27.12.2020
Прорыв канализационного коллектора загрязнил Улан-Удэ вирусами и бактериями

Одна из самых крупных коммунальных аварий в Улан-Удэ на магистральном канализационном коллекторе на ул. Овражная вылила на улицы города тысячи тонн опасных стоков. Поскольку канализационные массы успели застыть, специалисты ожидают в Улан-Удэ роста кишечных инфекций. Весной, когда загрязненный лед растает и поплывет по городу и дальше в реку Уду.

Коллективная ответственность

Никто не знает, чья последняя тряпка (а в МУП «Водоканал» говорят именно об этом виде мусора в закупоренном коллекторе) стала последним препятствием на пути стоков. Собираемых, кстати, с  сотых кварталов. После закупорки коллектора стоки пошли наверх, разлившись по Октябрьскому району, создав сюрреалистическую картину едущих по улице Бабушкина машин в парящих фекальных водах. И когда на следующее утро стоки замерзли, то тысячи автомобилистов поехали на работу в центр города по ледяной горке.

Коммунальные службы, к слову, довольно оперативно исправили ситуацию, подсыпав скользкую дорогу. А жители  сотых  ругали коммунальщиков, забыв при этом, кто на самом деле создал коммунальный Армагеддон в отдельно взятом районе города. Как говорят в «Водоканале», если рачительная хозяйка сливает в унитаз ведро с водой вместе со случайно забытой там тряпкой, чаще всего закупорка образуется в квартире или доме. Если тряпку пронесло дальше, то с  сотых кварталов она со средней скоростью в три километра в час через пару часов окажется в коллекторе на Овражной.

Когда коммунальщики вскрыли место засорения, то оказалось, что засор из старых тряпок, жира и другого самого разнообразного мусора был еще и «укреплен» словно сеткой. Так что не только потребители несут коллективную ответственность за аварию. Но и городские коммунальщики здесь не проследили.

- Сложность аварий канализационной системы заключается в том, что, в отличие от труб горячего водоснабжения, стоки не перекроешь, они продолжают часами течь, - говорит Жаргал Дагбаев, пресс-секретарь МУП «Водоканал». - Поэтому на окончательное устранение аварии понадобилось около суток. Но сегодня никто не даст гарантий, что аварий не будет этой зимой: износ сетей - сверхнормативный, в них необходимы большие вложения.

Надежда на мороз

Между тем  последствия аварии пока трудно просчитать. Ведь, помимо ледяных наростов на дорогах, приводящих к замедлению движения и увеличивающих риск аварий, добавилось и массивное бактериальное заражение местности. Ведь неочищенные канализационные стоки представляют собой серьезную угрозу, поскольку заражены болезнетворными бактериями, вирусами и паразитами.

- Пока решения, что делать с грязным льдом, нет, ведь хлорсодержащими жидкостями поливать нельзя, это будет неэффективно и нанесет вред окружающей среде, - считает пресс-секретарь комитета по городскому хозяйству мэрии Улан-Удэ Валентин Помишин.  - С тротуаров, куда он попал от проезжающих автомобилей, мы нечистоты убрали, а вот долбить лед на дорогах, тем более на такой оживленной улице, как   Бабушкина,  технически сложно. Это повредит асфальт, а работы вызовут новые заторы. Одна надежда на морозы, которые помогут уничтожить бактерии.

Между тем, по данным исследователей, наиболее опасная субстанция канализационных стоков это не бактерии, а вирус гепатита А,   выдерживающий, кстати, минусовые температуры в течение пары лет. Правда, он быстро дезактивируется ультрафиолетом, которого в Улан-Удэ, к счастью, много. Спасибо яркому солнцу.

Тем не менее в Управлении Роспотребнадзора по РБ отмечают, что расслабляться не стоит. Ведь при подобных коммунальных катаклизмах вполне вероятно ухудшение эпидемиологической обстановки, если не предпринимать профилактические меры. Особенно когда наступит весна и растаявшая опасная уличная грязь действительно сможет попасть в квартиры улан-удэнцев на подошвах. И здесь необходимо соблюдение элементарных санитарных правил, зонирование жилья на «грязную» и «чистую» зоны, переобувание, частое мытье полов и рук перед едой. Всю остальную работу по обеззараживанию уличных стоков можно поручить солнцу и матушке-природе.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^