24.12.2020
Экс-замминистра рассказала из СИЗО о выдвинутых против нее обвинениях

Вот уже четыре месяца под арестом в СИЗО находится бывший заместитель министра здравоохранения Бурятии, экс-главврач городской больницы № 4 Наталья Бухольцева. 58-летнюю арестантку следствие обвиняет в мошенничестве и служебном подлоге на миллионы рублей. Однако с этой версией обвиняемая категорически не согласна,  считает ее надуманной, а уголовное дело против нее основанным на домыслах и предположениях. Нам удалось связаться с Натальей Бухольцевой и ее адвокатом, которые впервые раскрыли свою версию громкого уголовного дела.

Крутой проект

Три месяца из четырех Наталья Бухольцева провела в одиночной камере СИЗО. Благо в камере есть телевизор, и он на время может отвлечь от горьких размышлений и заполнить пустоту вокруг. Столь суровую меру пресечения суд избрал чиновнице в минувшем августе. Сторона защиты пыталась обжаловать это решение, но безуспешно. 

Новость о возбуждении уголовного дела против бывшего замминистра здравоохранения и главврача поликлиники №6 Бухольцевой прогремела как гром среди ясного неба. 27 августа 2020 года Следственный комитет Бурятии сообщил о том, что задержанная чиновница подозревается в совершении двух преступлений – в мошенничестве группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения в особо крупном размере и служебном подлоге.

По версии следствия, «в январе 2018 года Наталья Бухольцева, как главный врач поликлиники №6, вступила в сговор с представителем коммерческой организации. Под видом оплаты договора аренды имущества они решили совершить хищение денежных средств учреждения путем явного завышения цены контракта, которая превысила 70 млн  рублей. Хотя вся стоимость предоставляемого в аренду имущества едва достигала 17 млн  рублей. По данным следствия, часть указанного в договоре имущества в поликлинику поступила лишь спустя год после подписания контракта. Тем не менее главный врач изначально подписала акт приемки данного имущества. Регулярно вносились платежи за его якобы использование. Таким образом, по версии следствия, в результате действий главного врача в сговоре с представителем коммерческой организации учреждению здравоохранения причинен ущерб в размере более 47,5 млн рублей». 

А теперь разъясним вводные данные. В январе 2018 года главврач Бухольцева заключила договор с офтальмологическим центром из Иркутска о поставке в городскую поликлинику №6 высокотехнологичного медицинского оборудования. Договор государственно-частного партнерства подразумевал, что коммерческая организация будет сдавать в аренду поликлинике офтальмологическое оборудование. Лечебное учреждение сможет использовать его по назначению и каждый месяц на протяжении четырех лет перечислять за него коммерческой организации арендную плату. По окончании срока аренды медицинское оборудование должно будет перейти в собственность поликлиники №6. 

Проект открытия офтальмологического центра в поликлинике разрабатывался еще в 2012 - 2013 годах и был согласован с Министерством здравоохранения РБ. Реализация этого проекта предполагала открытие специализированных кабинетов, кабинета охраны зрения для детей и взрослых, дневного стационара. Необходимость открытия такого центра назрела давно, дело в том, что операции по катаракте люди просто не могли дождаться, теряли зрение, очередь была расписана на три года вперед. Больные вынуждены  ездить в соседние Иркутск и Читу. Но не все, кому была показана операция на глаза, могли позволить себе поездку, ведь большая часть больных - люди преклонного возраста, пенсионеры.

Судя по документам, в 2017 - 2018 годах очередь на проведение лечения такого заболевания, как катаракта, составляла более 3 000 человек. После организации офтальмологического центра в поликлинике с начала работы по сегодняшний день врачи провели около 2 500 операций.

Ценность этого проекта еще и в том, что налоги и средства обязательного медицинского страхования оставались бы в Бурятии, а не в соседних регионах. Не вложив ни одной копейки бюджетных средств, республика получила специализированное офтальмологическое отделение. Но самое главное, что с открытием центра пациенты теперь могли получать медицинскую помощь в стационаре, причем бесплатно, за счет средств ФОМС, а не лежать на дорогостоящих больничных койках.

Простая математика

А теперь попробуем разобраться в затратах и выгоде этого долгосрочного проекта. Отметим, что он изначально задумывался как доходный и самоокупаемый. Коммерческая организация, отдавая медоборудование поликлинике в аренду на четыре года, по договору брала на себя все расходы по его обслуживанию, страховке, ремонту и замене при необходимости. Согласитесь, никакая коммерческая фирма не может в ущерб своей выгоде передать в пользование кому-то свое дорогостоящее имущество. Здесь по договору арендная плата в месяц на четыре года (48 месяцев) составила 1,5 млн рублей. В итоге по окончании срока аренды коммерческая организация должна была получить за оборудование около 70 млн.

Поликлиника, как мы выяснили, не только не потеряла от проекта, но и заработала, причем приличные деньги, которые могут пойти на развитие всех направлений ее лечебной деятельности. Судите сами. За проведение операций каждому больному катарактой на арендуемом оборудовании поликлиника № 6 получала оплату в сумме около 50 000 рублей,  произведенную страховыми компаниями по линии обязательного медицинского страхования. При этом общая ежемесячная сумма оплаты за проведение указанных операций составляла около 5 млн рублей, что значительно превышает размер арендного платежа в 1,5 млн  рублей.

Все расчеты за аренду оборудования производились только за счет средств, полученных за диагностику и лечение  с использованием этого оборудования, без привлечения бюджетных средств. При этом ежемесячный объем поступающих денежных средств более чем в три раза превышал затраты на аренду оборудования.

Даже примерный подсчет показывает, что за проведенное специалистами офтальмологического центра лечение поликлиникой №6 должно быть получено около 130 млн рублей, из которых только 38 млн были направлены на оплату аренды оборудования, а все оставшиеся денежные средства полностью перешли в распоряжение организации. Математика проста – поликлиника осталась в плюсе, и о каком ущербе, причиненном Бухольцевой, тогда идет речь?

Наталья Андреевна настаивает, что никого не обманывала и не брала чужих денег, наоборот, делала все, чтобы достойно реализовать проект.

- За период с 31 января до 30 июня 2020-го поликлиника получила около 100 млн рублей, из них 38,1 млн рублей ушло на арендную плату, итого чистая прибыль поликлиники составила 61,8 млн рублей. Это все очень легко проверить. Между тем следствие вменяет мне кражу 47,5 млн рублей, хотя поликлиникой  перечислено 38,1 млн за аренду. Откуда появилось 9,3 млн? На этот вопрос мне следователь ответил просто, дескать, какая вам разница, какая там сумма. Представляете? – сетует Наталья Бухольцева.

По данным стороны защиты, 9 млн – переплата, эту сумму почему-то приплюсовали к 38 млн рублей, вот и получается 47. Эти 9 уже входят в 38, их нельзя складывать.

«Это полный абсурд»

По словам Натальи Бухольцевой, в качестве главного врача городской поликлиники №6 она успела провести только четыре платежа арендной платы по 1,5 млн рублей. 27 июля 2018 года  уволилась, поэтому остальные платежи должен был проводить новый руководитель. Почему бы не спросить у него, что там было дальше с платежами?

- Следствие пишет, что я подписывала акты на непоставленное оборудование и производила оплату до 30 июня 2020 года на сумму 9,3 млн. Но я не проводила оплату,  ведь уже не работала там. Актов в деле нет, а за них почему-то принимаются приложения к договору. Хотя оборудование поступило позже, оно просто не могло прийти в день подписания договора. Когда пришло оборудование, очень легко проверить по постановке его на бухучет, но следствие этого не делает, - заявляет Наталья Бухольцева.

Сторона защиты обвиняемой уверена, следствие ошибается, подменяя понятия «аренда оборудования» и «поставка оборудования», подчеркивая, что это совершенно разные обязательства.

- По договору аренды имущества финансовые затраты значительно больше, чем просто при его приобретении. В нашем случае это именно договор аренды, когда арендодатель несет все затраты по установке и эксплуатации оборудования, в том числе по его обслуживанию и ремонту, обучению персонала, страхованию и т.п. Поэтому совершенно некорректно сравнивать стоимость оборудования и объемы платежей по договору аренды так, как это делает орган следствия, - заявляет адвокат обвиняемой Павел Нижегородцев.    
Наталья Бухольцева призналась, что глубоко разочарована в работе правоохранительной системы Бурятии. Все, что она делала во благо людей, сейчас переворачивается наизнанку, белое становится черным, будто и не было 33-летнего безупречного стажа в здравоохранении, жизни, отданной спасению людей. 

- Я не думала, что в нашей стране может быть так сфабриковано дело, без доказательств, без фактов, все на домыслах, подмене понятий, предположениях, словах «может», «вероятно», «возможно». Все это переносится из постановления в постановление, складывается впечатление, что у следствия нет желания разбираться в этом деле всесторонне, с применением незыблемого принципа презумпции невиновности. Кажется, они взяли лист бумаги, разорвали его вертикально и читают одну часть этого разорванного листа, - делится Наталья Бухольцева.

23 декабря суд будет рассматривать вопрос об изменении меры пресечения обвиняемой с заключения под стражу на домашний арест. Однако это не отменяет четырех месяцев нахождения Бухольцевой под стражей и не снимает вопроса о необоснованности возбуждения и расследования в отношении нее уголовного дела. Для женщины, тем более ее возраста, нахождение за решеткой – пытка. Доводы, на которые указывает следствие, что  якобы она может скрыться, оказать давление на свидетелей либо воспрепятствовать расследованию, с точки зрения здравого смысла, безосновательны. Куда побежит женщина, у которой дома нуждающиеся в уходе 82-летняя мать и муж-инвалид? И какие у  обвиняемой связи, чтобы как-то мешать следствию?

- Заключение меня под стражу используется следствием исключительно как морально-психологическое воздействие и давление. Как доказать невиновность, если следствие игнорирует очевидное? Игнорируется тот факт, что я не могла ни физически, ни фактически украсть эти миллионы, потому что там элементарно не работала. Полный абсурд, - заключает Наталья Андреевна.

Любовь Ульянова, «Номер один». 
^