14.02.2020
В Бурятии усилиями контролирующих органов тлеет и готова взорваться новая «горячая точка»

Муниципальные власти Баргузинского района не дали разрешения инициативной группе жителей п. Усть-Баргузин на проведение митинга по поводу закрытия государственными органами всей деревообрабатывающей промышленности района. Два месяца жители пытаются добиться санкционированного митинга.

Поверили и вложились

Создается впечатление, что в Бурятии одна рука не ведает, что творит другая. В начале 2019 года Народный Хурал принял закон в области лесопиления, запрещающий складировать опилки с пилорам. И предпринимателей стали на всех уровнях уговаривать вложить свои средства в переработку отходов в топливные брикеты (пеллеты).

И они, поверив государству, вложились. Прошлой осенью в Усть-Баргузине построили два перерабатывающих завода. На их открытии чиновники заявили, что пеллеты улучшат экологию Улан-Удэ, а бизнес получит рынок сбыта даже в Монголии.

Но одновременно природоохранная прокуратура провела жесткие проверки лесозаготовителей Баргузинского района и через суды стала закрывать одно предприятие за другим. Ссылаясь на ФЗ «Об охране озера Байкал» от 1999 года, которым, с учетом последующих постановлений правительства РФ, рубки леса в Центральной экологической зоне запрещены. Обойти закон, как это делало население поселка два десятка лет, для того чтобы жить и работать, на этот раз не получилось.

Занимайтесь туризмом 

Установка прокуратуры, причем поступившая с самых верхов, особо не скрывается — все лесоперерабатывающие предприятия возле Байкала должны быть закрыты. А жителям предлагается сидеть на берегу Байкала и ждать у моря погоды и китайских туристов. Те же пеллетные заводы сегодня столкнулись с нехваткой сырья и закрываются.

Деньги потрачены впустую, а банки, словно стервятники, в очередной раз готовы поживиться на банкротстве промпредприятий и растаскивании активов. Но самое главное — усилиями госорганов прекращена всякая экономическая деятельность поселка. Ведь ранее населению запретили ловить нерпу, а затем и омуль, а до этого была уничтожена переработка рыбы.

Фактически на поселке Усть-Баргузин, где живут восемь тысяч человек и чье благосостояние держалось исключительно на лесе и его переработке, поставлен жирный крест. Скоро столкнемся с последствиями искусственно созданной безработицы в виде роста преступности и насилия.

— 6 февраля пошли на прием к приехавшему на Байкал замгенпрокурора Ткачеву, но он нас не принял, мол, обращайтесь к местной власти, прокуратура тут ни при чем, — сообщила «Номер один» общественница Галина Арсеньева. — Мы написали письма во все инстанции с просьбой о помощи.

Однако в ответ пришли лишь отписки. Тогда жители обратились в поселковый Совет для проведения схода жителей, на котором должны были прозвучать требования о том, чтобы разрешили им работать. Однако депутаты поселения Усть-Баргузин побоялись и переправили вопрос на уровень муниципалитета Баргузинского района. Глава района Михаил Мишурин направил участникам инициативной группы письма, что по закону решение о собрании принимается усть-баргузинскими, а не баргузинскими депутатами. 

Совет депутатов Усть-Баргузинского поселения согласовал проведение общего собрания жителей поселка, запланированное на 14 февраля.

В конце концов, почему жители не могут мирно собраться и поставить вопросы о своем будущем. Глядишь, может, и обозначится выход из ситуации, да и люди выплеснут наболевшее.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^