28.04.2021
В Бурятии господдержка племенного животноводства уходила «мимо кассы»

Очередная проверка Счетной палаты вскрыла новый ворох нарушений и странных манипуляций вокруг бюджетных денег. На этот раз ведомство проверило бурятский Минсельхоз, а точнее, то, как происходило субсидирование «на приобретение молодняка сельскохозяйственных животных». 

Чтобы выжить

На прошлой неделе Счетная палата республики опубликовала отчет об очередной проверке. Он называется «Проверка целевого и эффективного использования субсидий, на приобретение молодняка сельскохозяйственных животных, предоставленных Министерством сельского хозяйства и продовольствия Республики Бурятия сельскохозяйственным товаропроизводителям в 2017–2020 годах».

Не секрет, что сельское хозяйство в Бурятии — глубоко дотационное, то есть выжить без вливаний из бюджета оно, скорее всего, не может. Вопрос об эффективности выделяемых из бюджета миллиардов ставился не раз. Но каждый раз противниками такого финансирования приводился один-единственный довод: без этих денег село не выживет.

В итоге поддержка сельского хозяйства идет по всем фронтам. Субсидии дают растениеводам, животноводам. Контроль за тем, кому выдаются эти деньги и как они расходуются, иногда ведется сквозь пальцы. Что уже становилось темой для обсуждения.

Теперь же предположения о том, что в этой сфере не все в порядке, подтвердили официально. Правда, только в отношении одного направления, касающегося закупки молодняка. Но что будет, если проверить остальные направления?

Сотня миллионов с хвостиком

«Племенное животноводство является неотъемлемым элементом современного сельского хозяйства. Именно на него возлагаются задачи по обеспечению товарного (пользовательского) животноводства высокоценными породистыми животными. За счет этого должна увеличиваться эффективность производства всей отрасли животноводства», — так начинается отчет аудиторов.

Обычно подобные документы сухие и содержат в себе лишь цифры и факты. Но на этот раз отчет Счетной палаты изобиловал подобными лирическими отступлениями, цель которых, судя по всему, показать, насколько важна проверяемая сфера, и усилить эффект от найденных нарушений.

В отчете также говорится, что в Бурятии создана крепкая племенная база, прежде всего, мясного направления КРС (крупнорогатого скота). На 1 января прошлого года в республике действовали четыре племенных завода и 18 племенных репродукторов по разведению мясных пород КРС, два племенных репродуктора молочных пород КРС.

«Субсидия, выделяемая из бюджета на приобретение племенного молодняка, должна работать на совершенствование и увеличение воспроизводства стада», — пишут аудиторы. Именно на эти цели в 2017–2020 годах было потрачено из бюджета 125,2 млн рублей. Получатели субсидий за этот период предъявили Минсельхозу расходы на приобретение 3083 голов племенного молодняка мясной породы и 246 голов молочной.

Фермеры или спекулянты? 

Перейдем к нарушениям. Счетная палата Бурятии выяснила, что Министерство сельского хозяйства за проверяемый период регулярно принимало на себя бюджетные обязательства без лимитов финансирования. Что это значит? По факту, Минсельхоз заключал с каким-нибудь хозяйством соглашение, в котором прописано — мол, дадим столько-то субсидий. Но денег в бюджете на тот момент на эти цели выделено не было. И соглашение лежало, ожидая, когда деньги придут. А когда деньги падали, то этому хозяйству субсидия выдавалась в первую очередь.

«За три года превышение принятых бюджетных обязательств над доведенными лимитами финансирования составило 12,4 млн рублей. Указанные нарушения содержат коррупционные риски в виде «резервирования» субсидии для конкретных получателей до конца текущего года под произведенные или планируемые расходы по закупу скота», — пишут аудиторы Счетной палаты.

Но самое интересное дальше. По идее, молодняк хозяйства должны были покупать на бюджетные деньги исключительно для последующего разведения. Но по факту: «Отмечаются случаи субсидирования затрат племенных организаций на приобретение племенных телок, при этом сами же хозяйства продавали молодняк той же породы и возраста преимущественно за рубеж».

То есть купили на бюджетные деньги скот и перепродали за границу. Идеальная бизнес-схема.

«Требований о сохранении приобретенного за счет субсидии молодняка порядок предоставления субсидии не содержал, что позволяло получателю субсидии отчуждать приобретенный племенной молодняк по завершении года», — говорится в отчете Счетной палаты.

Дорога в Казахстан 

Ведомство даже приводит примеры. Так, один из получателей субсидии купил за бюджетные деньги племенной скот, а на следующий год часть молодняка — 149 голов — продал в другой регион. Но и это еще не все. «Кроме того, установлено, что 154 головы из этой же партии скота продолжают числиться на стоянке продавца, а не у получателя субсидии. Сделка носит признаки фиктивной сделки с целью получения субсидий. Сумма неэффективно предоставленных субсидий составила 8,6 млн рублей», — пишут аудиторы.

В целом же Счетная палата обращает внимание на подозрительный рост продажи племенного скота за пределы Бурятии. В основном в Казахстан.

«Так, в 2019 году за пределы республики было реализовано поголовье молодняка, составляющее 46,2% от маточного поголовья. В 2020 году — 38% от маточного поголовья. В некоторых племенных хозяйствах продажи племенных телок превышали маточное поголовье в 1,3–1,5 раза. Сохранение такой интенсивности продаж племенного молодняка может создать угрозу собственной племенной воспроизводственной базе республики».

То есть вместо того, чтобы наращивать поголовье в Бурятии, мы его теряем. На этом фоне вопрос об эффективности финансирования отрасли, а точнее, контроля за этим финансированием встает как никогда остро.

Сарай вместо фермы 

На этом любопытные моменты не заканчиваются. Например, одному из получателей была предоставлена субсидия на приобретение племенных телок по «повышенной» ставке — 90% от затрат. По закону такое разрешается, но при условии, что фермер построит новую животноводческую ферму.

«Министерство приняло документы на дощатый трехстенный сарай-навес, выданные администрацией муниципального образования, ущерб республиканскому бюджету составил 2,9 млн рублей. На одну приобретенную голову было выплачено 98,3 тыс. рублей субсидий».

Но ущербом для бюджета нарушения не ограничиваются. Попустительское отношение к импорту скота могло привести к печальным эпидемиологическим последствиям.

Так, по закону на любое перемещение сельскохозяйственных животных должен выдаваться ветеринарный сопроводительный (ВСД) документ с места отправления. В документах содержится информация о том, что скот привит и не болен. Кроме того, животные должны перед отправкой «посидеть» на карантине.

«В период с 2017–2020 годов у значительной части получателей субсидий не подтверждалось перемещение скота ВСД, что несет риски занесения заразных болезней на территорию республики», — говорится в отчете Счетной палаты.

По итогам проверки ведомство отправило Минсельхозу представление с требованием изменить порядок предоставления субсидий и взыскать неправомерно выделенные деньги с получателей. Кроме того, результаты проверки отправлены в правоохранительные органы. А значит, Бурятию может ожидать очередное громкое уголовное дело на очередного веского чиновника.

Станислав Сергеев, «Номер один».
^