02.02.2020
Как распределяются бюджетные деньги между сельхозкооперативами

И у силовиков,    и у СМИ, а также общественности возникает все больше вопросов относительно предоставления различных субсидий Минсельхозом республики. Господдержка, которая должна быть направлена на развитие и укрепление отрасли, помощь успешным фермерам и компаниям, работающим в области сельского хозяйства и пищевой промышленности, уходит  непонятно кому и по какому принципу. 

Стоит ли говорить, что эффект от бюджетных миллионов заметен разве что под лупой? Очередную порцию масла в огонь добавила и Счетная палата республики.

Больше денег

Ведомство решило проверить, насколько эффективно Минсельхозом Бурятии используются бюджетные деньги, выделенные им на развитие потребительской кооперации. То есть  на объединение сельхозпроизводителей в кооперативы под присмотром и с помощью республиканской власти, чтобы им легче работалось и проще было выходить на рынки сбыта.

Цель развить это направление в Бурятии существует уже довольно давно. Вот, например, пара цитат из далекого 2011 года с заседания Совета старейшин,   посвященного этому вопросу. 
«Безусловно, для того чтобы система работала, чтобы люди были заняты, чтобы мы могли получать свою собственную продукцию с той земли, на которой живем, нам необходимо, чтобы работала четкая проводящая сеть – потребкооперация... Однако целый ряд причин, в первую очередь, нехватка оборотных средств, тормозит развитие кооперации», - говорил тогда еще президент Республики Бурятия Вячеслав Наговицын.

«Несмотря на положительные моменты, у нас есть ряд серьезных недостатков. Мы осваиваем только 22% от имеющихся ресурсов мяса, 1% - от ресурса молока, 1,2% - от ресурсов картофеля. Но своими силами, без государственной поддержки, мы не в состоянии увеличить объемы закупа сельхозпродукции. Буркоопсоюз обратился к президенту и правительству с просьбой поддержать кооператоров», - рассказывала председатель правления «Буркоопсоюза» Долгор Норбоева.

Президент республики отвечал, что потребкооперация вправе рассчитывать на государственную поддержку. Причем на все ее виды, а не только узко направленные - малые и средние предприятия.

Полмиллиарда на горизонте

Сказано – сделано. Выделены деньги, а позже даже создан Фонд поддержки сельскохозяйственной потребительской кооперации в Республике Бурятия. Вот что сообщала по этой теме пресс-служба правительства летом прошлого года: «Дальнейшее развитие малых форм хозяйствования продолжит региональный проект «Создание системы поддержки фермеров и развитие сельской кооперации», объем финансирования которого до 2024 года составит в общей сложности 445 млн рублей. В рамках регпроекта в предпринимательскую деятельность, связанную с ведением сельского хозяйства, будет вовлечено более 1000 человек. Для владельцев ЛПХ и фермеров запланированы обучающие семинары по вопросам сельхозкооперации, для крестьянских (фермерских) хозяйств предусмотрена грантовая поддержка (Агростартап)».

Кроме того, в Бурятии с 2018 года действует программа «Развитие системы сельскохозяйственной потребительской кооперации в Республике Бурятия», срок реализации – до 2021 года. Из бюджета предоставляются займы на закуп оборудования, капитальное строительство, пополнение оборотных средств, на возмещение половины затрат на улучшение материально-технической базы кооперативов. И так далее. Казалось бы, что может пойти не так? Как выяснилось, многое. 

Не каждому дано

Итак, за 2018-2019 годы Минсельхозом в рамках подпрограммы «Развитие системы сельскохозяйственной потребительской кооперации в Республике Бурятия» освоено 68,5 млн рублей из бюджета. Большая часть этих денег – 60,3 млн – ушла на создание и ведение деятельности Фонда поддержки кооперации Бурятии.

Начинается отчет аудиторов Счетной палаты Бурятии с востребованности господдержки среди нуждающихся. Как выяснилось, желающих получить субсидии на возмещение части затрат на улучшение материально технической базы меньше, чем планировалось.

Власти только на 2018 год планировали потратить 12,5 млн рублей по этому пункту. В итоге же за два года потратили только 8,2 млн. В чем же проблема? Может, фермеры не знают про эту льготу? Или бюрократический механизм настолько суров, что далеко не каждый через него продерется? А может, у нас не осталось предпринимателей, которые могут претендовать на эту льготу?

К слову, чиновники сами же сильно проредили список тех, кто может рассчитывать на эти деньги, вычеркнув из перечня затрат, подлежащих возмещению, приобретение или возведение объектов сбыта готовой продукции, например, нестационарных торговых объектов, мобильных торговых комплексов и прицепов.

«При этом, согласно декларируемой цели подпрограммы, сельскохозяйственная кооперация призвана обеспечивать в том числе  доступ малых форм хозяйствования, личных подсобных хозяйств к рынкам реализации сельскохозяйственной продукции»,  недоумевают аудиторы.

Еще один препон - вероятные необоснованные отказы в предоставлении господдержки. Почему вероятные? Потому что «проверке не представлены документы, свидетельствующие об отказе в предоставлении субсидии… исходя из чего, невозможно определить обоснованность принятия таких решений».

И так сойдет…

То есть  некоторым предпринимателям могли вставить палки в колеса – умышленно или нет. Зато другим – карт-бланш и полная свобода.

«Установлены случаи оформления заявителями заявок на предоставление субсидий таким образом, что затрудняет последующий контроль за целевым использованием бюджетных средств и может создать возможность для двойного субсидирования оборудования по другим мероприятиям госпрограммы (гранты) - заявки  не содержали идентифицирующих сведений о субсидируемом оборудовании: фотофиксации проверяемого оборудования, заводских номеров, года изготовления, паспортов изделий и т.д.; в договорах поставки оборудования не указывалась конкретная марка поставляемого оборудования (например, написано «сепаратор-сливкоотделитель» или «танк-охладитель»), что не позволяет определить рыночную стоимость оборудования»,  пишут в своем отчете аудиторы Счетной палаты.

Но были же ведь еще и акты фактического наличия субсидируемого оборудования, которые составлялись Минсельхозом. Значит, не все так плохо?

«Акты… во многих случаях составлялись Министерством формально и не содержали вывода о наличии, полной комплектации предлагаемого к субсидированию оборудования, готовности к эксплуатации. Отсутствовали фотоматериалы проверяемого оборудования, заводских номеров, года изготовления и т.д.»

В общем, кому-то - фигу с маслом, кому-то – жирный кусок пирога.

Были случаи завышения стоимости покупаемого оборудования, чтобы получить побольше субсидий. Степень завышения - от 1,7 до 2,8 раза.

«При этом договоры на поставку вышеуказанного оборудования заключались с поставщиками, осуществляющими несвойственные виды экономической деятельности, например, «Торговля оптовая фармацевтической продукцией», «Торговля оптовая прочими бытовыми товарами», «Строительство жилых и нежилых зданий»,   пишут аудиторы.

То есть невооруженным взглядом видно, что избранные предприниматели с помощью каких-то подозрительных схем выкачивали деньги из бюджета под пристальным наблюдением Минсельхоза. В итоге: «Объем неэффективно израсходованных министерством бюджетных средств при предоставлении субсидии составил, таким образом, 1 млн 127 тыс. рублей.».

Слово за силовиками

Отдельно представители Счетной палаты проверяли тот самый Фонд поддержки сельскохозяйственной потребительской кооперации,   созданный в Бурятии. Основная деятельность Фонда заключается в предоставлении займов, грантов и других форм поддержки сельхозпредпринимателям.

Предельный размер займа – 5 млн рублей. Максимальный срок – 36 месяцев. Процентная ставка – 7% годовых. На конец ноября 2019 года фондом было выдано 20 таких займов на сумму 65,5 млн рублей.

Здесь тоже хватает подозрительных странностей. Например, эксперты Фонда, определяющие стоимость залогового имущества, в пяти случаях завысили ее.

Кроме того, у аудиторов вызвало сомнения качество оценки финансового состояния на этапе рассмотрения документов заемщиков. Из-за чего, вероятно, и возникают просроченные задолженности.

«В заключениях анализа финансового состояния заемщиков, выполняемых экспертами Фонда, выводы о высокой кредитоспособности, а также значения среднемесячной чистой прибыли  не подтверждались обосновывающими документами... Решения об одобрении предоставления займов в заключениях выносились без анализа реального финансового состояния заемщика»…

Ну и напоследок: «Выявлен факт регистрации приобретенного транспортного средства в собственность председателя кооператива, а не в собственность кооператива».

В итоге материалы проверки Счетной палаты отправятся в правоохранительные органы, которые и будут разбираться, насколько далеко за рамки закона вышли бурятские сельхозчиновники. Будут ли по итогам этих разборок какие-то конкретные меры, уголовные дела и прочее? Неизвестно. Ведь наличие нарушений закона у нас, к сожалению, еще не гарантирует наказание.

Станислав Сергеев, «Номер один». 
^