23.09.2018
Говорят, начинать никогда не поздно, не поздно делать поворот к мечте, если ты полон сил и молод душой

В сентябре в Улан-Удэ прошел финал Всероссийского фестиваля-конкурса «Туристический сувенир» - Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. В Бурятию приезжали представители 13 регионов. Впервые участвовали производители из Якутии, Хабаровского края, Приморского края. По словам основателя Всероссийского фестиваля-конкурса «Туристический сувенир» Геннадия Шаталова, прогресс местных производителей сувенирной продукции очевиден.

Идея «на миллион» 

Подарочные бурятские традиционные ножи Творческой мастерской Бато Мердыгеева «Бата» - «Толи» (Зеркало) и «Байкал» заняли первое место на фестивале-конкурсе. На справочном сайте Минкультуры Республики Бурятия информации о художнике буквально два слова: Член Союза художников Бурятии и все.

70-летний мастер – племянник того самого знаменитого Романа Мердыгеева, одного из создателей Союза художников Бурятии. И отец, и дяди Бато Мердыгеева были художниками, и сыновья продолжили это дело. Только дочь Саржана выбрала иной путь – работает тележурналистом.

Ножи он любил столько, сколько себя помнит. Еще будучи подростком он делал ножи. Но в советское время производством ножей заниматься было нельзя. Бато Мердыгееву было уже 52 года, когда у него появилась идея «на миллион».

- В 2000-м году я увидел в журнале статью о московских художниках, делающих авторские ножи. Только в 1996 году художники Москвы впервые сумели добиться разрешения и организовать выставку ножей и сабель. Мероприятие должно было продлиться всего два дня, но вместо этого длилось два месяца. Народ шел не переставая. Потом художники четыре года пробивали разрешение на открытие постоянно действующей выставки «Клинок: традиции и современность». Теперь она проходит в Москве ежегодно, - вспоминает Бато Мердыгеев.

В 2001 году художник открыл Творческую мастерскую авторских ножей «Бата», которая по сей день является единственной официально зарегистрированной в Сибири. Подобные мастерские есть только в Якутии и Петропавловске-Камчатском. На пятой по счету международной выставке «Клинок: традиции и современность», той самой, о которой Бато Мердыгеев прочел в 2000 году, нож «Байкал» мастерской «Бата» занял первое место среди 80 фирм-производителей ножей со всего мира. Об этом мастер говорит с гордостью.

Ножи сердитые и добрые

Для производства ножа нужно не менее двух дней. Но бывают ножи, которые делаются полгода. Все зависит от отделки и…от характера ножа.

- Есть ножи сердитые, есть добрые. У каждого ножа обязательно есть душа. Это выражается еще во время изготовления. Иногда никак не получается, мучаешься, а порой – раз, и все готово. Бывают ножи сердитые – ранят тебя. Поэтому делаешь его и гладишь.

Однажды, говорит художник, он подарил другу нож, а когда поссорился с тем другом, нож нового хозяина порезал.

- Когда приступаешь к работе, обязательно покапаешь бурхану и молоко, и водку. Это же оружие. Потому надо богу отдать, - рассказывает мастер.

А еще, говорит, ножи воруют. Украсть нож, оказывается, вовсе не грех, а прибыток. А вот потерять – плохо.

- Охотники у нас по нескольку раз приходят. Потому что на охоте другие видят, как нож работает – не тупится при разделке туш, чуть отвернулся – и нет ножа, - рассказывает Бато Андреевич.

Острая тема

По словам Бато Андреевича, зарегистрировать мастерскую очень непросто. 

- Каждый образец мы отправляем в Москву в орган по сертификации гражданского служебного оружия. Нужно пройти проверку на соответствие семи ГОСТам, после чего выдается сертификат, является ли нож холодным оружием или нет. Мы стараемся изготавливать не холодное оружие, потому что такие ножи можно продавать без особого разрешения.

Чем отличается холодное оружие от ножа, который таковым не является? Как поясняет мастер, у холодного оружия есть упоры на рукояти, чтобы при нанесении сильного удара защитить руку. У ножей бурятской творческой мастерской никаких упоров нет. Они изготовлены из стали и украшены серебром, латунью и железной чеканкой. Бурятские ножи мало чем отличаются от монгольских. Для них характерно наличие подвески-цепочки.

- Каждый народ имеет свой тип ножа в зависимости от типа хозяйственной деятельности. У бурят ножи носили все – мужчины, женщины и дети. У бурят, когда рождался сын, небольшой нож клали под подушку как охранный талисман. Этот нож шел с ним до подросткового возраста. Потом делали побольше, -  продолжает художник.

Сегодня стоимость серебряного ножа переваливает за 30 тысяч рублей и это, по мнению мастера, гораздо дешевле, чем на Западе.

Как судьи испытывают ножи? Рубят проволоку, бочки железные пробивают, войлок режут, сучки и так далее. После этих испытаний другие ножи, по словам мастера, тупились, а «Байкал» начал резать еще лучше.

- Когда изготавливаешь нож, то чувствуешь удовольствие. А когда кто-то высказывает восхищение твоим трудом, внутри тепло становится, - улыбается мастер.

Разговор с камнем

Владимир Убушеев, мастер резьбы по камню из Тункинского района, удостоился специального диплома: «За высокую художественную ценность сувенирных изделий, представляющих культуру Республики Бурятия».

Выйдя на пенсию в 60 лет бывший совхозный водитель не ожидал, что скоро его жизнь изменится.

- После выхода на пенсию захотел заниматься изготовлением сувениров. Начал с мрамора и постепенно перешел на нефрит. А в 2012 году в Москве на ВДНХ уже участвовал в выставке «Сокровища Севера». В жизни такого не было, а тут раз - и в Москве, - усмехается мастер. - Почему-то было очень мало сувенирных изделий из камня – в основном моржовая кость, кость мамонта.

Тогда Владимир Убушеев получил диплом Всероссийского выставочного центра, золотую медаль за первое место среди резчиков по камню.

- Оказывается, судьба непредсказуема! – улыбается мастер, рассказывая, что никто его резьбе по камню не обучал. Просто однажды в гостях у своего родственника  ламы в Оке, откуда он сам родом, попробовал работать на станке. Так у него появилось хобби.

- Это занятие требует много времени. Нефрит очень твердый, обработать его можно только насадкой с алмазным напылением. С каждым камнем надо разговор вести как с живым, спрашивать: «Вот что можно из тебя сделать?» и долго сидеть, рассматривать. Обычно мастера говорят, что надо сначала лепить из пластилина то, что хочешь потом увидеть в камне, но у меня так не получается, я лепить не умею. Сразу беру и начинаю резать. Потому каждое изделие получается неповторимым. Даже если пытаюсь копировать, потом все равно все фигурки отличаются.

При этом ни разу ни одного камня не испортил. В руках мастера фигурки превращаются в яков, коров, коз, баранов и верблюдов – в пять традиционных бурятских видов животных - табан хушун мал.

- Надо стараться жить интересно, с людьми общаться и быть живым. Я везде участвую и в ансамбле пою и танцую.

Сейчас мастер живет в Тунке, осваивая еще и животноводство, воплощая образы животных в камне.

Диляра Батудаева, «Номер один»  
^