08.07.2018
Алексей Шевцов о том, как быть счастливым и жить полной жизнью в любом статусе и при любых обстоятельствах

Батюшка Алексей Шевцов залетел к нам в офис стремительным легким шагом. Ряса священника немного не вязалась с его спортивным, подтянутым видом, энергичной манерой общения. Спустя почти 20 лет журналист нашей газеты с репутацией разоблачителя лжи и несправедливости перешагнул порог некогда родной редакции в совсем другом статусе. 

Во время нашего разговора я поймала себя на мысли, что сравниваю своего собеседника с главным героем моего любимого фильма «Тот самый Мюнхгаузен». Алексей Шевцов – такой же воздушный, искренний, непоколебимый в своей вере и жизненных принципах. Он не боится ломать стереотипы и быть собой в любой ситуации. Даже когда далеко не все тебя понимают и одобряют твои поступки. А еще, точно так же как у моего любимого Мюнхгаузена, у батюшки по расписанию каждый день – подвиг. И о том волшебстве и чудесах, которые происходят в его жизни нередко, он говорит так, словно это нечто обыденное и само собой разумеющееся. 

Об учебе, работе и незакрытых гештальтах

Удивительно, но факт – где бы ни работал или учился Алексей, он всегда и везде добивался определенных высот. И о каждом из своих жизненных этапов он вспоминает с благодарностью и словами: «Я был счастлив тогда». Филолог по образованию, студент Шевцов еще до выпускных экзаменов умудрился сдать кандидатские минимумы для поступления в аспирантуру. Успев стать не только дипломированным учителем русского языка и литературы, но и изучить социальную философию. После вуза в течение трех лет была работа школьным учителем в музыкально-гуманитарном лицее, куда юный педагог пришел сразу с 14-м разрядом. 

Потом Алексей услышал про «Пульс-радио». 

– Был набор копирайтеров в рекламный отдел радио. Я пришел попробоваться. Взяли. Потихоньку начал расти. Стал программным директором, затем главным редактором. Жизнь кипела тогда. Каждый раз, попадая из этой «движухи» на заседания кафедры в советско-коммунистические реалии, я чувствовал, что задыхаюсь, скучно было. Поэтому аспирантуру я бросил. Наверное, есть ощущение незакрытого гештальта, но, с другой стороны, вряд ли я когда-то стал бы писать на визитках «кандидат наук». Да и вообще трудно представить ситуацию, где бы мне в жизни пригодилось это.  

Первая FM-станция в Улан-Удэ собрала самых талантливых и успешных людей, которые даже спустя десятилетия по-прежнему дружат друг с другом. 

– Андрей Лузан, Денис Ложеницын, Владис Озеров, Наташа Мастерских, Натали Нуар, Надя Елаева, Сергей Салтыков, Костя Назаров, Димка Веселов – это такой пул талантливых людей, которых я до сих пор узнаю по голосам, дружу с ними. 

Работая на «Пульсе», Алексей параллельно начал делать программу «Мир прессы» на БГТРК, куда он вскоре и ушел. 

Алексей брал у газет макеты и успевал анонсировать самые интересные и важные публикации еще до того, как газеты выходили в печать. Работа телеведущего ему была по душе.  

– Все время общался с журналистами и редакторами. Им было интересно анонсировать свои материалы, а я считал, что на мою программу работают лучшие журналисты  Бурятии. 

И вновь параллельно с основной работой появилась новая возможность попробовать себя на другом поприще. Алексея пригласили работать в службу новостей на БГТРК. Довольно скоро Алексея назначили руководителем отдела информационных программ. 

– Мы с Алексеем Щербаковым и Геной Тараскиным создали программу «Вести Бурятия». До этого были «Республиканские новости». Взяли оснастку федерального канала, перетащили все сюда. Мы были одними из первых региональных телекомпаний, которые сделали это. И после моего ухода «Вести Бурятия» так и остались. Кстати, при мне «в кадре» БГТРК стали работать Инесса Петонова и Лариса Иринцеева, которые перешли к нам с «опального» тогда ОТБ. 

Раскрыть глаза людям

В какой-то момент Алексею захотелось журналистской свободы. 

– Я ушел работать в газету «Номер один». И это был, наверное, самый интересный опыт в моей жизни. Одно дело, когда ты с удостоверением государственной телекомпании открываешь любую дверь, и министры ждут тебя, наливая чаек и угощая конфетками. И совсем другое, когда ты в эту же дверь пытаешься попасть с непростыми и неудобными вопросами. Без операторов, режиссеров и без силы государственной машины за спиной. И тогда для меня стало очевидным, что именно так проверяется, чего ты стоишь на самом деле как профессионал и как журналист. 

В нашей газете Алексей Шевцов вел рубрику «На самом деле», где рассказывал, разъяснял людям правду обо всем и вся. 

– Главная идея была что-то такое вскрыть, показать, разъяснить. Открыть людям глаза. Простора для творчества было хоть отбавляй. 

На всех работах Алексей так или иначе сталкивался с информационными технологиями, компьютерами. Поэтому, когда его позвали попробовать себя в компьютерном бизнесе, он согласился. В фирме «НОРД компьютерс» Алексей занимал престижную и ответственную должность генерального директора. 

– Отучился на президентской программе. Успешная фирма, серьезный управленческий опыт. Все это было. Но, наверное, я был плохим предпринимателем, потому что успешность для меня никогда не измерялась деньгами. Я работал там до той поры, пока меня интересовало компьютерное железо. Для меня на любой работе главным был фан, драйв. Это важно не только на работе, но и в повседневной жизни. 

Встреча с Богом

У разных людей встреча с Богом происходит в разных ситуациях. Но, к сожалению, чаще всего это ситуации трагические. У нашего героя все было иначе. 

– На 33-м году жизни я крестился. Возраст символичный, но, естественно, я не подгадывал. И через год мы с женой решили повенчаться. В момент подготовки к венчанию Бог меня коснулся. То есть участие в церковном таинстве стало для меня Таинством в полном смысле. Я понял: происходит что-то настоящее, и это не инсценировка. И это то, мимо чего я теперь ходить по касательной уже не смогу. Бог по-разному касается людей, желая их к себе повернуть. Меня Он повернул через любовь. Я Ему за это безмерно благодарен. За то, что не пришлось применять ко мне более тяжелые средства. Видимо, эта благодарность сделала так, что я не смог быть вне Церкви. 

Конечно, для того чтобы стать батюшкой, пришлось пройти большой путь. 

– С чего начиналось? Помню, я в очередной раз пришел в храм. Гендиректор. В хороших туфлях, дорогом костюме. На меня обратил внимание знакомый священник, он сказал: «Алексей Леонидович, пойдемте в алтарь». Я спрашиваю: «Зачем?». А он: «Как говорил философ Алексей Лосев, каждый православный мужчина должен уметь подать кадило. Пойдемте учиться». Батюшка ввел меня в алтарь и оставил. А там алтарники, «старцы», которые уже много лет церковнослужители. Они мне говорят: «До кадила еще дорасти надо. Начинаем мыть полы». И я пополз мыть полы. И был в этот момент абсолютно счастлив. Ведь я наконец-то мог как-то выразить свою благодарность Богу, убираясь или служа в алтаре, это было самое счастливое время. 

В какой-то момент совмещать церковные послушания с работой стало невозможно. И Алексей сделал выбор в пользу того занятия, что ему было больше по душе. 

Поняли не все

Конечно, новость о том, что Алексей вдруг пошел в священнослужители, многих удивила. А для кого-то стала шоком. «Собутыльники», просто знакомые – сами собой «отсеялись», о чем и горевать не приходится. Но настоящие друзья таковыми и остались, несмотря на его изменившийся статус. Хотя даже супруге непросто было принять, что теперь она не просто жена, а супруга священника. 

– Так скажем, Ирина смирилась (улыбается). Конечно, человеку сложно представить, что по дому круглые сутки ходит священник. Пришлось привыкать. Но она по-прежнему занимается любимым делом: ведет свой бизнес, делает все то, что делала до моего становления священником. У нее два экономических образования. Никаких соборных установлений по поводу того, чем должна заниматься матушка, нет. 

Жаль только, что самые близкие, а если быть точнее, мама решение сына не вполне понимала и так и не приняла. Но говорить на эту тему батюшка не хочет, тем более что матери уже нет в живых. 

– Часто слышу от людей, которые начинают воцерковляться и глубже в Церковь входить, что близкие начинают обвинять их в сектантстве. Хотя они ходят в православную церковь. В какой-то степени этот стереотип повторился в моей семье. 

Каждый раз, отвечая на вопросы о переменах в жизни в связи с уходом в Церковь, батюшка искренне удивляется. По его словам, изменилось мало, разве что теперь он стал по-настоящему свободен и счастлив. 

– Все это лишь стереотипы: то, что священники живут, как в оковах, вынуждены соблюдать изнурительные посты, жить, во всем себя ограничивая, и так далее. Даже в богословии есть такое понятие, как оросы, «заборчики», которые ограничивают, за какие пределы ты выйти не можешь. Они очень широко расставлены. Человек, который хочет быть свободным, найдет возможность быть таковым. На самом деле правильно понятое христианство – оно все про свободу. Если человек видит в вере одни запреты, это уже не христианство. 

Сломать стереотипы

Говоря о вышеупомянутых стереотипах, Алексей Шевцов не боится их ломать. Для него главнее быть самим собой. В 45 лет у батюшки спортивная фигура, прекрасная физическая форма, а некоторые из его достижений в спортзале не могут не восхищать и удивлять. Еще батюшка обожает экстрим: занимается горным туризмом, летает на параплане, готовится прыгнуть с парашютом и еще много чего. 

– Я понимаю, что кому-то мой образ жизни не нравится – для тех, кто слишком традиционно подходит к образу священника. Традиционно, назидательно и директивно. Но ведь это мой выбор. Например, я считаю неправильным стереотипом, когда мы постимся и при этом толстеем. А еще, я считаю, что человек больше, чем любая социальная роль. Насколько значимой и великой ни была бы роль священника, человек как личность всегда шире этого. И это тоже очень по-христиански. 

Недавно батюшка восстановил свою страницу в соцсетях, там он публикует фотографии, пишет о своих маленьких житейских новостях и цитирует любимых авторов. 

– С 1 мая я актуализировал фейсбук и стал показывать что-то свое. До какого-то времени я считал, что это надо скрывать, но потом понял, что людям будет полезно узнавать священника с другой стороны, видеть его как человека. А еще, честно говоря, хочется общаться с людьми по хорошим поводам. Потому что в церкви ты чаще всего встречаешься с горем человеческим. Ты начинаешь видеть вокруг себя только боль и смерть, и это деформирует личность. Наверное, для меня это еще и способ самосохранения. 

У активной жизни в соцсетях есть и еще одна сверхцель – научить людей быть счастливыми и успешными. 

– Несколько лет назад я стал запоем читать литературу по саморазвитию, целеполаганию. И я заметил, что все эти знания не противоречат христианству. Мысль Дэна Вальдшмидта о том, что каждому человеку необходимо «стать лучшей версией себя», – это ведь рефрен всего христианства. Мне захотелось эту литературу очистить от примесей эзотерики и помирить с христианской культурой, в которой мы находимся. На самом деле мой фейсбук – он про это. Картинки – это то, что больше лайкают, но важнее то, что написано под картинками. 

Кстати, даже новомодных учений о том, как на судьбу человека оказывают влияние его энергетика, аффирмации, карты желаний, батюшка тоже не опровергает. 

– По большому счету молитва – это тоже аффирмация. Но прежде чем вкладывать свою ментальную энергию в ту же самую аффирмацию, вы подумайте, действительно ли вы просите то, что вам нужно. Я как священник вижу, что очень часто люди в своем скудоумии, в настойчивости получают то, о чем просили. Но потом остаются очень недовольны. Это очень серьезная штука. 

«Пропустить через себя каждое горе»

Общение с единомышленниками, активная жизнь в соцсетях помогает Алексею Шевцову в тот момент, когда он чувствует себя «разобранным по кирпичику». 

– К сожалению, людей, которым на самом деле нужно общение, совет от батюшки, их очень немного. Чаще всего люди приходят в церковь, чтобы получить «волшебную таблетку». Ты видишь часто эдакое меркантильное, обрядоверное, суеверное отношение. Но есть и исключения, конечно. 

Каждый день слушать исповеди, личные трагедии людей, пропускать все это через себя –  самое сложное в работе священника. 

– Люди приходят, рассказывают: в постный день попила молочка, не дочитала молитвенное правило, опоздала на церковную службу. И дальше ряд таких исповедей. И вдруг: «Я убил своего отца». Спрашиваю: «Вас посадили?». «Нет, – отвечает. – Но я это на себе несу». Он пришел такой измученный. Какая там тюрьма, у него и так ад на земле. Или вот частые истории. Женщины приходят, много таких, кто в прошлом делал аборт, каются. А как-то раз пришла женщина и в отчаянье говорит: «А я эти аборты делала тысячами! Как медик. Я на руки свои смотреть не могу. Они все в крови!» (говорит со слезами на глазах). И в этот момент ты понимаешь, что ты не просто какая-то ритуальная фигура, ты осознаешь свою нужность. Я обязан облегчить мучения этого человека. Иногда бывает, что и плачу вместе с ними. Хотя, наверное, это неправильно. 

Осложняет работу тот факт, что в Бурятии очень большая нагрузка на священников, которых не хватает. Выматывают и так называемые общественные дела. Конечно, дает силы любимая женщина, семья, гордость за своих четверых замечательных детей. Дает спокойствие вера. И многочисленные чудеса – как ответы на молитвы. 

– Чудесные исполнения молитвенных просьб. Чудеса исцеления. Избавление от тяжелых обстоятельств. Христианин нормально относится к таким вещам, как и к тому, что вообще чудо реально существует. Конечно, порой слышу: мол, Вы помолились, батюшка, и у нас все наладилось. Я очень осторожно к этому отношусь. Главное – не загордиться (смеется). 

О мечте

Несколько раз в своей жизни Алексей погибал. И на этот раз речь не идет об образном выражении. Смерть действительно была так близко, что ощущалось ее дыхание. 

– Это было связано с моим увлечением экстримом. И главные достижения в моей жизни – это то, что я тогда выжил. Смог найти в себе силы продолжить бороться и поэтому остался жить. Такое было, когда я замерзал в горах, когда все тело уже перестало слушаться. Мог утонуть, когда меня затягивало течением в вулканическую пещеру под водой. Поэтому для меня понятна фраза, которую альпинисты говорят: «Вершину покоряют не те, кто поднялся, а те, кто спустился». Потому что победители – внизу. 

И словно в ответ на мысли священника в последнее время ему сделали сразу несколько предложений, от которых сложно отказываться. 

– Предложили поработать преподавателем в Черногории, подняться на Эльбрус, прыгнуть с парашютом. Даже не знаю, что из этого выбрать! 

Но у батюшки есть своя заветная мечта, о которой он говорит с замиранием сердца, с горящими глазами. 

– У меня был такой случай в жизни. Я специально очень рано встал и побежал на гору. Это был потухший вулкан Амарилья на Тенерифе. Хотел встретить на вершине рассвет над океаном. Я опоздал немного, солнце уже оторвалось от горизонта. Я очень хочу вернуться и сделать все как надо. 

По словам священника, сама гора не такая уж высокая, но подъем очень крутой. И весь смысл в том, что нужно не просто подняться по ней, а взбежать. Это тяжело сделать физически. В том числе и поэтому Алексей Шевцов активно занимается спортом, стараясь приблизиться к своей мечте. 

– В своих мечтах я бегу по этой горе, а потом вижу всю эту красоту, от которой дух захватывает! Это преодоление себя, которое нужно сделать в полной мере, чтобы потом по-настоящему насладиться увиденным. Пусть для кого-то моя мечта покажется маленькой, но от нее мурашки по коже…

Василиса Шишкина, «Номер один».
^