02.03.2020
В Бурятии действуют сомнительные схемы по обороту армейского жилья

В Бурятии сотни и тысячи офицеров и других военнослужащих-контрактников продолжают снимать жилье при наличии большого количества ведомственных квартир. Которые либо пустуют, либо нелегально сдаются внаем. А бывшим нанимателям ведомственного жилья затем приходят немыслимые счета за коммунальные услуги, где они уже давно не живут.

Левые долги

Жилищный фонд, находящийся в ведении Минобороны РФ, насчитывает сотни многоквартирных домов, расположенных в поселке Сосновый Бор, на станции Дивизионная, в кварталах Улан-Удэ, городе Кяхта и так далее. Согласно Закону «О статусе военнослужащих», военным должно предоставляться служебное жилье по месту прохождения службы. При этом ведомственное жилье нельзя приватизировать или продать - оно предназначено лишь для проживания военных на период прохождения их службы.

Поэтому при переводе военнослужащего на другое место службы либо когда получает субсидию на покупку нового жилья в Бурятии, а чаще всего в другом регионе, он отдает ключи своей ведомственной управляющей организации. Получая справку о том, что ведомственная квартира сдана в удовлетворительном состоянии.

Далее военнослужащий получает либо другое ведомственное жилье, либо уходит в отставку, получая уже свое собственное жилье. А освобожденная военнослужащим квартира официально становится пустующей и должна быть передана другому офицеру.

Все это в теории, но на практике дальнейшее распределение подобного жилья начинает носить все больше коррупционный характер. А те, кто сдал жилье, почему-то оказываются обязанными оплачивать коммунальные услуги за квартиру, в которой уже давно не живут.

Бывшая военнослужащая Валентина Дорофеева проходила службу по контракту в одной из воинских частей Соснового Бора. Еще в июле 2011 года она сдала жилье представителям управляющей компании «Славянка», которые осмотрели сдаваемую квартиру, приняли у нее ключи. Однако справку о приемке жилья от нее почему-то не выдали. Валентина говорит, что ей это обещали сделать потом, и она махнула на это рукой. Поскольку ее ждал Санкт-Петербург, куда   уже купила билеты и где приобрела свое жилье после окончания службы в Бурятии.

Однако летом прошлого года, приехав в гости в Сосновый Бор,   случайно узнала, что за весь период «ее отсутствия»  ей начислена квартплата за это жилье. Вместе с пеней набежало около 177 тыс. рублей. Выяснилось, что «Славянка» не закрыла ее лицевой счет и квартира по-прежнему числилась за ней. И, по некоторым сведениям, могла неофициально сдаваться внаем другим людям. Теперь санкт-петербурженке приходится судиться и доказывать, что с 2011 года она в Бурятии не живет, а ведомственную квартиру   сдала и более там не проживала.

Аренда под прикрытием

Дамдин Жамсаранов служил по контракту в воинской части на станции Дивизионная. В августе 2013 года он сдал служебную квартиру и переехал в другое жилье. Но справку о сдаче ему    не выдали. Спустя несколько лет он оформил военную ипотеку. А затем  пришел счет под 200 тысяч за ведомственное жилье  за все время, пока он там не жил.

И, наконец, третий по счету случай,   ставший известным «Номер один». Александр Черных, военнослужащий из Соснового Бора, несколько лет назад сдал жилье и уехал служить в другую часть. Но его догнал счет на 240 тыс. рублей - долг за «коммуналку» в квартире, где он  не проживал. Теперь Черных снова служит в Улан-Удэ и поставлен перед выбором - снимать квартиру за свои кровные  либо заплатить долг за пустовавшее жилье   (которое, скорее всего, нелегально сдавали, учитывая, сколько набежало коммунальных услуг).

Ему проще теперь врезать новый замок и заселиться, ведь формально лицевой счет на нем, а ведомственную квартиру «управляшке» он, оказывается, официально не передавал. Документов на этот счет снова нет, что позволяет говорить о происходящем не как о забывчивости управляющей компании, а как о системе.  И получается, что если до выслуги лет еще достаточно много, то Александру выгоднее заплатить за чужих квартирантов, чем добиваться правды у собственного ведомства и снимать жилье у гражданских лиц. Тем более  что судиться в военных судах практически бесполезно.

- Военные сегодня - одна из самых незащищенных категорий, когда речь заходит об отстаивании их гражданских прав, - считает юрист Светлана Тирских. - Им разрешается судиться по определенным составам. Но вот если военнослужащий будет отстаивать свои права и еще взыскивать моральный вред с Минобороны, то ему сразу же объяснят, что можно очень легко вылететь со службы.  И тогда он может судиться сколько угодно...  Но только на «гражданке».

По словам юриста, учитывая массовую безработицу, особенно на селе, большинство контрактников предпочитают не качать свои права. Страшно за будущее.  

Но почему создалась такая коррупциогенная ситуация, когда в Бурятии, как оказалось, имеется огромное количество пустующего ведомственного жилья, а военнослужащие не могут получить служебную квартиру?

Совершенно секретно

Причин, как всегда, несколько. Во-первых, информация о наличии ведомственного жилья в гарнизонах считается секретной. А там, где секретность и непрозрачность распределения жилья между военнослужащими, там созревает великолепная почва для бурного роста коррупции, причем не только низовой.

Во-вторых, все решают деньги. Это стало ясно в «нулевые годы», когда в регионах вместо многочисленных КЭЧ – квартирно-эксплуатационных частей, владевших обстановкой на местах и более-менее справедливо распределявших жилье нуждающимся в нем офицерам, пришло АО «Славянка», управляющее  всем специализированным жилищным фондом Минобороны России. Структура входила в скандальный холдинг «Оборонсервис».

- Когда в стране только была создана «суперструктура», управляющая ведомственным жилым фондом, стало понятно, что и тащить там будут в супермасштабах. Иных целей, кроме массовых хищений, у подобных «контор» изначально не просматривалось, - продолжает юрист Светлана Тирских. - Там не о развитии шла речь, а о том, чтобы успеть «распилить» и вытащить за несколько лет миллиарды и затем обанкротиться.

Обороноспособность минус «Оборонсервис»

Так и произошло. АО «Славянка» через несколько лет благополучно обанкротилось, а его руководитель   отправлен за решетку. Что касается «Оборонсервиса», то через него  похищено около 4 млрд рублей. Главные фигуранты коррупционного скандала - экс-министр обороны Анатолий Сердюков и его бывшая помощница и близкая знакомая Евгения Васильева - отделались легким испугом. Васильева провела в колонии всего 34 дня, а экс-главу Минобороны сразу же после приговора амнистировали.

После «Славянки» к управлению жилищным фондом в регионах Минобороны пришло ООО «ГУЖФ». Однако ничего, по сути, не поменялось. В Бурятии  имеется огромный дефицит служебного жилья Минобороны. И одновременно в военных городках неофициально передаются друг другу телефоны по сдаче того же служебного жилья.

По сведениям «Номер один», сегодня правоохранительными органами проверяется информация о том, что и некоторые военнослужащие, официально не сдавшие ведомственное жилье, но уже переехавшие в собственное, продолжают сдавать служебные квартиры. Причем наряду с запрещенным коммерческим наймом наблюдается и практика незаконного вселения в служебное жилье случайных для армии лиц. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
Фамилии действующих и бывших военнослужащих изменены.
^