27.02.2020
Междоусобная война при закупках медоборудования

Скандалы, связанные с госзакупками, вспыхивают в Бурятии нередко. Одним из последних стал случай с онкоцентром, для которого приобрели оборудование почти на сотни миллионов рублей. После вмешательства общественников и обнародования некоторых подробностей выполнения госконтракта на начальника Управления капитального строительства (УКС) Виктора Гуслякова   возбуждено уголовное дело.

Но, несмотря на то, что расследование идет полным ходом, многие считают, что Гусляков всего лишь оказался «крайним» в этой истории. Есть версия о том, что шумиха вокруг закупки оборудования имеет своей настоящей целью не торжество справедливости, а устранение сильного конкурента – компании «Промедис», выигравшей очередной крупный контракт.

Оборудование есть, но его нет

Напомним, хронологию. Общественник Антон Котенко и член комиссии по противодействию коррупции при главе Республики Бурятия Игорь Трофимов обнародовали в соцсетях информацию о коррупции в сфере госзакупок. С соответствующим заявлением они обратились и в следственные органы. По их данным, государственный контракт на поставку медоборудования для онкоцентра выполняется с нарушениями.

В декабре 2019 года «Управление капитального строительства правительства республики Бурятия» и фирма «Промедис» заключили контракт на покупку и установку медицинского оборудования. Оплату поставщик должен был получить только после установки оборудования в медучреждении. Однако деньги   выплатили, а товар в Бурятию так и не пришел. По крайней мере, не весь. Когда поднялась шумиха, в УКСе сначала объяснили, что оборудование есть в наличии, но его пока не могут установить из-за того, что еще ведутся ремонтные работы. Журналистам «Номер один» по запросу даже показали комнаты, сплошь уставленные  якобы пропавшим оборудованием. Потом было объявлено, что товар принимался по скайпу.

28 января появилась информация о возбуждении уголовного дела в отношении начальника УКС. По данным СКР, 13 декабря 2019 года УКС заключило контракт с ООО «Промедис» на сумму 96,7 млн рублей. Спустя 11 дней начальник учреждения подписал товарную накладную с заведомо ложными сведениями. В действительности  условия договора выполнены не были, оборудование на объект не поставлено  и его монтаж не произведен.

Подводные камни

Нам удалось поговорить с экспертом,   много лет работавшим в системе медицинских госзакупок Бурятии и знающим все тонкости этого процесса.

- Есть такое понятие, как киллер на госзакупках. И самое любимое время для него – это конец года. Время, когда начинают в спешном порядке контрактовать остатки непотраченных средств. И во избежание неминуемых рисков  распространена практика заключения договоров ответственного хранения с поставщиком. Когда деньги уже оплачены, но товар на месте фактически не смонтирован.

По мнению нашего собеседника, многие знают о такой практике и делают это осознанно. Ведь если не заключать такие договоры, то поставщики, заранее зная, что не успеют поставить товар в срок, не будут принимать участие в «срочных» контрактах.

- Это делается для того, чтобы не возвращать деньги в федеральный бюджет. Увы, но таковы правила - все неосвоенные деньги «уплывают» обратно федералам. Я уверен, что и в этой ситуации с «Промедисом» на момент подписания акта-приемки товара  в наличии на площадке онкоцентра еще не было. Кстати, обратите внимание не только на акт, но и на товарную накладную. Потому что по условиям контракта товар должен был пройти экспертизу на соответствие требованиям. То есть Гусляков в принципе не мог подписать акт, пока не будет экспертизы товара. Также в УКСе есть специалист, который должен был проверить работоспособность товара, комплектность и все остальное.  И есть товарная накладная, где напротив «груз принял» стоит подпись Гуслякова. А напротив «груз получил» - подпись грузополучателя Аюшева. Также на документе есть отметка об успешном проведении экспертизы.

Отметим, что общественники  заявляли и о подмене части оборудования. Речь идет о мониторах пациентов. И здесь вышла странная ситуация. Согласно дополнительному соглашению к госконтракту, замена мониторов действительно произошла. Однако, вопреки плохим ожиданиям, они при той же цене   заменены на более дорогие и современные. То есть конкретно в этом пункте Бурятия, скорее, выиграла, чем потеряла.

– Я уверен, что это произошло по причине того, что  мониторы,   прописанные в контракте, уже были забронированы другой компанией. Но когда эта компания торги проиграла, другая – выигравшая фирма - уже физически не могла поставить прописанные в контракте мониторы, потому что поставщики отказались продать товар выигравшей компании, - утверждает эксперт.

Одни и те же лица

Как уверяет наш источник, в Улан-Удэ на рынке поставок медоборудования работают всего три-четыре человека, которые и являются бенефициарами всех сделок.

- И если раньше этот рынок был более или менее поделен, люди как-то договаривались и не «мешали» друг другу, то теперь с приходом дальневосточных субсидий (а значит, и совсем других денег)  конкуренция ужесточилась.

В открытом доступе на сайте госзакупок можно увидеть, сколько всего контрактов отработал «Промедис» - только в 2019 году многомиллионных сделок было не меньше десятка. Общая сумма контрактов, заключенных с «Промедисом», составляет почти           1 млрд  рублей. В списке выигравших лакомые куски  значатся и другие фирмы. К слову, недавно появилась информация о том, что именно одна из фирм-конкурентов и стала зачинщиком этого скандала.

- Я знаю, о ком идет речь. Этот человек формально не имеет никакого отношения к своей компании – все зарегистрировано на третьих лиц. Как правило, таких компаний может быть сразу несколько  и все они по-разному оформлены, но конечный бенефициар один и тот же человек. Кстати, так в Бурятии в сфере госзакупок на медицинском рынке работают почти все компании.

Если смотреть на ситуацию по закону, то понятно, что виноватые тут есть - товар по факту поставлен в онкоцентр не в полном объеме. Но была ли эта справедливость главной целью информационного «слива» – вопрос другой.

По словам нашего собеседника, скандал сыграл на руку тем, кто затеял его.

- Тем самым  определенным лицам (тем, кто в теме) дают понять – если будете работать с «Промедисом», то мы с помощью подручной нам общественности вас «закатаем». И на примере Гуслякова показали, как можно попасть под «уголовку» и лишиться должности, за то что связался с ними. И, соответственно, в следующий раз, когда «Промедис» или кто-то другой придет и скажет: «У нас есть товар лучше и дешевле», им ответят, что «с вами связываться мы не будем, был печальный опыт».

Миллионные обороты

Тем временем  сегодня   благодаря слаженной работе властей региона в Бурятию по дальневосточной субсидии  и по нацпроекту «Здравоохранение» были направлены значительные средства на обновление системы здравоохранения  и ожидаются дополнительные средства на модернизацию первичного звена. И, учитывая объемы финансирования, борьба за рынок усилится. 

- За рынком закупок в сфере здравоохранения я наблюдаю давно, но как изменить ситуацию - непонятно. Продавать оборудование задешево никто не хочет, все продают втридорога. При этом сравнить закупочные цены с теми, что значатся в госконтрактах,  очень и очень непросто. Для каждого покупателя скидка рассчитывается индивидуально. Для своей, проверенной компании  производитель может предоставить скидку до 50%.

К примеру, в прайсе производителя цена на тот же монитор может стоять 1 млн рублей.  И если к нему обратится компания, с которой он никогда не работал, или если нет знакомых поручителей, то для них цена останется 1 млн. Если же обратится проверенная компания – то для нее могут цену опустить и до 500-600 тысяч. Вот так рисуются цены. И узнать, за какую реально цену был куплен товар, практически невозможно. Поставщик на это никогда не пойдет, сошлется на коммерческую тайну. Только органы следствия или налоговики могут определить  настоящую цену  и раскрутить эту цепочку вплоть до производителя. 

При этом, по словам эксперта, сам производитель товара считает такое положение дел нормальными рыночными отношениями.

- Производитель товара не в обиде. С проверенным поставщиком у него меньше проблем, он не делает необоснованных возвратов, сам выполняет гарантийные обязательства, а значит, получай хорошую скидку. А если ты доставляешь много проблем: шумиха в СМИ, скандалы и прочее «внимание», то тебе и скидка маленькая.

В конце года я анализировал, сколько было закупок  и на какую компанию какая доля приходилась. И прекрасно понимаю, если обратиться мне или еще кому-то с картиной сговора в УФАС, то это доказать сложно, скорее, даже невозможно. Но считаю несправедливым, что сейчас «топят» Гуслякова, не обращая внимание на то, что фактически идет грязная конкуренция между двумя компаниями, в которую  вовлечены общественники, СМИ, и идет манипуляция общественным мнением, - считает эксперт.

В свою очередь, по данным нашего источника в правительстве, там обеспокоены сложившейся ситуацией в сфере медзакупок, и работа с поставщиками проводится. Результатом этой работы стало желание одного из дилеров оказывать спонсорскую помощь. Так, например, в республиканскую больницу безвозмездно поставлено оборудование для трансплантации почки стоимостью более 50 млн рублей.

Отметим,   подобная ситуация с системой поставок медоборудования характерна не только для Бурятии, а для всей страны и даже рассматривалась на Госсовете по здравоохранению. По итогам этого правительству РФ поручено проанализировать практику централизованных закупок в регионах. Примечателен опыт правительства г. Москвы, где из-за громадных объемов поставок  производителям не до реверансов с дилерами, и они выходят на торги напрямую, минуя посредников. А в конце января этого года Департамент города Москвы по конкурентной политике вышел на регионы с предложением принять участие в совместных закупках.

Первые такие совместные торги с Москвой уже провел Пермский край, в результате падение цены составило 42 %. К инициативе подключился и Минздрав Бурятии, который    готовится провести закупку медоборудования с Москвой.  Если данную схему  успешно отработают, то засилью медицинской мафии будет положен конец и Бурятия получит возможность более рационально использовать бюджетные средства.

Василиса Шишкина, «Номер один».
^