23.07.2018
В центре Улан-Удэ назрела ликвидация частного сектора

Присуждение Улан-Удэ статуса мегаполиса с самым загрязненным атмосферным воздухом России ставит перед властями серьезнейшую проблему. Ведь смертность от вдыхания бензапирена, сажи и других вредных веществ, вызванных сжиганием угля в котельных и печах, ежегодно растет, и это становится уже экономической проблемой для столицы региона. О том, какие шаги можно предпринять в этой сфере для улучшения ситуации, рассказали опрошенные «Номер один» эксперты.

Воздушная оборона

Одним из самых загрязненных районов города уже который год становится центр столицы и прилегающий к нему «Элеватор». Сам центр располагается в котловине, и каждой зимой на него скатываются клубы удушающего дыма, не находя возможности для быстрого рассеивания. Эксперты убеждены: в столице есть немало других загазованных районов, но решать экологическую проблему в первоочередном порядке необходимо именно в центре. Объяснение простое: мимо центра, как говорится, не проехать и не пройти. Именно здесь работает значительная часть горожан, ежечасно подвергая себя риску легочных заболеваний.

Как уже сообщалось, смог над этой частью города в основном имеет местное происхождение и вызван массивным использованием жителями частного центра Советского района низкосортного каменного угля. Но самое ужасное, что подавляющее большинство отопительных конструкций представляет собой допотопные и дешевые печи и котлы с низким КПД и с высокой долей продуктов неполного сгорания топлива — сажи и бензапирена.

Модернизировать котлы в серьезном масштабе и уменьшить выбросы в нынешней ситуации нереально. Беднеющее население частного сектора центра не готово к инвестициям, а многие живут в статусе временщиков. Ожидая, что их дом попадет под программу сноса бараков и им выделят благоустроенные квартиры.

Судя по всему, к решению экологической проблемы центра придется подходить радикально — сносить старые деревянные бараки, строить новые здания с централизованным отоплением. Тогда центр города не будет столь задымленным и опасным зимой.

Гладко на бумаге

В Улан-Удэ с 2014 года действует программа развития застроенных территорий, рассчитанная до 2024 года. Согласно ей должно быть снесено более тысячи аварийных домов. В основном речь идет как раз о центре и «Элеваторе». Однако с 2015 года вместо запланированных к сносу 59 домов снесено всего 14. Так что это капля в море. Назрели ускорение сноса и реконструкция старых кварталов с использованием современных материалов по утеплению и снижению выбросов.

— Чтобы снизить уровень выбросов до безопасного и перевести Советский район города на централизованное отопление, необходимо, прежде всего, встречное движение со стороны энергоснабжающих организаций, прежде всего ТГК-14, поскольку многие застройщики жалуются на высокую стоимость присоединения к сетям и неразвитую инфраструктуру центра, что препятствует масштабной застройке, — говорит директор СРО «Строители ТПП РБ» Виктор Гусляков.

Недавно строители города встречались по данному вопросу с заместителем генерального директора ТГК-14 Василием Гайчуком, где были озвучены неутешительные цифры. Так, принятая в регионе программа подключения новых тепловых мощностей к новым жилым объектам фактически провалена. Из 59 запланированных к подключению домов присоединено лишь 19.

— Особенно тяжелое положение сложилось в Советском районе Улан-Удэ, где без реконструкции тепловых мощностей подключение новых объектов невозможно, — сообщил застройщикам замгендиректора ТГК-14.

Все это приводит лишь к росту себестоимости строительства.

Квартира вместо конюшни

Помимо сложностей с подключением к коммуникациям, возникают и субъективные проблемы. По словам директора «Бургражданстроя» Владимира Хусаева, препятствует инвестиционной активности и проблема переселения жильцов бараков.

— Многие выдвигают просто завышенные требования, хотя застройщики повсеместно идут на значительное улучшение жилищных условий для переселенцев, за маленькую комнатку выделяя им, вместо зачастую прогнивших аварийных строений, новое благоустроенное жилье, — отмечает застройщик.

Так, несколько лет назад на улице Смолина было задержано строительство ЖК «Дворянская усадьба», после того как один из собственников частного строения отказался переселяться, выдвинув фантастические условия за дачу своего согласия на снос. Выяснилось, что на этом месте в царское время находилась деревянная конюшня одного верхнеудинского купца. После революции в конюшни поселили людей, обустроив им тесные комнаты-клетушки. Эти лошадиные конуры затем были благополучно приватизированы жильцами. Почти все обладатели конюшен согласились получить вместо них благоустроенные квартиры. Кроме одного. Тогда застройщику пришлось снести строения, кроме одной конюшни, и оставить ее посреди стройки.

— Подобные решения всегда даются сложно для строителей, нередко идут через суды и отнимают время, — продолжает Владимир Хусаев. — Что критически важно для застройщика, поэтому инвесторы стараются избегать строек, связанных с массовым расселением людей.

Соответственно, реконструкция центра едва движется. В то же время идеализировать застройщиков не стоит.

— Два года назад на «Элеваторе» было снесено несколько двухэтажных бараков, — сообщил нам улан-удэнский юрист Владимир Киселев. — И претензии жильцов заключались в том, что компенсации, которые выделялись для покупки благоустроенного жилья, были ниже установившихся рыночных цен в этом районе города. Так, моей клиентке выделили один миллион 400 тысяч рублей, а мы через суд добились выплаты одного миллиона 900 тысяч рублей.

Тем не менее это не самое главное препятствие на пути превращения центра Улан-Удэ в чистую и безопасную с точки зрения экологии часть города. По словам директора «Бургражданстроя» Владимира Хусаева, центральная историческая часть города включена в зону малоэтажной застройки.

Однако, учитывая высокую себестоимость строительства, в этом месте требуется строительство 17‑этажных высоток, в противном случае программа обустройства центра и снос старых домов нереальны.

Чистый город

Поэтому давно назрела отмена ограничивающих нормативов к исторической застройке города. И домам, которые не являются памятниками старины, пора освобождать дорогу для современных зданий. С подобным подходом согласен и директор Фонда развития Улан-Удэ Евгений Бартанов.

— Во многом можно согласиться с застройщиками по поводу увеличения высоты застройки в центре города, хотя этажность, на мой взгляд, можно было бы повысить не до 17 этажей, а до девяти. Тогда расселение жильцов старых домов центра прошло бы ускоренными темпами, — сообщил он.

По словам эксперта, для либерализации жестких ограничивающих норм по увеличению высотности застройки необходимо немного. По сути лишь одно — политическая воля. И тогда горожанам можно будет не стыдиться перед гостями столицы Бурятии, что, едва свернув с Арбата, люди попадают из XXI века в XVIII-й. С туалетами на улице, печками, кучами мусора и антисанитарией. И тогда можно надеяться, что и воздух столицы будет не столь загазованным, как сегодня.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
Фото «Номер один»
^