22.02.2021
В Бурятии в прошлом году 65 детей-сирот вернули из семей обратно в детские дома

В Бурятии сохраняется тенденция, когда детей-сирот, подержав их какое-то время в семье, возвращают обратно в детские дома словно разонравившийся товар. Чаще всего речь идет о детях-подростках. Бывают и случаи, когда ребенка берут в одну семью, потом в другую, а затем отказываются от него несколько раз подряд. Трудно представить, что происходит с детьми, испытавшими предательство не единожды: сначала со стороны родных родителей, а затем и приемных. 

Ежегодный «пинг-понг»

С 1 января прошлого года вступили в силу изменения в Семейный кодекс РФ и Федеральный закон «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей». Согласно поправкам, теперь предусмотрен «учет в государственном банке о детях, оставшихся без попечения родителей, сведений о гражданах, лишенных родительских прав, отстраненных от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее исполнение возложенных на них законом обязанностей, бывших усыновителях, если усыновление отменено судом по их вине». Такой свод общих данных позволяет эффективнее «отбраковывать» приемных родителей,  уже не внушающих доверия. 

Внесенные изменения позволяют создать дополнительные условия для защиты прав ребенка и исключить возможность его передачи на воспитание в семьи лиц, которые не могут быть усыновителями, опекунами или попечителями, говорят в Министерстве социальной защиты населения Бурятии. 

Однако какие бы законодательные новшества ни появлялись и, несмотря на контроль со стороны органов власти, случаи возврата сирот из приемных семей обратно в казенные учреждения не прекращаются. 

Так, в 2015 году возвращено из замещающих семей 94 ребенка-сироты, в 2016 году - 92, в 2019 году – 40, в 2020 году – 65 детей-сирот. 

Самые распространенные причины,  толкающие новоиспеченных родителей вернуть ребенка-сироту обратно в казенное учреждение,  это «отсутствие взаимопонимания, конфликтные отношения, ненадлежащее исполнение обязанностей опекуна». Также часто отказываются от детей-сирот из-за вновь выявленных проблем со здоровьем у ребенка. По всей видимости, «возиться» с таким ребенком и его «болячками» некоторым приемным родителям вовсе не хочется.  И они выбирают себе детишек поздоровее, с которыми проблем меньше. 

Для профилактики таких случаев в республике действуют службы сопровождения замещающих семей, школы подготовки опекунов, где будущих приемных родителей готовят к проблемам и трудностям, с которыми им предстоит встретиться. 

Кроме того, надзор за деятельностью опекунов и попечителей осуществляется органами опеки и попечительства по месту жительства детей-сирот. 

- Орган опеки и попечительства проводит плановые и внеплановые проверки условий жизни подопечных, соблюдения опекунами прав и законных интересов подопечных, обеспечения сохранности их имущества, а также выполнения опекунами требований к осуществлению своих прав и исполнению своих обязанностей. При поступлении устных или письменных обращений, содержащих сведения о неисполнении, ненадлежащем исполнении опекуном своих обязанностей либо о нарушении прав и законных интересов подопечного орган опеки и попечительства вправе провести внеплановую проверку, - сообщают в Минсоцзащите. 

При проведении плановых и внеплановых проверок специалисты оценивают жилищно-бытовые условия, состояние здоровья ребенка, внешнего вида, соблюдение гигиены и прочие параметры. Но, несмотря на все эти меры и  контроль со стороны чиновников, проблема возврата детей-сирот по сей день остается актуальной. 

«Неблагодарный ребенок» 

Как правило, о том, что за истории стоят за цифрами приведенной выше статистики отказов, никто не знает. Но порой в СМИ всплывает целая волна шокирующих подробностей. Так, журналисты районной газеты «Байкальские огни» писали о нескольких таких случаях. 

«Семья, вырастившая своих детей и отпустившая их во взрослую жизнь, взяла под опеку девочку-подростка. Первое время все было хорошо: Наталья помогала по дому, стала подтягиваться в учебе. Но потом ее как подменили – девочка начала уходить из дома, появились вредные привычки, да и мелочь из карманов опекунов стала исчезать все чаще. Семья вернула ребенка в казенное учреждение. Таким же печальным исходом обернулось проживание в семье четырехлетнего Даниила. Сам по себе мальчишка  очень подвижный, любознательный, он часто мешал своими расспросами приемной маме выполнять какую-либо работу по дому, с ним было тяжело сходить в гости и спокойно поговорить по душам с подругой. Даниил занимал все свободное время женщины, а она, как оказалось, была к этому не готова. Поняв, что ее родные дети намного спокойнее и с ними нет проблем, приемная мама вернула малыша в приют», – пишут журналисты районной газеты «Байкальские огни».

Очень часто бывают возвраты по абсолютно нелепым причинам.

«Возвращая Илью в приют, его приемные родители заявили, что он специально рвет все вещи, которые они ему покупают, и ломает бытовую технику. «Он просто неблагодарный ребенок»  – с этими словами родители покинули приют без тени сожаления на лице», – сообщают районные журналисты о вопиющих случаях  в одном только Кабанском районе. 

Но еще страшнее, когда ребенка не возвращают в детдом, а сознательно провожают на тот свет. Напомним, в 2014 году 37-летняя уроженка Кижингинского района Жаргал Цыбикова два месяца «своими методами» лечила тяжелобольную девочку, доведя ее до гибели. Взятая под опеку шестилетняя сирота почти два месяца болела. Она страдала, рыдала, мучилась и кричала от боли, но даже предсмертные судороги не испугали «опекуна», и она так и не вызвала врача к умирающему ребенку. Следователям Жаргал Цыбикова призналась – врачей она не позвала, опасаясь того, что в органах опеки узнают о том, как она плохо следит за детьми, и отнимут у нее детей. А значит, лишат ее  источника доходов – пособий на двоих приемных детей. Приговором суда Цыбиковой назначено наказание в виде 17 лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

К счастью, в 2020 году случаев жестокого обращения с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, не выявлено. 

Наживы ради? 

Однако не секрет, что последователи Жаргал Цыбиковой были, есть и будут. Речь идет о том, что горе-мамы берут детей из детдомов не из любви к детям, а ради наживы. Кому-то покажется, что размеры пособий для замещающих семей не особо позволяют разгуляться. Но для многих людей, особенно для тех, кто не умеет и не любит зарабатывать сам, такие суммы очень заманчивы. 

Так, базовый размер денежных средств на содержание ребенка опекуну и в приемной семье составляет 5217,89 рубля. Соответственно размер денежных средств на содержание ребенка  опекуну и в приемной семье с учетом районного коэффициента для Баунтовского, Муйского, Северо-Байкальского районов и города Северобайкальска составляет 6783,26 рубля, для остальных муниципальных образований в Республике Бурятия - 6261,47 рубля.

Кроме того, с 1 февраля 2021 года размер единовременного пособия при передаче ребенка на воспитание в семью составляет с учетом районного коэффициента 1,2 – 22663,58 рубля, районного коэффициента 1,3 – 24552,22 рубля.  

Также приемному родителю, воспитывающему приемного ребенка, принятого на воспитание в период с 1 января 2018 года в возрасте от 10 до 18 лет, информация о котором была учтена в региональном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, к общему размеру вознаграждения производится доплата в размере 10 тыс. рублей в месяц до момента прекращения опеки или попечительства,  комментируют в Минсоцзащите. 

Возможно ли заранее предугадать, что ребенка в ту или иную семью отдавать нельзя? Или хотя бы узнавать о ненадлежащем уходе и начать бить тревогу на начальном этапе? Этого мы не знаем,  как и того, скольким еще детям  сломают жизни горе-родители. Бывает и такое, что о неблагополучии сирот знают, сообщают и бьют во все колокола, но те, кто призван помогать детям, закрывают глаза на такие вещи. 

Здесь можно вспомнить об еще одной нашумевшей истории. Из неблагополучной семьи изъяли троих детей – мальчиков, их родителей лишили прав. Вскоре всех братьев забрали в приемную семью. Вернее, разведенная женщина, воспитывавшая одного сына. Были очевидцы, которые своими глазами видели, что уход за детьми в приемной семье был далеко не домашний. Улан-удэнка Юлия сначала безуспешно пыталась связаться с агентством по делам семьи, а затем обратилась в нашу редакцию, рассказав о том, что дети в семье явно недоедают, всегда плохо одеты, у них нет ни игрушек, ни канцтоваров. Ребята спят на раскладушках без постельного белья и матрасов. А бабушка троих внуков рассказала, что, когда мальчики приходят к ней в гости, то так накидываются на еду, что их потом рвет. Учитывая, что за троих детей в те годы приемная мать получала порядка 30 тыс. рублей (15 тысяч  - зарплата за работу приемного родителя и примерно по 4,5 тыс. -  на содержание каждого ребенка), то было непонятно, почему дети содержатся в таких условиях. 

Неравнодушная улан-удэнка даже обратилась за помощью к тогда еще уполномоченной по правам детей Татьяне Вежевич. Но та заступилась за нерадивую приемную мать, не поверив тревожным сигналам, и посоветовала жалобщице самой забрать детей, если ей что-то не нравится. После чего это дело  благополучно замяли. Вскоре горе-мать уехала в Москву вместе с четырьмя детьми. Через несколько лет стало известно, что в Москве мальчишки скитались по улицам, попрошайничали, воровали продукты из магазина. Словом, играть в мамашу в какой-то момент женщине надоело, она от всех троих детей отказалась и передала в приемник-распределитель. Слава богу, эта история разрешилась удачно. Столько испытавших на своем веку мальчишек недавно приютила семья из Курумканского района, где ребята впервые поняли, что значит  быть дома и жить в любви. 

Василиса Шишкина, «Номер один». 
^