02.09.2018
Нападение инспектора заповедника на подростка так и осталось безнаказанным

Вот уже два с половиной года житель села Новый Заган Андрей Поломошнов пытается призвать к ответу инспектора ФГБУ «Байкальский государственный биосферный заповедник», который еще в марте 2016 года всадил ему нож в спину и повредил позвоночник. То ли связи у сотрудника хорошие, то ли правоохранительная система работает с перебоями, но факт остается фактом – права потерпевшего, который на момент поножовщины был несовершеннолетним, оказались не защищены.

Конфликт из-за девушки

Сейчас Андрею Поломошнову 19 лет, он живет в родном селе, недавно выучился на тракториста. Старая рана до сих пор дает о себе знать, парень признается, что перед непогодой у него болят спина и нога. Можно оформить инвалидность, но молодой человек до последнего оттягивает этот шаг. 

Ножевое ранение, которое едва не стоило Андрею жизни и здоровья, он получил после дискотеки 19 марта 2016 года. Накануне кровавой развязки у парня вышел конфликт с односельчанином Александром Красиковым. Тот приревновал его к девушке, с которой Андрей просто дружески общался. Александр присылал подруге смс, в которых были угрозы в адрес воображаемого соперника, звонил и вызывал самого Андрея на разговор, но тот не поддавался на провокации. К слову, эти сообщения парень готов предоставить следствию.     

Однажды Андрей вместе с друзьями отправился на сельскую дискотеку, там заметил Александра и решил подойти поговорить. Но тот даже разговаривать не стал, сразу позвонил своему старшему брату Сергею - инспектору заповедника, который незамедлительно приехал. 

- Сашка сразу куда-то исчез, - вспоминает тот вечер Андрей. - Я пошел к Сергею в машину поговорить. Он дверь захлопнул, машина двинулась и колесом проехала по ноге моего друга Дениса. Сергей был в машине не один, вместе с другом. Они вылетели, наорали на нас и уехали. Мы сели в машину Дениса и поехали за ними. 

Друзья догнали и подрезали машину Сергея Красикова. Тот вышел из машины. «Ты что делаешь?», - на матах обратился он к Андрею. По словам парня, мужчина ударил его, а он увернулся и прошел ему в ноги. Вдруг Андрей почувствовал сильный удар в спину. 

- Все произошло за минуту, я даже не понял, что произошло. Думал, удар такой, что у меня нога сразу отнялась. Сергей с другом тут же уехал, а друзья (двое парней и девушка) затащили меня в машину. Там оказалось, что у меня в спине торчит нож, - рассказывает парень. 

Молодые люди попытались вызвать «скорую», потом решили везти раненого в местную больницу. Там врачи выдернули нож, зашили рану. И все бы хорошо, но после выписки из больницы Андрею не стало легче. Он по-прежнему не мог ходить. Вместе с мамой парень отправился в Улан-Удэ в частную клинику. Там сделали рентген, который показал, что у Андрея поврежден позвоночник. В Республиканской больнице нейрохирург объяснил: осколки от дужки позвонка давят на спинной мозг, оттого и болит нога. Почему этого не увидели в районной больнице, неизвестно.    

Парню провели две операции по удалению осколков, затем еще два месяца он провел в реабилитационном центре на Верхней Березовке. Все это время ему нельзя было сидеть, он находился в корсете. 

Дело возбудили только по жалобам
       
Сообщение о ножевом ранении поступило в полицию из больницы 19 марта 2016 года. Первым Андрея допросил участковый. Далее были опрошены свидетели, участники конфликта, назначены судебно-медицинские экспертизы, составлены протоколы осмотра места происшествия. Тогда казалось, что расследование идет полным ходом и ничто не сможет его остановить. Нож в спине – это не шутки, тем более, что пострадал несовершеннолетний. 

Первоначально эксперты установили у Андрея легкий вред здоровью, и материал был передан мировому судье. Оттуда по ходатайству адвоката материалы вернулись в полицию. В августе 2016 года участковым Доржиевым была назначена еще одна экспертиза, но уже в отделе сложных экспертиз ГБУЗ «РБ СМЭ». В результате у Андрея был установлен тяжкий вред здоровью. Но, несмотря на это, уголовное дело так и не было возбуждено. 

Дальше материалы проверки отправились в Следственный комитет, а затем вновь в полицию. Материалы кочевали из одного ведомства в другое. Мама Андрея вместе с адвокатом направляли жалобы во все возможные инстанции – в прокуратуру, руководству республиканского МВД, в Следственный комитет. Но даже через полтора года с момента преступления вопрос об уголовном преследовании продолжал висеть в воздухе. 

- Уголовное дело по причинению тяжкого вреда здоровью было возбуждено только по нашей жалобе, - сообщает Артем Бакулин, адвокат потерпевшего. - Затем дело было  переквалифицировано на «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны». 

По показаниям Сергея Красикова, которому тогда было 27 лет, он просто оборонялся. С его слов, в тот вечер на него напала толпа молодых людей. В руках у четырех парней были бита и металлическая труба, которые они тут же пустили в дело. В целях самообороны он достал складной нож и начал бить им наотмашь. К слову, судмедэкспертиза зафиксировала у Сергея Красикова рану и ссадину, которые не причинили вреда его здоровью. Диагноз «закрытая черепно-мозговая травма» был признан экспертом как необоснованный и вызывающий сомнение, поскольку был выставлен только на основе жалоб Красикова. 

Известно, что Сергей намного крупнее невысокого Андрея, а если на него напала сразу толпа, да еще вооруженная, стоит ли говорить, что одной раной и одной ссадиной он бы не отделался. К тому же, по версии Красикова, удара ножом он не наносил – дескать, кто-то из парней выбил нож из его рук, и уже после он узнал, что Поломошнов попал в больницу с ножом в спине. Вроде как кто-то из нападавших перепутал его с Андреем и по ошибке ударил друга ножом. Странная версия, не правда ли?   

Виновный может уйти от наказания?

Мы не следователи, чтобы выяснять, кто врет, а кто нет. Кстати, потерпевшему следователь предлагала пройти полиграф, и он согласился. Она даже поставила его на очередь через месяц, но, видимо, черед до него так и не дошел. Дело в другом – даже если между парнями действительно произошла потасовка (к слову, Андрей Поломошнов и другие свидетели отрицают использование в потасовке биты, ножа или металлической трубы), почему разбирательство длится так долго?  

- Сейчас на дворе уже 2018 год, но расследование зависло. Оно снова находится в районном отделе полиции, но насколько я знаю, следствие по нему  приостановлено. На каком основании - нам не понятно, - говорит адвокат.  

Мы поинтересовались в республиканском МВД, как сейчас обстоят дела с расследованием. Нам сообщили, что материал поступил в полицию только 24 августа прошлого года, следом по факту причинения тяжкого вреда здоровью Андрея Поломошнова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 114 УК РФ. «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны». 

Как сообщили нам в полиции, 1 ноября 2017 года следствие по уголовному делу действительно было приостановлено по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ (лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено). Значит ли это, что обвиняемого в деле тогда не было, и что следствие встало на сторону Сергея Красикова? Дескать, он не наносил ранения, а Андрея в запарке ударил ножом кто-то из своих? 

«В настоящее время постановление о приостановлении отменено руководителем следственного отдела МВД России по Мухоршибирскому району. Уголовное дело находится в производстве», - заверили в ведомстве. 

Семья потерпевшего до сих пор не получила из полиции уведомления о том, что дело вновь расследуется. Никто из отдела им не звонил и не сообщал о движении дела. Андрей и его родные опасаются, что инспектор заповедника, который сейчас представляет следствию версию о самообороне, может вообще уйти от ответственности. Делает он это специально с помощью каких-нибудь знакомых в правоохранительных органах и прокуратуре, либо не нарочно, полагаясь на недоработки органов следствия - неизвестно. Ясно одно – потерпевший оказался не защищенным государством. За годы разбирательства многие свидетели разъехались, некоторые ушли в армию. Пока их найдут, пройдет время. А это значит, что дело в очередной раз зависнет.  

Надеемся, следствие все-таки во всем разберется и виновный понесет наказание. Мы со своей стороны будем следить за ходом дальнейшего расследования этого дела.    

Любовь Ульянова, «Номер один».  
^