30.07.2018
Приезд в Бурятию продюсера «Вия» обернулся скандалом

На днях в Улан-Удэ приезжал представитель одной из крупнейших кинокорпораций России «Русская Фильм Группа», актер, кинорежиссер, сценарист, продюсер самого кассового российского фильма 2014 года «Вий» Алексей Петрухин. Он заявил, что его компания поддержит фильм бурятского режиссера «На берегу мечты». Почему встреча именитого гостя вдруг завершилась большим скандалом, разбирался «Номер один».

Истерики и обиды

Алексей Петрухин является продюсером фильма «На берегу мечты» бурятской киностудии «Уладай Баяр». Режиссер фильма Баир Уладаев сейчас работает над следующим фильмом – «Два капитана», который также будет продвигать с поддержкой большого инвестора.

На конференции Алексей Петрухин и Баир Уладаев подписали меморандум по  сотрудничеству в области кинопроизводства между киностудией «Уладай Баяр» и корпорацией «Русская Фильм Группа».

Казалось бы, инфоповод исключительно позитивный и многообещающий, тем более что с главой Бурятии высокий гость обсуждал и другие актуальные для бурятского кинематографа проблемы, обещая помочь с некоторыми из них. Однако, как водится в Бурятии, любое даже самое положительное событие может в одночасье превратиться в некрасивый скандал, если в этом заинтересованы конкретные люди.

В ряде СМИ с подачи председателя местной общественной организации «Союз кинематографистов Бурятии» Артема Бурлова появились публикации, которые иначе как истерикой с нотками паники назвать сложно. За пару дней после выхода на «Тивикоме» сюжета о вышеупомянутой пресс-конференции господин Бурлов дал интервью сразу нескольким СМИ, в которых высказал свое возмущение по поводу произошедшего.

Больше всего глава общественной организации возмущался, что Алексей Петрухин не счел нужным встретиться с ним лично, что высокий гость заявил о расколе в рядах местных кинематографистов. А еще Бурлов почему-то много рассуждал о конкурсах и деньгах, словно чего-то опасаясь.

– Есть такие деятели, я сейчас не конкретно про Петрухина. Но есть такие, кто ездят по регионам и обирают региональные бюджеты, а потом растворяются. Грубо говоря, я приезжаю в Улан-Удэ. Вижу, что Баир какой-то фильм снял региональный, но денег у него нет. Предлагаю сделку, давайте субсидию на ваше имя получим, половину заберем, чтоб доработать фильм, а половину оставим вам. Берут половину и исчезают. Есть такие прецеденты. Я сейчас ни на кого тень не бросаю, это всего лишь мое предположение, – поведал нашему журналисту господин Бурлов.

Удивление и шок

Услышав столь странные гневные выпады по поводу своего мероприятия, причем не в лицо, а через страницы СМИ, представители киностудии «Уладай Баяр», мягко говоря, опешили.

Но для начала давайте разберемся, почему в Бурятию в кои-то веки приехал такой мастодонт, как Алексей Петрухин, и заявил о необходимости создать филиал кинокорпорации «Русская Фильм Группа» в нашей республике. И почему на встрече с главой Бурятия Алексеем Цыденовым он пообещал поддержку кинематографистам.

– В прошлом году мы сняли фильм «На берегу мечты». Свою работу я отправил, в том числе, в кинокорпорацию «Русская Фильм Группа».  Продюсер Алексей Петрухин после просмотра фильма заявил, что в нем есть потенциал и его не только можно показывать по стране, но и отправлять на кинофестивали, – говорит Баир Уладааев.

Но кроме похвалы в свой адрес бурятский режиссер услышал и много конструктивной критики, чему, честно говоря, был очень рад.

– Я почти год думал над тем, в чем мои ошибки, потому что знаний не хватало. Алексей Алексеевич дал мне полный расклад, а потом пригласил к себе, полностью рассказал структуру кино и в чем мои проблемы, в этот момент для меня мир кино открылся совсем по-другому, – поясняет бурятский режиссер.

Тогда и возникла идея о создании в Бурятии филиала «Русской Фильм Группы».  Чтобы точно так же глаза открывались и у других «киношников». Алексей Петрухин поддержал эту инициативу.

– В создании кино участвует до 25–30 представителей самых разных профессий. Ни для кого не секрет, что в Бурятии нехватка профессиональных операторов-постановщиков, актеров, сценаристов и режиссеров. Если привозить именитых профессионалов из Москвы к нам в Бурятию, то для наших специалистов это будет намного дешевле, чем если бы они проходили такое обучение и проживали в это время в Москве. Поэтому, получив положительный ответ, мы первым дело привезли Алексея Алексеевича в гости к нам в Бурятию. Презентовали наш фильм, заключили меморандум, а затем все оставшееся время обсуждали с ним детали работы. Почему мы обязаны были приглашать кого-то на эту встречу? В чем мы виноваты? Кого обидели? В чем суть конфликта? Если честно, мы до сих пор не поняли, – разводит руками Баир Уладаев.

Продюсер Эльвира Доржиева также не поняла самой сути претензий.

– Это можно сравнить с тем, что я позвала в гости своих друзей, а вы узнали об этом и начали возмущаться, почему мы без вас посидели. С какой стати мы должны отчитываться или приглашать кого-то на наше мероприятие? Или знакомить Бурлова с нашим гостем? Мы что, его подчиненные? – недоумевает Эльвира Доржиева. – Мы отдельная компания, которая занимается своими фильмами и своими проектами.

Был ли раскол?

Есть или нет раскол в рядах кинематографистов, решать не нам. Но факт налицо: из 12 кинокомпаний только шесть состоит в Союзе кинематографистов Бурятии. Кстати, общественной организации, которая пока что никакого отношения не имеет к общероссийскому Союзу кинематографистов.

Почему та или другая киностудия не хотят входить в ряды «сплоченного», по мнению Бурлова, союза, а кое-кто оттуда и вышел, мы рассуждать не будем. Но выслушать точку зрения Баира Уладаева, который по непонятной для него причине вдруг оказался в эпицентре киношного скандала, интересно. Отметим, что он уже давно вышел из рядов организации. Поэтому слова Бурлова о том, что он по сей день является членом правления, его, мягко говоря, обескуражили.

По словам Уладаева, как и многие другие люди, имеющие отношение к кино, он был рад тому, что в республике что-то сдвинулось с мертвой точки. В «Союз» он вошел с радостью, причем ему сразу предложили занять место в руководящем аппарате, в числе пяти других уважаемых в мире кино людей. Но энтузиазм со временем сошел на нет. И вот почему^

– Мне было интересно, для чего создана организация, какие пути развития видит ее председатель, каков план работы на ближайшие пять лет. На мой взгляд, работа председателя «Союза» – это не только сидеть на бюджете и ждать, когда очередной конкурс объявят, но и видеть стратегию развития отрасли.  Но я этого так и не услышал. Дальше. Как-то раз приезжаю со съемок и узнаю, что Солбон Лыгденов ушел с поста председателя правления, и теперь председателем стал Артем Бурлов. Не было ни выборов, ни голосования, ничего. Мне вообще никто ничего не сказал, не написал, не спросил. Мне показалось это странным.

Через еще какое-то время в свет вышел некий видеоролик с полуобнаженной девушкой в главной роли, где было указано авторство – «Союз кинематографистов Бурятии».

– Для меня этот ролик был некрасивый, и я считаю, прежде чем такие ролики снимать и ставить авторство общее под ними, нужно спрашивать у члена Союза. Мне, например, неприятно было это.

Дальше – больше. Завершая работу над пресловутым фильмом «На берегу мечты», Баир Уладаев, конечно, искал поддержку или хотя бы совет профессионалов о том, как вывести фильм в широкий прокат:

– Сказал Артему, что хочу продвигать кино, снял фильм, спросил, как он может помочь мне. Он сказал, что времени у него смотреть фильм пока что нет. Поэтому я обратился к продюсеру Дмитрию Ользонову, помощнику Бурлова.

Баир Уладаев договорился с одним из кафе, где для них был предоставлен зал для просмотра. После окончания фильма режиссер ждал чего угодно. Похвалы или шквала критики. Или, возможно, детального разбора сценария, режиссуры, актерской игры, работы оператора-постановщика. Но он услышал нечто иное.

– Он сказал следующее: «Весь фильм какая-то девочка плачет и хромой мужик ходит. Я твой фильм не понял». Я поблагодарил его за то, что он потратил на меня время. После этого я вышел из рядов организации, мне вообще все стало понятно, – вспоминает режиссер.

Умопомрачительная «критика» его фильма, слава богу, не повлияла на настрой Уладаева. Режиссер, создавший, к примеру, такие фильмы, как «Живи», «Сэржэм», «Хранители», получившие самые разные награды экспертных жюри, знал точно, что и его новый фильм «На берегу мечты» тоже заслуживает более высокой оценки или хотя бы более компетентного анализа. Поэтому он выходит на продюсера Алексея Петрухина, который похвалил режиссера и лично вызвался помочь довести фильм до ума и выпустить его в общероссийский прокат уже осенью текущего года. В конце концов их сотрудничество вылилось в нечто большее, с чего мы и начали нашу статью.

Что пилим?

Непонятно, почему Бурлов так много и страстно говорит о деньгах, о конкурсе, который, по его мнению, теперь обязательно должен выиграть проект Уладаева. Что делим? Откуда такая зависть? К тому же, пока еще не было объявлено никакого конкурса или бюджета, не подано ни единой заявки, к чему такая паника? Или создатели таких «киношедевров», как «Бурятский жеребец», «На Байкал», «Зачетная весна» и так далее, боятся конкуренции?

– Мы не боимся участвовать в конкурсах, потому что уверены в своих фильмах. В качестве нашего сценария и во всех других параметрах, каждый из которых будет оцениваться экспертами по отдельности. Но если выиграет конкурс кто-то другой, мы тоже будем рады. Например, один раз конкурс выиграла «321-я Сибирская» Солбона Лыгденова. Мы только порадовались за него. Потому что если он покажет свой фильм с лучшей стороны, это будет наша общая победа. Если нет, то это будет наш общий провал, ведь мы все в одной лодке, – считают сотрудники киностудии «Уладай Баяр».

Продюсер Эльвира Доржиева призывает не разжигать вражду на пустом месте, тем более что их новая организация конкурировать с Союзом кинематографистов Республики Бурятия не собирается.

– У нас структура коммерческая. Мы хотим, чтобы все киностудии зарабатывали деньги. Все, кто работает в киноиндустрии, мечтают о таких инвесторах, как Алексей Петрухин. И он открыт для любых интересных проектов. Плюс обучение у профессионалов своего дела тоже пойдет на пользу всем, – уверена Эльвира Доржиева. – В Улан-Удэ будут проходить мастер-классы по самым разным направлениям: от режиссуры до обучения операторов-постановщиков.

От лица зрителей хочется добавить: нам нужны просто хорошие фильмы, не важно, кто и как их создавал. Тогда все проголосуют рублем, и будет понятно, кто занимался пиаром, распилом бюджета и скандалами, а кто самым главным – творчеством.

Василиса Шишкина, «Номер один»
^