03.05.2021
Владельцы единственной частной свалки в Улан-Удэ заколачивают огромные деньги на дефиците полигонов

Цена завоза строительного и бытового негабаритного мусора со строек, частных подворий и гаражей в Улан-Удэ на единственный функционирующий в Улан-Удэ частный мусорный полигон в районе села Нижний Саянтуй выросла в несколько раз и становится не по карману потребителям. В результате установления монопольно высоких цен на прием негабаритного мусора высока вероятность того, что беднеющее население вместо завоза на частный дорогостоящий полигон будет вываливать мусор в пригородных лесах. 

Удорожание многократное

«Мусорная» реформа,   навязанная республике федеральным центром и стартовавшая в Бурятии несколько лет назад, закончилась полным провалом. Очертания происходящей катастрофы в области сбора и захоронения мусора в Бурятии явственно проявились с января 2021 года. Когда возле села Нижний Саянтуй закрыли в связи с переполнением чаш из-за слабой сортировки и вторичной переработки мусора единственный муниципальный полигон по захоронению твердых бытовых отходов (ТБО).

Почему это оказалось неожиданностью для всех и по какой причине власти вовремя не побеспокоились о расширении территории мусорного полигона? Ведь сам полигон ввели в эксплуатацию еще в 2006 году, и за это время было достаточно времени для того, чтобы обустроить новую площадку для завоза ТБО. Но вместо этого с 1 января 2021 года весь мусор, в том числе от регоператора, стало принимать ООО «СМП». Причем если ранее муниципальный полигон принимал мусор по объему (в кубах), то частный полигон - по весу. По 796 рублей за тонну. 

- Занимаюсь ремонтом квартир, иногда приходится сносить все и отделывать по новой, естественно, образуется много мусора, - рассказывает Александр, директор частной строительной компании. - В прошлом году вывозил «КамАЗ» строительного мусора на полигон за тысячу рублей, теперь приходится вываливать на частном - это обходится уже в 8 тысяч.

Идите к «частникам»

Почему был утвержден именно такой высокий тариф за выгрузку мусора не по кубометрам, как ранее, а по весу на муниципальной земле (ООО «СМП» взяло территорию в аренду), большой вопрос. Также непонятно, зачем вообще было отводить коммерсантам муниципальную землю возле села Нижний  Саянтуй в монопольной и довольно непрозрачной сфере.

По словам Александра, чиновники могли бы утвердить более разумные тарифы, чтобы цены на монопольные услуги не поднялись бы столь резко. Видимо, это было выгодно не только «частникам», нашедшим золотую жилу после закрытия муниципальной свалки. Но и «нерасторопным» чиновникам, которые сегодня разводят руками - муниципальный полигон заполнился, а на постройку нового пока нет ни времени, ни денег. Идите к «частникам».

 «Золотое дно»

Один из водителей мусоровозов, стоящих в очереди на частный полигон, рассказал историю, как одна бабушка копила золотые монеты и положила их в футляр из-под очков. Дети выбросили его в ведро, а оттуда в мусорный бак.

- Уже через пару часов нашли мусоровоз и место, где он разгрузился с «золотым» мусором, говорят, приехали с собакой, но она, обученная искать золото, потеряла след, поскольку ее сбил запах бытовых отходов, - рассказывает водитель. - Да и реально найти золото было уже бесполезно, бульдозер успел утрамбовать эту массу, а часть ее свалил вниз.

Но владельцам коммерческой свалки искать золото не надо - они его уже нашли. В результате полного отсутствия альтернативы и дорогих тарифов. В этом можно убедиться, понаблюдав, сколько машин сегодня проходит взвешивание на контрольно-пропускном пункте, направляясь на выгрузку в частный полигон.

Например, 24 апреля, по словам одного из работников полигона, через КПП проследовало около 500 автомобилей. Если хотя бы каждая машина привезла по три тонны (в «КамАЗ» входит почти в три раза больше груза), то это бы принесло фирме свыше миллиона рублей в день. Напомним, что в этот день частная свалка, словно с барского плеча, разрешила населению завозить мусор в объеме трех кубометров бесплатно. Из-за бесплатного завоза с раннего утра, по словам работников частной свалки, образовались очереди из колонн «частников», желающих бесплатно захоронить свой мусор. Причем было видно, что процесс затягивался.

Это объяснялось тем, что вываливаемый мусор приходится трамбовать бульдозерами. Чтобы новые грузовики не тонули в сваливаемом ими же мусоре. В результате участникам субботника приходилось дожидаться очереди на заезд и выезд часами. Экономия в связи с потерей времени получилась «липовой».

Чаша терпения переполнена //

Тем не менее бесплатный завоз проводится только один раз в году. Все остальное время выгрузка мусора, собираемого тем же региональным оператором «ЭкоАльянс», производится по дорогим тарифам. К этому прибавляется то, что региональный оператор вынуждены возить мусор на частную свалку в Улан-Удэ из отдаленных районов республики.

Учитывая большое транспортное плечо, захоронение мусора оказывается «золотым». Все это отражается и на высоких тарифах по вывозу мусора для жителей республики. По словам депутата Хурала Егора Олзоева, переполнение муниципального городского полигона вызвано несколькими причинами, но основное - отсутствие раздельного сбора. Неотсортированный мусор и переполнил чашу.

- С января 2020 года Бурятия уже должна была перейти на раздельный сбор мусора, с этим условием сюда и пришел региональный оператор в лице иркутской фирмы ООО «ЭкоАльянс», - возмущается депутат. - Однако в итоге все свелось только к созданию лишней и никому ненужной прокладки между организациями по вывозу мусора и населением.

По бумагам все вроде бы рисуют красиво, но в реальности «мусорная» реформа выглядит форменным издевательством и над здравым смыслом, и над экономикой. И создает возможности для того, чтобы выводить деньги из этой сферы. Может быть, для этого вся эта «тема» и затевалась Москвой? Ведь собираемые в Бурятии «мусорные» деньги немалые - 1 млрд в год.

В результате у  оператора Счетная палата РБ ежегодно выявляет нарушения в отчетности на сотни миллионов рублей. А  бюджетными средствами региона приходится латать дыры компании (только в 2020 году госсубсидия ей составила 271,3 млн рублей). Которую легче ликвидировать и вернуться к старой и проверенной системе сбора мусора в регионе.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^