06.08.2018
Специалисты уверены, что выделенные 2,5 миллиарда не спасут Байкал от загрязнения

Знаменитая реконструкция правобережных очистных сооружений Улан-Удэ в самом разгаре, но до сих пор не ясно, насколько итог работы позволит выполнить требования, установленные ФЦП «Охрана озера Байкал на 2012-2020 годы». Ведь сточные воды будут сливать в Селенгу и после реконструкции. Чтобы этого избежать, нужно потратить еще не один миллиард рублей.

Половинчатая борьба за Байкал

Среди ключевых показателей, которые надо достичь означенной реконструкцией, – «сокращение объемов сбросов загрязненных сточных вод в водные объекты Байкальской природной территории». Текст ФЦП можно легко найти в Интернете со всеми изменениями и дополнениями.

Сброс 2012 года взят за 100 процентов. В 2020 году он должен составить 57,9 процента от этого уровня. Сокращение, конечно, не впечатляет. Но предположим, что каждый объект, который ведет сброс в водоемы Байкальской территории, модернизируют и все смогут выйти на 57,9 процента.

В Бурятии главный загрязнитель – это Улан-Удэ. Даже если город уложится в целевые параметры, это вряд ли сильно поможет выживанию икры омуля, отложенной на селенгинских нерестилищах ниже столицы Бурятии.

Невелика разница – сбросят прежний объем гадости, или 57,9 процента от него. Такой подход можно назвать половинчатой борьбой за Байкал.

Почему установлен такой странный процент, понять сложно. Почему не 50 процентов? Не 40? Не 25?  Видимо, взяли «с потолка». Но и по половинчатой борьбе за священное озеро есть о чем поговорить.

Грязные воды столицы

Улан-удэнец Агей Ветошников – инженер-гидротехник, который много лет занимался в республике орошением, осушением, мелиорацией. По его мнению, после прохождения модернизированных очистных сооружений загрязненные стоки продолжат оставаться загрязненными. Будут являться условно очищенными, если можно так сказать. Такое мнение вполне можно считать резонным.

Действительно, то, что концентрацию загрязняющих, химических и прочих вредных веществ в стоках Улан-Удэ смогли удержать в пределах уровня предельно допустимой концентрации (ПДК), не значит, что стоки перестали быть загрязненными.

Показатель «ниже ПДК» означает, что данную концентрацию вредной гадости, которая постоянно льется от жилмассивов Улан-Удэ и промышленности, провозгласили не очень убийственной, допустимой. Мол, сразу не умрете. Но ПДК – цифра условная и поэтому подвижная. Сегодня чиновники установили ПДК на одном уровне. Завтра установят на другом…

Как акцентирует Агей Ветошников, в ФЦП четко написано о сокращении объемов сбросов загрязненных сточных вод в целом. Уровень загрязнения не важен – хоть выше ПДК, хоть ниже.

В минстрое Бурятии не смогли ответить нашему изданию на простой вопрос,  будут ли улан-удэнские сточные воды, после прохождения обновленных очистных, продолжать оставаться в статусе загрязненных сточных вод.

– Без устройства системы водоотведения уже условно очищенных стоков никакого снижения объемов сброса в реку Селенгу не будет… Сколько стоков из города поступит на очистные, столько после очистки и будет сброшено, – комментирует Агей Ветошников нынешнюю реконструкцию очистных.

В итоге, он считает, требования ФЦП выполнены не будут.

Где еще пять миллиардов?

Почему же такую систему водоотведения не делают?

– Это сложно. С проектированием системы водоотведения возникнут очень сложные препятствия. Это как требования законодательного, так и технического порядка. Стоимость работ по созданию системы водоотведения будет в разы выше, чем стоимость реконструкции самих очистных сооружений, – говорит наш собеседник.

Он внимательно следит за темой реконструкции.

– Как пояснил директор департамента экономики и финансов Минприроды России Сергей Бубенов газете «КоммерсантЪ», стоимость строительства очистных сооружений в Улан-Удэ может достичь и восьми миллиардов рублей, очевидно предвидя устройство системы водоотведения стоков, – напоминает Агей Ветошников о цифрах, которые озвучивали федеральные чиновники по поводу исполнения задач ФЦП, по поводу улан-удэнских очистных.

Нынешняя реконструкция оценивается примерно в 2,5 миллиарда рублей. Получается, около пяти миллиардов на отведение стоков, прошедших очистные сооружения, элементарно не предусмотрены.

То есть, вместо того чтобы биться за указанные миллиарды, решили обойтись полумерами – сделать загрязнение ниже ПДК и продолжать сливать в Селенгу со словами «да, загрязнение есть, но оно же не смертельное, ниже ПДК».

Так что даже в половинчатой защите Байкала от промышленно-коммунальных стоков творятся странные дела.

В сухом остатке

Документация по реконструкции очистных была разработана по заданию комитета городского хозяйства Улан-Удэ. Судя по всему, комитет не поставил задачу по водоотведению. Поэтому проектная фирма и не предусмотрела его.

Что же сделают для решения половинчатых задач, утвержденных в ФЦП?

Предварительная очистка стоков традиционна. Крупный мусор задержат с помощью решеток, в том числе ступенчатых и грабельных. Задержание песка будут проводить с помощью тангенциальных песколовок. Кстати, в свое время на очистных жаловались, что решетки забиваются массой использованных презервативов, приплывающих по городской системе канализации.

В проекте воплощена технология биологической очистки и доочистки стоков. Будет идти борьба с органическими загрязнениями и биогенными элементами. Предусмотрено и удаление фосфатов. Оно будет проводиться в дефосфаторе.

К слову, фосфаты, которые содержатся во многих стиральных порошках, являются питательной базой для водоросли спирогиры, массовое появление которой на Байкале вызывает беспокойство. Поднимается, напомним, даже вопрос о запрете продажи таких порошков в Бурятии.

Перед сливом в Селенгу стоки планируется пропускать через биореакторы и дисковые самопромывные фильтры. Планируется ультрафиолетовое обеззараживание сточных вод, Дополнительно будут удалять фосфаты реагентным способом. После вторичных отстойников. Сброс в реку будет вестись через рассеивающий выпуск.

Подытоживая, стоит отметить, что ФЦП, действие которой заканчивается в 2020 году, – документ нужный. Половинчатый, но нужный.

Агей Ветошников считает, что ФЦП выполняется не так, как должно. Он предлагает все же создать систему водоотведения. Уводить сточную воду можно на земледельческие поля орошения, устроив там масштабное выращивание кормов для животноводства без оглядки на засуху.

Земледельческие поля орошения с использованием стоков Улан-Удэ планировали построить еще в советское время. Помешали проблемы, возникшие в ходе рыночных реформ. Эта не просто поля, местность, а система гидротехнических сооружений, прудов, насосов… Она давно известна в России и мире. Но бурятские чиновники, судя по всему, не намерены решать вопрос в этом направлении. Главное – освоить что дают.

Петр Санжиев, «Номер один»
^