28.07.2018
У села Максимиха могут отобрать часть территории

Участки, которые находятся в собственности добросовестных граждан и фирм, но при этом пересекают земли лесного фонда, стали камнем преткновения между Рослесхозом и сельскими властями. «Лесники» уже сейчас отбирают земли у населенных пунктов на том основании, что там растут деревья. Чиновники правительства советуют федеральному ведомству не торопиться и поискать общий язык с муниципалитетами. Впрочем, пока в этом отношении особых прорывов нет.

Сотни странных участков

– На сегодня выявлено 522 земельных участка, границы которых пересекают территории лесничеств. Из них 494 включены в перечень по устранению пересечения, так как права были зарегистрированы до 1 января 2016 года, – говорят в бурятском филиале Росреестра.

Другими словами, те, кто зарегистрировал свое право на землю до января 2016 года, могут не беспокоиться – закон на их стороне. А тех, кто не уложился в этот срок, скорее всего, прогонят с насиженных земель. Уже сегодня по 14 случаям хотят принять решение, чтобы «пересекшиеся» куски лесных земель остались в государственном лесном реестре. Причем по этим 14 участкам уже направлены обращения в прокуратуру.

– Межведомственная рабочая группа оценивает судебные перспективы оспаривания прав на земельный участок, возникших после 1 января 2016 года, направляет документы в Рослесхоз. Департамент лесного хозяйства (Новосибирск) очень оперативно направляет документы в правоохранительные органы, для того чтобы прекратить права в судебном порядке, – рассказывают в Росреестре.

Чтобы разобраться с ситуацией до конца, правоохранительные органы также исследуют вопрос – не было ли допущено работниками муниципальной власти превышение должностных полномочий?

– Ситуация очень серьезная, – предупреждают в Росреестре. – У нас на сегодня эта работа только начата. Подготовлены «альбомы пересечений». Каждый случай рассматривается – когда и кто принял какое решение.

Муниципальных чиновников открыто предупреждают, что для избежания в будущем скандальных случаев с оспариванием в суде прав на участок, выданных гражданину, надо согласовывать схему расположения участка с Республиканским агентством лесного хозяйства. При малейшем подозрении на возможное пересечение с землями лесного фонда.

И в отношении государственных регистраторов тоже все жестко – если они зарегистрировали участки, границы которых «вторглись» в лесной фонд, то они попадают под проверку. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Пресекут пересечение

В свое время Рослесхоз и Росреестр пришли к тому, что по «пересекающимся» земельным участкам надо создать региональную межведомственную рабочую группу. Она создана и функционирует на площадке республиканского Управления Росреестра.

В настоящее время поднят вопрос о том, что работа должна «переехать» на уровень правительства Бурятии. Согласятся ли республиканские чиновники взять данное направление «под крышу», не ясно, но такое предложение им направлено. Работы – море.

По участкам, которые по неизвестной причине пересекают лесной фонд, установлена рубежная дата – 1 января 2016 года.

Если права на земельный участок зарегистрированы в ЕГРН до этой даты (или на участке находятся объекты недвижимости, права на которые зарегистрированы до этой же даты), то куски лесных земель, что имеются в рамках участка, будут исключаться из государственного лесного реестра.

А вот по «пересекающимся» участкам, права на которые оказались зарегистрированы после рубежной даты, будут проводиться сплошные проверки законности возникновения сих прав. Это общий подход, в котором есть нюансы.

Тучи над Максимихой

Вопрос с участками, которые «залезли» в лесной фонд, до того запутан, что не знаешь, чего ждать.

В Бурятии уже идет речь об оспаривании ряда генпланов населенных пунктов.

– В связи с тем, что ранее они были утверждены без учета включения в границы населенных пунктов лесных площадей, которые находятся в собственности Российской Федерации, – считают в региональном Росреестре.

В пример приводят село Максимиха.

– Огромные площади, покрытые лесом, сегодня включены в границы населенного пункта… Пока судебных процессов по оспариванию Генерального плана нет. Но муниципальному образованию надо ждать этих судебных исков. Просто, мы так понимаем, у Рослесхоза пока не дошли руки, и все это предстоит. Если такие площади необходимы для развития населенных пунктов, то надо провести все необходимые согласования, – считают в бурятском филиале Росреестра.

Звучащие заявления о возможном пересмотре генеральных планов сел, поселков можно назвать сюрпризом. Реакция профильного имущественно-земельного министерства на это весьма сдержанна.

– Ситуация парадоксальная. В свое время действовал федеральный закон, который устанавливал: если разрабатывается Генеральный план, по которому было предусмотрено, в том числе, включение в границы лесного фонда, то требования были – в течение шести месяцев с момента направления документов в Минрегион РФ, документы должны находиться на сайте Минрегиона. Если по истечении шести месяцев никто из федеральных структур не заявился со своими поправками, замечаниями, предложениями,  Генплан считается согласованным, – говорит Маргарита Магомедова, министр имущественных и земельных отношений.

Она напоминает, что, допустим, в Заиграевском районе пошли по такому варианту. У прокуратуры, при утверждении Генплана на сессии райсовета, было положительное заключение.

– Сколько лет прошло, и начинают оспаривать – нет письменного согласования Федерального агентства лесного хозяйства. Парадокс. Органы местного самоуправления сегодня виноватыми остаются за то, что работали в рамках того законодательного поля. Наверное, это не совсем правильно, – размышляет министр.

Она выступает за то, чтобы не торопиться передавать земельные несостыковки в правоохранительные органы, а сначала тщательно разобраться. В «коридорах власти» звучат голоса в поддержку позиции минимущества.

– Не видим никакого взаимодействия Республиканского агентства лесного хозяйства с органами местного самоуправления. Это неправильно. Такое ощущение, что живем в разных странах. Необходимо полное взаимодействие, – говорят здравомыслящие чиновники.

Петр Санжиев, «Номер один»
^