29.09.2018
Еще не остыли жители Бурятии от шока трехдневного «освоения» 14 миллионов рублей Фестивалем бурятского кино-2016, как организаторы уже планируют новый масштабный фестиваль

Чиновники вместо режиссеров

24 сентября в конференц-зале Национальной библиотеки прошло заседание круглого стола «Развитие кинематографа в Республике Бурятия». Стол, конечно, круглым не был. В президиуме сидело пять человек и несколько приглашенных в зале. Мероприятие, организованное совместно с Минкультом Бурятии, режиссеры, похоже, в очередной раз проигнорировали. Не приехал и председатель Комиссии неигрового кино Союза кинематографистов России, режиссёр, сценарист и продюсер Сергей Мирошниченко.

Названный организаторами «мастодонтом» режиссер Баир Дышенов о мероприятии, как выяснилось, не знал и вообще отнесся к идее участия во всевозможных творческих объединениях скептически.

«Надеюсь, что он опаздывает и скоро появится», – тем временем сообщили с трибуны о ничего не подозревающем Дышенове. Не было и Солбона Лыгденова, который продолжает снимать «321-ю Сибирскую дивизию». Творцов не было, чиновники были.

Артем Бурлов, председатель Союза кинематографистов Республики Бурятия, свое выступление начал с экскурса в историю бурятского кинематографа. После чего стало ясно, что создатели «Чайника» и «Стоп! Снято! На Байкал!» не комплексуют и считают себя продолжателями дела Валерия Инкижинова и Радны Сахалтуева, который, как известно, был художником-мультипликатором, а не «киношником».

Понравилось «фестивалить»

В декабре 2016 года в Бурятии прошел Фестиваль бурятского кино. За три дня показов фильмов в семи отдаленных домах культуры было потрачено почти 14 миллионов бюджетных рублей. Жителям Бурятии фестиваль запомнился практически мгновенным и невероятным размахом трат, причем больше всего денег получили те, кто вошел в оргкомитет.

Тот же Артем Бурлов, как директор ООО «Азия фильмс», заработал тогда 792 тысячи рублей: 400 тысяч рублей - за показ фильма «Стоп! Снято! На Байкал!» и 392 тысячи рублей - за оказание услуг по организации и проведению в рамках фестиваля мастер-классов. И это не предел – за два показа фильма Солбона Лыгденова было заплачено 880 тысяч рублей.

Гонорары за мастер-классы приглашенных «звезд» не самой большой величины обошлись в сотни тысяч рублей, не считая расходов на обеспечение приезда гостей, расселение, питание, трансферт. Сумму, полученную за мастер-класс, который проводил сам Бурлов, назвали коммерческой тайной. Уместны ли тайны, когда речь идет о бюджетных деньгах, – вопрос.

Теперь выяснилось, что новый Фестиваль бурятского кино пройдет в Улан-Удэ в 2023 году. Если прошлый фестиваль проводился при поддержке муниципальных властей, то празднование 100-летия республики будут организовывать республиканские власти. Деньги, видимо, как всегда, ожидаются из Москвы.

- На этот раз провести фестиваль мы планируем с привлечением органов исполнительной власти, – сообщил Бурлов, добавив, что впереди у них есть четыре года.

К слову, Союз кинематографистов Республики Бурятия во главе с Бурловым родился как раз после этого фестиваля, который «всех объединил». Правда, не все режиссеры считают нужным в этом союзе состоять.

Про действительность и деньги

«Кинематограф – это отрасль экономики» – неоднократно повторялось на круглом столе. На самом деле вопрос - должно ли государство финансировать кино - стоит всегда. И что в таком случае представляет из себя кино Бурятии – шоу-бизнес или искусство? А если это бизнес, то почему он так требует государственных субсидий? 

Ежегодно в Бурятии на развитие кинематографа из республиканского бюджета выделяется 12,5 миллиона рублей. Пока Татьяна Дугарова из Минкультуры говорит про то, что «может быть, мы не такую мощную поддержку оказываем», директор Молодежного центра Союза кинематографистов России и директор всероссийского питчинга дебютантов Дмитрий Якунин замечает, что, например, в Якутии и Нижнем Новгороде на это дело вообще не выделено ни копейки. Вот просто не посчитали нужным более богатые регионы. Потому что немало было печального опыта, наверное.

Есть, однако, грантовая система, которой можно пользоваться при желании. Можно участвовать в питчингах — презентациях кинопроекта с целью нахождения инвесторов.

- Как бы это мягко сказать, – начинает Артем Бурлов, – все деньги из республиканского бюджета являются деньгами налогоплательщиков, то есть нас с вами, но при их распределении участие профессионального сообщества пока не предусмотрено. Распределение происходит экспертным советом Министерства культуры Республики Бурятия.

Не ответив на претензию, Минкульт выразил желание в следующие четыре года сосредоточиться на создании серии документальных фильмов к юбилею республики, рассказывающих «практически обо всех сферах Бурятии – экономике, бизнесе, туризме, культуре, истории, образовании, здравоохранении» и т. д.

- Документальное кино бывает более интересно, чем игровое, - сказала в своем выступлении Татьяна Дугарова, выразив надежду, что грядущий фестиваль будет «мощным, красивым, ярким».

Ответственные за бренд

О том, что их фильмы — это непременно бренд Бурятии, которые продвигают республику в другие регионы, киношники говорят постоянно. Вопрос спорный, конечно, но на этот раз они снискали поддержку министра туризма Бурятии Марии Бадмацыреновой: «Бурятия – уникальная площадка для кинематографа. У нас сама природа благоволит съемкам, поэтому уже можно было бы заявлять о каком-то «Байкалвуде», наверное. Почему бы нет? Мы все время себя принижаем. Для министерства очень важно через кинематограф представлять нашу республику, чтобы к нам приезжали туристы. Может быть, создадим «Властелин колец» на Байкале», чтобы потом можно было создать турмаршрут «По следам байкальского хоббита», например».

Инициатива Марии Бородиной была поддержана Артемом Бурловым и теми, кто принялся аплодировать идее. Желание, как выяснилось, есть, нужны только деньги.

В одном из интервью СМИ Артем Бурлов говорил, что «Бурятия не входит в мировой кинематографический атлас, потому что когда-то наше министерство культуры просто не заполнило на этот счет какие-то бумаги. В нашем министерстве нет ни одного специалиста, который бы занимался кино». По словам Бурлова, Бурятия ни по одному критерию не входит в кинорейтинг, где регион был бы показан с точки зрения существующей инфраструктуры.

Выпускники не возвращаются

По мнению участников круглого стола, в Бурятии кинематограф успешно развивается. Правда, нуждается в кадрах. Но с этим можно помочь благодаря целевому обучению. Иркутский филиал ВГИК, по словам его ректора – выступавшей на круглом столе Елены Огородниковой, предлагает обучение по целому ряду специальностей.

Иркутский филиал знаменитого Всероссийского института кинематографии существует три года. Московские преподаватели проводят лекции онлайн, иногда приезжая в Иркутск. Поступить в филиал в разы легче, и, по словам ректора, замечено, что из Москвы, как правило, обратно в регионы не возвращаются. А выпускники иркутского ВГИКа, есть надежда, что вернутся и будут развивать киноиндустрию региона. Правда, пока на учебу из Бурятии приезжают редко.

Диляра Батудаева, «Номер один»
^