01.09.2018
В Улан-Удэ оперативный ремонт сетей длится годами

В лесу за 148 кварталом вот уже несколько лет внимание местных жителей привлекает вскрытая теплотрасса. Широким рукавом длиной более километра тянется она от квартала вдоль проселочной дороги, зарастая сосенками. Теплотрассу можно было бы с уверенностью назвать бесхозной, но у нее есть хозяин, который из-за отсутствия должного финансирования на ее техническое обслуживание не может позволить себе ее закрыть.

Со Cпиртзаводской трассы этот участок теплосетей не видно - он скрыт лесополосой. Как показала практика, немногие жители двух девятиэтажек 148 квартала знают о ее существовании. А вот у жителей соседнего поселка Ангабаева окоп разрытой теплотрассы вызывает вопросы.

- Теплотрасса находится в таком состоянии уже несколько лет, примерно пять или шесть, - возмущается Александр, житель поселка. – Я поражаюсь, неужели у нее нет хозяина? Вы, пожалуйста, разберитесь. Здесь ведь и ребятишки бегают, и машины мимо проезжают. Говорят, блоки с теплотрассы воруют -  приезжают ночью с краном и увозят, они ж просто так лежат.

Трубопровод действительно не может не вызывать вопросов. Как в черте города возможно, чтобы трасса и зимой, и летом была открыта? Причем находится в оголенном состоянии годами, на что указывают молодые сосенки, успевшие вырасти на песчаных буграх после вскрытия теплотрассы.

Мы выяснили, что к ТКГ-14 сеть  не относится. В комитете городского хозяйства Улан-Удэ нам разъяснили – собственником теплотрассы является ООО «Ас-инвест», которое передало ее по договору аренды ООО «Тепловые энергетические сети».

- Тепловая сеть находится в эксплуатации более 28 лет и имеет высокую степень износа. В настоящее время сеть вскрыта с целью проведения оперативного ремонта в случае возникновения аварийных ситуаций, - сообщили в комитете, подтвердив, что хоть теплотрасса и раскрыта, но все еще работает.    

Фраза «оперативный ремонт» вызвала недоумение, и мы связались напрямую с руководством ООО «Тепловые энергетические сети». Руководитель компании Александр Мурзин разъяснил ситуацию:  

- В чем заключается оперативный ремонт? Представьте, тепловая сеть закрывается бетонными лотками весом около пяти тонн. Сверху два метра грунта. В связи с неудовлетворительным техническим состоянием тепловой сети на ней периодически происходят прорывы и протечки. Если авария произойдет зимой да еще ночью, нам нужно будет срочно найти тяжелую технику, чтобы вскрыть. Такой техники у нас в собственности нет. За время, пока мы будем вскрывать теплотрассу, могут замерзнуть дома. Именно поэтому для оперативного устранения аварий она сейчас и вскрыта.   

Каждое лето вскрытая теплосеть ремонтируется, но лишь участками – на замену всей сети нет достаточного финансирования. У регулируемой организации финансирование заложено в тариф, но и его не закладывают. Собственных средств у фирмы для технического обслуживания теплотрассы явно недостаточно. 

- Чтобы сделать хотя бы половину той раскопанной сети, на сегодняшний день требуется примерно 30 миллионов рублей. На ремонт всей сети городом заложено в районе трехсот тысяч. Абсолютно несопоставимые с нашими доходами средства, которых у нас, кстати, нет, - сетует директор организации.  

Так сложилось, что у компании на обслуживании находятся, так сказать, «специфические сети». В 90-е годы, когда строилась эта теплотрасса, предполагалось, что на них будет нагрузка в десятки раз больше. В итоге были положены трубы большого диаметра, по которым питается всего два дома 148 квартала. В итоге сейчас сети лежат огромные, потребителей мало, а значит нагрузка на нее также, как и финансирование, маленькие. На маленькую организацию возложена такая же нагрузка в плане технического сопровождения и ремонта, как небольшая ТЭЦ. Вот такой получился перекос из-за наследства СССР.

- Мы не можем отказаться от этих сетей, на то есть множество причин. Да и кто их возьмет? Мы просили дополнительное финансирование на реконструкцию тепловой сети хотя бы того ее участка, который сейчас раскрыт, но нам в нем было отказано. В этом году мы снова будем просить средства. Посмотрим, может быть, дело сдвинется. Мы оказались в этакой вилке – если мы закроем сети, то, возможно, допустим аварийную ситуацию зимой. Если оставим открытой, то это вызовет недовольство местных жителей, - делится Александр Мурзин. 

Руководство признает, что на вскрытом участке теплотрассы идут теплопотери, но и здесь все упирается в недостаток средств. Изоляция на «оголенном» участке сети разорвана, а где-то ее нет вовсе. Компания ежегодно изолирует по 300-400 метров своих сетей, но средств все равно не хватает. 

- У нас в таком же разизолированном состоянии еще есть сети, - говорит Александр Мурзин. – Пока первым делом мы бросает изоляцию на них, потому что мы все-таки надеемся, что вскрытый участок мы через год-два будем перекладывать и закрывать. Были бы деньги, мы бы все заизолировали и закрыли, как и должно быть. Люди не знают и сотую долю тех проблем, с которыми мы сталкиваемся. Они видят раскопанную трассу и возмущаются, и я их прекрасно понимаю. Мы, знаете, как переживаем, что не можем решить эту проблему? Ведь там и дети бегают, и жилмассив рядом, а закрыть не можем. 

Любовь Ульянова, «Номер один». 
^