05.07.2018
Павел Астахов приедет в Улан-Удэ, если комитет по образованию не сумеет решить проблему школы № 49

Около 150 учеников школы № 49 не приняли в десятый класс. Продолжать учебу им было предложено в колледжах или в других школах. Подать заявление в десятый класс многие планировали 26 июня, как было объявлено. Но уже 24 июня списки прошедших были полностью сформированы. У остальных принять заявления просто отказались. А 29 июня многие убедились: в списках учеников родной школы их больше нет. Правомерно ли это? И каковы будут последствия для тех, кого вычеркнули из списков?

«Легендарная» школа

Школа № 49 начала свою историю в 1983 году и под руководством ее первого знаменитого директора Казимира Иванова стала одной из лучших в городе. Желающих учить детей в благополучной среде с хорошим уровнем образования с каждым годом становилось все больше. Параллели росли – классы «Е», «Ё», «Ж», «З» стали в этой школе нормой. Для того чтобы попасть в первый класс, родители шли на ухищрения – прописывали детей у родственников и знакомых, покупали прописку, меняли место жительства.

Благодаря умелому руководству типовая школа в обычном панельном микрорайоне вдруг обрела статус элитарной. В этом году количество ее учеников превысило норму в два раза – 2555 учащихся в две смены вместо положенных 1176. Руководству по предписанию Роспотребнадзора требовалось найти решение и сократить количество учащихся. И оно это сделало.
 
Мест нет, но вы держитесь

В 2018 году последний звонок для большей половины выпускников девятых классов стал действительно последним. Основанием для отчисления из школы стало отсутствие подходящей прописки. Детей убеждали не продолжать учебу в школе.

– После такого «собеседования» сын сказал: «Мама, неужели я в самом деле такая никчемная личность?» – возмущается родительница, представившаяся Еленой.

Имели ли учителя право склонять детей к отказу от учебы? С этим вопросом родители обратились в комитет образования Улан-Удэ. Заметим, никто из родителей не пожелал выступить против руководства открыто, объясняя это опасениями за детей.
 
– Дочка, придя с собеседования, плакала – не могли успокоить. Ни в один из четырех профильных классов она у нас не подходит. Рисует хорошо, танцами занимается, а оказалось, что все это абсолютно не важно.  Теперь говорит, чувствует себя человеком второго сорта, – рассказывает Светлана, мама выпускницы девятого класса. 

По словам родителей, пренебрежение к детям, не попавшим в профильные классы, они ощущали и прежде. В пятом классе детей распределили на тех, кто учится в профильных – технологическом, социально-экономическом, гуманитарно-лингвистическом, биолого-химическом, и обычных классах с общеобразовательной программой. Если бы знали, говорят, чем потом все обернется, стремились бы попасть туда изо всех сил.
 
О блате и попечительских взносах
 
По разным данным, более половины учеников учатся не по прописке. В 2017 году микрорайон, относящийся к школе, сократили, оставив только улицу Конечную и проспект Строителей с первого по 60-й дом.

– Живя в доме № 62, мы перестали относиться к родной школе, – говорит одна из родительниц. В этом году ее сыну-девятикласснику это обстоятельство аукнулось тем, что в десятый класс его просто не взяли.
 
Кто-то приходил учиться из других районов города. Этим, по словам родителей, во многом объясняется их нежелание говорить открыто.
 
– Многие поступали в школу по блату, вот и молчат сейчас. Кто-то надеется «по-тихому» пройти. Пять лет назад мы оплатили «входные» 50 тысяч рублей. Деньги тут высасывались постоянно, но родители с готовностью платили в классные копилки, еще куда-то. В прошлом году подруга устраивала ребенка через «пожертвования», которые, по-моему, нигде не фиксируются. Мы в месяц платили по пять тысяч, а в старших классах перестали, – это, по мнению Елены, стало одной из причин, по которой было решено сократить именно старшие классы. Рано расслабились, говорит.
 
Сегодня школа № 49 является автономным учреждением, самостоятельно осуществляющим всю хозяйственную и финансовую деятельность. По словам директора, порядка семи миллионов рублей ежегодно привлекается из внебюджетных средств. Родители считают, что гораздо больше. А утверждение директора, что деньги уходят на ремонт школы и оплату учителям, подвергают сомнению. Большинство учителей, ковавших славу школы, новый директор отправила на пенсию, а молодежь относится к своим обязанностям без энтузиазма. Теперь образовательный рейтинг школы во многом поддерживается с помощью репетиторов, затраты на которых ложатся на плечи родителей. В одном из интервью телеканалу «Тивиком» Людмила Попова объясняет принципы формирования классов.
 
– Дети могут попасть в школу при наличии свободных мест, а у нас свободных мест нет, – говорит директор Людмила Попова. Возможности попасть в школу платно, по словам директора, тоже нет. Но тут же разговор в телеэфире продолжается словами: «Но у нас есть Попечительский совет, который ставит эти вопросы на собрании и решает эти задачи».
 
Справедливость без милосердия
 
Кажется, все справедливо: нет прописки, нет математического склада ума, недостаточно пятерок – вот и идите в школы по месту жительства. Только не все так просто, и кому, как не педагогам, это знать?
 
– Мы переживаем за детей, за их психику. Это травма – почувствовать себя негодным в таком возрасте, – делятся родители. В новой школе полгода только будут проверять «на слабо».  А зачем этот стресс, когда учиться надо? Многие ребята по этой причине не хотят идти в другие школы.
 
– Здесь очень сильно акцентируют на оценках. Если ты не отличник, не попал в профильный класс, то ты второй сорт, – жалуются родители.
 
Тем временем директор школы и депутат Хурала Людмила Попова заявила, что продолжать обучение в профильных классах будут те дети, «которые будут получать высшее образование и у них имеется какая-то определенная мечта».

Как педагогам удалось определить, что у нескольких десятков выпускников девятого класса мечты нет и получать высшее образование они не способны, понять сложно. Но родители помнят, как писали наказ будущему депутату и как много она им, избирателям, обещала.
 
В июне 2017 года, когда директор школы Людмила Попова прошла в Хурал, в Сети комментировали: «…заставляли родителей идти и голосовать за нее. А так как много учащихся с разных районов города не голосовали, вот и бесится, выгонять, наверное, будет. Очень жаль, что амбиции одного человека и неумение управлять отражаются не лучшим образом на наших детях».
 
В Уставе школы, говорят родители, не прописан проходной балл:

– Может, они сейчас в связи с этим кошмаром и устав перепишут. Мы понять не можем, как так получилось, что у нас забрали учебное место?
 
Осознав, что двери родной школы для них закрылись, кое-кто уже сходил «на разведку» в рекомендованные школы.
 
– Я была в школах № 50, № 35. Там сказали: «Идите доучиваться туда, откуда пришли. Мы своих только что 90 человек выгнали». На сегодняшний день, я понимаю, государство нацелено создать рабочую силу. А где в нашем регионе рабочие места – заводы, фабрики? Куда идти работать? В парикмахеры всех и в бульдозеристы отправить? А мой сын с удовольствием ходит на курсы английского, ему учиться интересно, только кто-то за него уже все решил, – продолжает разговор одна из матерей.
 
Глас народа

Людмила Попова – директор относительно новый, пришла в 2015 году. Если о первом директоре его бывшие подопечные до сих пор пишут добрые отзывы, то с новым дело обстоит иначе. В вину ей вменяют грубость, непрофессионализм. 

«О Поповой ничего хорошего сказать не могу. Думала, не буду судить, если не знаю человека, но после общения понимаю, какой скользкий человек, все виноваты, кроме нее. Хорошо научилась сваливать работу и ответственность на других. Идет по головам. Наша директор все во власть пытается пробиться».

Это лишь один отзыв, данный в сокращении. В 2017 году Людмила Попова действительно стала депутатом Хурала. Вероятно, могла себе это позволить. Ведь в 2015 году директор школы № 49 Людмила Попова задекларировала доход, который превысил четыре миллиона рублей. Для сравнения: в том же 2015 году глава республики Вячеслав Наговицын зарегистрировал доход в 4,9 миллиона рублей. Чуть более 4,7 миллиона рублей – у мэра Улан-Удэ Александра Голкова.

СанПин и дети

Родители написали заявление в комитет по образованию, где им первоначально ответили, что поступать подобным образом – это нарушение федерального закона об образовании. 

– Теперь уже без разницы: микрорайоны или не микрорайоны, все имеют право так же поступить в десятый класс. Все дети, которые окончили курс основной школы, имеют право поступить на другую ступень обучения в старшую школу. Десятый класс набирается на основе заявлений, которое подали родители вместе с детьми, – поясняет председатель комитета по образованию Улан-Удэ Ульяна Афанасьева.

Но через несколько дней комитет поправил сам себя, уточнив, что для оптимизации количества учащихся в каждой школе учитывается обязательное обучение детей в соответствии с пропиской.  Но при этом учитывается, что дети, уже принятые в школу в более раннее время, не должны исключаться из образовательного учреждения.  

– Я звонила в Коллегию адвокатов Павла Астахова, консультировалась. Там сказали, что поднимут шумиху, если комитет по образованию не отреагирует должным образом. Сказали, что Астахов сам приедет в Улан-Удэ. Потому что тема интересная – «мясорубка» для детей. Никто не имеет права давать рекомендации идти в ПТУ, бросить учиться, если ребенок хочет доучиться и поступить в университет, – говорит одна из мам.

Вернуться в школу они еще надеются. Потому скрывают имена.

– Мою племянницу-сироту в школе-интернате после такого конфликта затравили учителя. Не стеснялись давить ребенка двойками и тройками. Совсем веру в себя тогда потеряла девочка. Пришлось все равно уходить, – рассказывает Елена.

В условиях нехватки школ, когда поставлена задача не допустить перехода на третью смену, соблюдать нормы СанПин из расчета 2,5 квадратных метра на одного ученика и прочее, образование остается доступным только для избранных. 

Диляра Батудаева, «Номер один».
^