04.03.2021
Бурятию предлагают сделать «республикой услуг»

Республиканские власти решили, что пришла пора усиливать работу с инвесторами. На 2021 год и последующие есть большие планы. Однако не всем инвестпроектм суждено  претвориться в жизнь. 

Большие проекты «сдуваются»

В поселке Селенгинске, что недалеко от Байкала, под большим вопросом оказался инвестпроект по строительству крупной бройлерной птицефабрики.

«Инвестор уже отказывается, потому что  понимает, что 6,5 млрд рублей  не привлечет. Он потыкался-помыкался, ни один банк его не кредитует, ни один федеральный институт (поддержки бизнеса. - Прим. ред.) тоже не идет, так как критерии не выдерживаются», - признает аховость бройлерного положения министр экономики Бурятии Екатерина Кочетова.

По ее словам, инвестпроекты нужно бы начинать с малого и проектироваться в одну, две, три очереди по мере развития.

«Инвесторы говорят, мы пришли, а вам неинтересны 2 млрд, сказали 15, - условно описывает одну из инвестпроблем министр. - Вот они на 15 млрд «рисуют» проекты, а потом никуда не можем войти. Инвесторы,  уже вложившие средства в проектно-сметную документацию,  с нами устали».

Инвестпроект по организации таможенно-логистического терминала в Кяхтинском районе - в погранзоне близ приграничной железнодорожной станции Наушки - судя по всему, тоже скончался, не приходя в сознание. «Очень тяжело идет связь с инвестором. Видимо, недостаточно мы его изучили... Инвестиции должны были прийти из Китая. Не пришли. Скорее всего, этого не будет», - честно прогнозирует крах министр.

Недавно стало известно о проблемах с проектом тепличного комплекса в Селенгинском районе. 

«Очереди из инвесторов нет»

Инвестиции - это завтрашний день экономики, рабочие места, налоги. Чтобы усилить работу, предпринимается ряд мер. Так, в Бурятии введут в оборот новые понятия. Речь об экономике, о корректировке законодательства. «Например, «государственная инвестиционная политика», «благоприятный инвестиционный климат». Данных понятий нет даже на федеральном уровне», - говорит о грядущих юридических терминах республики Екатерина Кочетова.

В целом изменения грозят быть большими.

«Мы, безусловно, приступим к изменению стратегии и ее целей. Мы в июне-июле выйдем на новую стратегию. Во-первых, с изменением всех национальных целей, государственных программ, с внесением изменений в федеральные программы. С учетом того, что утверждена национальная программа развития Дальнего Востока до 2035 года», - описывает ближайшее будущее министр.

Чиновники также планируют активизировать работу института, уполномоченного по инвестициям, закрепить полномочия всех участников инвестдеятельности, органов власти, институтов развития и т. д. Оказывается, сегодня в республиканском законодательстве ни инвестор не защищен, ни правительство.

«Разрозненность, несогласованность действий участников (инвестиционного процесса. - Прим. ред.) может привести к неэффективным решениям», - критически предупреждает Екатерина Кочетова. Существующие слабые юридические места хотят усилить принятием очередного республиканского закона.

Минэкономики взялось переформатировать работу Фонда регионального развития и управляющей компании «ТОР «Бурятия», которые находятся под кураторством ведомства. Допустим, Фонд сделают ответственным  за формирование и реализацию инвестиционного портфеля Республики Бурятия. «Данный формат подразумевает подбор, оказание господдержки проектам с высокой степенью готовности. Первый пул мы отобрали - 33 проекта на сумму свыше 30 млрд рублей. Сейчас формируем проектные команды, прошли первые встречи», - рассказывает Екатерина Кочетова.

В марте Бурятия проведет стратегическую сессию по кадровому обеспечению всех отраслей. Также проведут сессию по улучшению инвестклимата. На 2021 год намечены обучающие курсы для бизнеса и власти по развитию партнерства. «Будем организовывать инвестиционные миссии», - отмечает министр.

Стратегическую линию надо менять?

Екатерина Кочетова имеет примечательные личные убеждения в сфере экономики. От них попахивает чем-то вроде перестройки или НЭПа.

«Мое личное мнение, я за изменение стратегической ставки. Ставку нужно делать на здоровьесбережение, здоровьесохранение и перенаправлять все свои ресурсы на развитие человеческого капитала. В связи с тем, что географически мы находимся не в тех условиях, чтобы  мечтать об индустриализации. Поэтому человеческий капитал нужно развивать и направлять его в сервисную экономику», - убеждена бурятский министр экономики.

Свою такую точку зрения она, кстати, публично высказала и на недавней сессии парламента Бурятии, в котором, как известно, заседают многие представители политической и бизнес-элиты республики.

Не совсем понятно, как так получилось, что Екатерина Кочетова пришла к выводу о необходимости изменения имеющейся стратегической ставки? И даже сказала всем об этом. Идет ли речь о том, что на пятом году руководства республикой Алексеем Цыденовым личное представление министра, какую стратегическую ставку иметь республике, вдруг вступило в противоречие с тем, куда все «цыденовские» годы «целилась» Бурятия (то есть с имеющейся стратегической ставкой)?

Если это так, то сие сродни взрыву «политической бомбы».

Однако сомнительно, чтобы республиканский министр (совсем недавно сохранивший пост после кадровой перетряски правительства) без согласования вдруг стала бы делать громкие заявления о необходимости изменить стратегическую ставку? Пусть даже с оговоркой про личное мнение. 

Мы склонны считать, что, рассуждая об изменении ставки Бурятии, высокопоставленная чиновница выражает консолидированную позицию главы и правительства Бурятии.

Другими словами, это, скорее, вся исполнительная власть говорит о нужде сменить нынешний вектор экономики, а не отдельный министр. Сомнения в верности целеполагания, конечно, лучше бы услышать из уст зампреда правительства по экономике или самого главы. Но, в конце концов, профильный министр тоже сойдет.

В республике положение трудное, как с малым, средним бизнесом, так и с большими инвесторами. Надо сказать, что на этом фоне звучат голоса, призывающие уделять больше внимания родному малому, среднему предпринимательству, а не крупным федеральным компаниям. Есть резонное мнение, что не надо давать налоговые льготы, например, «Хиагде», которая и так будет вкладывать инвестиции в разработку урановых месторождений. Переключите ресурсы на более мелкий уровень.

Поясним, что решением разных «регуляторных» вопросов занимается Минэкономики. «РФ стимулирует нас заниматься инвестиционной политикой. Настоящей. Не просто малым, средним бизнесом, а чтобы «дорастить» его до инвестиционной деятельности», - поясняет Екатерина Кочетова. 

Есть ли в республике пример, как малый, средний бизнес вырос во что-то побольше? Навскидку даже и не скажешь.

Закончим разговор о развитии бизнеса муниципальной темой. В свое время на местах создали целую кучу местных фондов поддержки малого бизнеса (что-то вроде микрофинансовых организаций). Их докапитализировали федеральными средствами. Когда Счетная палата России выявила неэффективность данных организаций в стране, федеральная докапитализация прекратилась.

В Бурятии пару лет назад решили централизовать такие муниципальные фонды.

«Приказать муниципальным образованиям мы не можем. Но дали соответствующую рекомендацию. Те муниципальные образования, кто согласился,  до сих пор получают со своими предпринимателями меры поддержки, микрозаймы. А те, кто отказался, так и «доедают» свою капитализацию. РФ больше не вернется к докапитализации муниципальных фондов... Все переходит на платные услуги, было дано время набраться компетенции и предоставлять грамотные консалтинговые услуги бизнесу», - разъясняет министр экономики.

Десять муниципалитетов-«отказников» еще имеют шанс войти со своими фондами по договорам цессии в централизованный фонд. 

Подытоживая

Новая попытка поднять реноме Бурятии в глазах инвесторов, наверное, достойна уважения. Пытаются что-то сделать. Даже хотят ввести экономические понятия, которых нет на уровне РФ.

Но, сдается,  все выйдет, как в крыловской басне, где несколько животных пытались сыграть мелодию - «вы, друзья, как ни садитесь...». Независимо от того, какую стратегическую ставку сделают власти. На индустриальную экономику или  сервисную, по Екатерине Кочетовой.

Петр Санжиев, «Номер один». 
^