнь ребенка?

Мы привыкли к тезису о том, что дети должны быть послушными, следовать указаниям родителей - чтобы «не отбивались от рук». К сожалению, не все знают, что когда взрослые требуют от ребенка беспрекословного послушания, они гарантируют ему сложную жизнь. Учат ребенка несамостоятельности, безынициативности и неспособности нести ответственность за себя. О последствиях тотального послушания расскажет кандидат психологических наук Игорь Бадиев.

Учит несамостоятельности

- Игорь Валерьевич,  расскажите, что плохого в послушании? 

- Для нас, людей, воспитанных в Советском Союзе, послушание и следование авторитетам – это одно из центральных ценностей. В 20 веке и ранее в вопросах воспитания детей основной упор делался именно на послушании. Ребенок должен делать то, что ему говорят взрослые, следовать указаниям старших. Считалось, что именно послушание является основным критерием воспитанности. 

В целом процесс воспитания детей сводился к тому, чтобы ребенок был послушным. В советской системе образования, да и сейчас можно встретить отголоски этого, когда на уроке вопросы дисциплины ставятся выше, нежели вопросы содержательного усвоения знаний. Когда учитель добивается соблюдения дисциплины любым путем, неважно, идет учебный процесс или нет. И это касается не только системы образования, но и вопросов семейного воспитания. Родители старшего поколения также считают, что ребенок должен быть послушным и   делать то, что ему говорят взрослые. 

Но действительно ли он должен быть послушным  и всегда слушать старших? Это большой вопрос. Наверное, все-таки нет. Я попытаюсь объяснить, почему тотальное послушание наносит значительный ущерб для личности,  развития ребенка и человека вообще. 

В первую очередь, когда мы требуем от ребенка тотального послушания и безукоснительного следования правил, мы учим его быть несамостоятельным. Не то  что   не учим самостоятельности, наоборот -   учим несамостоятельности. И это существенная разница. Когда мы требуем от ребенка безукоснительного следования правилам, предполагается, что никакое другое действие не может быть выполнено без одобрения взрослых. Когда ребенок оказывается в ситуации неопределенности, когда непонятно, как поступать, и нет каких-то указаний по этому поводу со стороны взрослых, то он начинает испытывать очень сильную тревогу. А правильно ли я поступаю? Это касается тех ситуаций, когда нет четких правил, а таких моментов в повседневной жизни очень много. 

- Да, принимать решения нам приходится каждый день и час… 

- И когда мы учим ребенка, что решение должно приниматься   исходя не из его собственных умозаключений и желаний, а   из внешних для него указаний, то мы тем самым лишаем его возможности принимать решения. Это порождает очень сильную тревожность. Почему? Потому что у ребенка складывается впечатление, что в ситуациях неопределенности и выбора есть правильные решения и неправильные. Задача заключается в том, чтобы выбрать правильное. В итоге появляется страх совершить ошибку, который  в конечном итоге  приводит к тому, что ребенок оказывается не в состоянии сделать выбор: внешних указаний нет, внутреннее умение принимать решения с ориентацией на свои мотивы и желания у него не сформировано. 

Мы требуем послушания, как правило, с раннего возраста. Требования к послушанию возрастают уже в детском саду и начальной школе. В младшем, подростковом возрасте это уже достаточно жесткие требования - ребенок должен делать то, что ему говорят. Когда дело доходит до старших классов, когда подростку нужно решить, куда поступать, какие экзамены выбрать, он оказывается в ситуации выбора. Взрослые вдруг ему говорят: «а теперь выбирай сам», хотя до этого он вообще ничего сам не выбирал. 

Теперь ему нужно сделать выбор, причем, как ему говорят, крайне важный, от которого зависит вся его дальнейшая жизнь. Конечно, подросток, оказавшись в такой ситуации выбора, просто не может его сделать. Он не может понять, что должно лечь в его основу.   И, естественно, что сюда включаются какие-то внешние критерии – он начинает спрашивать, что думают по этому поводу родители, учителя, куда идут сверстники, в какие вузы правильнее поступить. 

Четкого ответа на этот вопрос ему никто  не дает, даже родители. Хотя некоторые из них не спрашивают у ребенка, что он хочет, а в директивной форме говорят, кем он станет. Ответы окружающих оказываются для подростка недостаточным основанием для принятия решения, поэтому он сомневается. Даже совершив выбор, он продолжает сомневаться, правильно ли поступил. Мы можем встретить студентов, кто, проучившись в вузе не один год, продолжает сомневаться в своем выборе. 

Поэтому первое, что делает тотальное требование послушания, –   учит несамостоятельности. А также принимать решения исходя из внешних обстоятельств, а не из внутренних интересов или мотивов.

Инициатива наказуема

Помимо этого, тотальное послушание учит ребенка безынициативности. Механизм тот же самый: когда мы требуем тотального послушания, то проявление той или иной инициативы - это то, что выбивается из общего правила. А совершать то, что против правил, не следует. Если в ситуации выбора мы оказываемся всегда  и это порождает тревожность, то способность выходить из состояния неопределенности связана с инициативой. 

Попадая в трудную ситуацию, человек  так или иначе  проявляет инициативу, пробует какие-то способы действий,  не предусмотренные правилами и регламентом. А так как ребенка этому не учат, а, наоборот, учат не делать так, то, оказавшись в трудной ситуации, он не может с ней справиться. Невозможность принять решение вследствие тревожности, отсутствие инициативы делают невыполнимым выход из ситуации.  

В итоге у взрослого человека, прожившего многие годы в состоянии постоянной тревоги и сомнений в правильности принятых им решений, появляется ощущение, что он живет не своей жизнью  и вообще  все как-то не так. Он чувствует неудовлетворенность собственной жизнью и собой. Это явление мы называем кризисом среднего возраста. Для человека,   оказавшегося в такой ситуации, кризис может стать деструктивным, он очень трудно переживается. 

Третий компонент, связанный с послушанием, это проблема ответственности. Когда  требуем от ребенка тотального послушания, говорим ему, что делать и что   нужно следовать внешним указаниям, мы учим его не брать на себя ответственность за свои решения и свою жизнь. 

Так как ребенок не принимает решения, способы достижения своих целей определяет тоже не он, то и не несет ответственность за результат, который получился. А кто несет ответственность за результат? Некие внешние обстоятельства – родители, общество, какая-то ситуация. То есть  кто и что угодно, но только не он. И если он не несет ответственность, то и отношение ко всему, в том числе и к себе, у него несколько отстраненное. Он не только не способен выйти из этих состояний  неопределенности ввиду отсутствия инициативы (у него нет этого инструмента), но у него нет еще и мотивации ввиду отсутствия умения брать ответственность на себя. То есть  он не только не умеет и не может выходить из непростых ситуаций, но и не хочет этого.

Ребенку можно все?

В результате требования полного послушания крайне страдают три основных компонента: способность принимать решения (самостоятельность, которая позволяет принимать решения, ориентируясь на свои внутренние факторы, свои мотивы и интересы), инициативность (способность действовать нестандартно, нешаблонно) и ответственность,   отражающая отношение человека к себе, другим людям и событиям. Мы с вами помним, что основными целями воспитания является формирование ответственной, инициативной, самостоятельной личности. Получается, что требование послушания прямо противоречит целям воспитания. 

- Как быть и что делать? Значит ли это, что ребенок может делать все, что угодно? 

- Конечно же, нет, потому что управлять собственной жизнью и поведением необходимо учиться. Встречается такая крайность: родители уверены, что ребенок сам решит, что ему делать. Это совершенно неадекватное решение, поскольку он еще не умеет этого делать. Этому необходимо сначала научиться. 
Процесс обучения самостоятельности, ответственности, инициативности   - достаточно длительный и сложный процесс, в котором эти три компонента не сразу передаются ребенку в полном объеме, а лишь постепенно. Здесь большое значение приобретает положение советского психолога Льва Выготского о зоне ближайшего развития. В каком объеме ребенку передавать самостоятельность и ответственность? Сколько ему ее нужно? Ровно столько, сколько он может сделать, плюс еще чуть-чуть, для того чтобы ему нужна была помощь. Тогда эти качества будут развиваться, тогда мы будем учить ребенка ответственности, самостоятельности и инициативности. Когда мы даем избыточно все  это, тогда это уже попустительство, отсутствие воспитания как такового.

- Как быть тем, кто вырос в тотальном послушании и это мешает им жить?

- Часто именно с этими запросами в области ответственности, личных границ  и самостоятельности люди обращаются к психологам. Человеческая психика, личность  достаточно гибки, и нет ничего, с чем нельзя было бы работать. Нужно понимать, что это всегда достаточно серьезная, тяжелая работа над собой. Потому что приходится самостоятельно, осознанно восполнять то, чему нас не научили в детстве. 

Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один». 
Вопросы психологу вы можете задать по адресу: pismo77@inbox.ru 
^