01.10.2018
Почему республику покидают профессионалы

Бурятия теряет специалистов.  Отток населения принимает пугающие масштабы. Так, по данным Бурятстата, в первом полугодии 2018 года Бурятию покинуло более 1200 человек. Это на 77% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Большая часть уехавших из Бурятии осела в Москве. Единицы выбрали для жизни Сибирь.

Социальные сети Бурятии изобилуют призывами покинуть депрессивную республику и примерами успешного переезда в другой регион. Руководство Бурятии хочет переломить ситуацию, которая, впрочем, и им кажется патовой. Безнадёга и обречённость сквозит и среди представителей Госдумы России. В итоге выражение «Валите, пока вы молоды» стало девизом для тысяч человек, покидающих малую Родину.

«Тухловатый» рынок труда

Степан Сергеев, уроженец Бурятии, работал в республиканском филиале одного из банков в IT-сфере до 2017 года. Мысли о переезде появились ещё в 2012 году, когда он понял – перспектив в Бурятии для него нет.

- В Улан-Удэ и в Бурятии в целом с работой по моей специальности все сложно, так как IT-сфера в республике развита очень слабо. Собственных компаний на рынке практически нет, не считая крупных государственных, а также некоторых крупных банков. Но в этих компаниях в последнее время идёт упор на централизацию в головных офисах, например в Москве. Это стандартная общемировая тенденция. В регионах остаются только в филиалы. Ни о каком профессиональном развитии речи нет. Кроме того, в Бурятии практически отсутствуют успешно развивающиеся крупные частные компании, не считая авиазавода и «Титана» с «Абсолютом», -  отмечает Степан.

Тем не менее после того, как он принял решение уволиться, Степан все же не терял надежды найти место в родной Бурятии. Покидать малую родину не хотел. Однако самые тщательные поиски работы привели лишь к тотальному разочарованию.

- Несколько месяцев я искал подходящее место, но как-то, знаете, тухловато, - вспоминает Степан. - Были, конечно, вакансии уровня «принеси компьютер, воткни в него провод и поставь туда операционную систему». Не очень хочется этим заниматься, ну и зарплаты, соответственно, низкие.  Конечно, я бы остался в Улан-Удэ при зарплате сто плюс в месяц. На рынке IT по России – это вполне реальный заработок. Но со временем пришло осознание: если хочешь развиваться и зарабатывать, то нужно переезжать. Москву и Питер я не рассматривал. Не очень люблю Москву, хотя там самые большие зарплаты в стране. Казань далеко, хотя там есть Иннополис. Иркутск же не особо отличается от Улан-Удэ. Из сибирских городов самый большой город – Новосибирск. Там я и стал искать работу, - рассказывает программист.

Предложение о работе в новосибирской крупной IT-компании пришло в течение двух недель. При этом работодатель предлагал и хорошие условия труда, гарантировавшие развитие и достойную заработную плату. Плюс ко всему компенсацию за переезд.

- Самое главное, что здесь есть возможности для роста. И в Улан-Удэ можно найти работу с зарплатой выше среднего по региону, но там нет такого выбора и возможностей для дальнейшего профессионального развития, - уверен Степан.

Он подчеркнул, что безрадостная картина в республиканской IT-сфере сложилась из-за влияния нескольких факторов. Если рассматривать внутрирегиональные критерии, то это отсутствие высокотехнологичных производств, недостаток научной базы и образования. По его словам, Москва, Казань, Новосибирск славятся «сильными» школами и университетами, которые готовят прекрасных специалистов. В Улан-Удэ этого практически не осталось, считает Степан. Классические факультеты не могут обеспечить подачу знаний, советующую советским стандартам, а преподавание современных дисциплин находится на откровенно слабом уровне. Но главное препятствие, по словам Степана, - невысокая доля реально работающего малого и среднего бизнеса. Как следствие, отсутствие «живых» денег, конкуренции и рабочих мест.

 - Предпринимательство гарантирует естественный стимул для развития IT-сферы. Сейчас идёт тотальная информатизация бизнеса. Например, сейчас большая часть взаимодействия человека с интернетом идёт через телефон. Для того, чтобы компания, попадающая под критерий малого и среднего бизнеса, развивалась на рынке, нужно постоянно соответствовать современным требованиям. При этом нужно иметь не только выход в интернет и свой сайт. Самое главное, создать для потребителя возможность заказать товары и услуги с помощью телефона. И это должно быть очень быстро и удобно, - объяснил Степан.

Но, по словам программиста, для того, чтобы создавать подобный продукт, бизнесу необходимо вкладывать деньги в развитие IT-технологий: и в разработку, и в поддержку. Малый бизнес в Бурятии не вкладывает в информационные технологии по причине нехватки средств. А монополисты, получающие сверхприбыли, не заинтересованы в развитии в целом. Они и так получают неплохие доходы при отсутствии здоровой конкуренции.

«Затянул веревочку и уехал в Москву»

С плачевным состоянием республиканской экономики и, как следствие, оттоком специалистов из Бурятии согласен депутат Госдумы РФ Николай Будуев. Он объяснил, что человек, которые стремится к развитию и реализации, легко может найти себе применение в более развитых регионах страны.

- То есть человек смотрит, что интересные люди уехали, интеллигенция уехала, «головары» остались, поговорить-то не с кем. И тоже уезжает. Все хотят жить в столице, в эпицентре событий, в удобных и красивых городах. Малый и средний бизнес в Бурятии практически исчез, но ведь именно там масса рабочих мест. Сейчас логика такая: ну построим мы завод. Вложим миллиарды. Сколько там будет рабочих? 3 000? 5 000? А где остальным 300 000 работать? - заявил депутат.

К слову, вспомнил он и фразу, которую произнёс в 2010 году: «Пока вы молоды, валите отсюда». Более того, Николай Будуев уверен, с тех пор для молодых специалистов мало что изменилось.

- Об этих словах я не жалею! Конечно, я хочу, чтобы молодёжь возвращалась в Бурятию, но важно, чтобы было куда возвращаться. Республика, конечно, не обязана предоставлять райские условия для всех приезжих, но хочется, чтобы Бурятия была регионом, где каждый может самореализоваться, - резюмировал депутат.

Но одного желания перемен мало. Застарелая тенденция оттока населения со временем только усиливается. Хотя молодые и перспективные покидали малую родину и 17 лет назад. Например, выпускник спортфака БГУ Вячеслав Дамдинцурунов в начале 2000-х покинул родные края в поисках лучшей доли по тем же самым причинам: нет работы, нет перспектив.

- Многое зависит от степени развитости экономики в регионе. Когда нет рабочих мест, нет бизнеса, молодёжь будет уезжать. Я сам прошёл этот путь, когда окончил БГУ. Перспектив не было, работы не было. Я собрался, затянул верёвочку на спортивном трико и поехал в Москву на верхней полке плацкарта. Вернулся в Бурятию не по приглашению главы. Это ошибочное мнение. Увидел конкурс, увидел команду, работающую в Бурятии, и понял, что смогу реализовать тот опыт, который получил в Москве, а также свои идеи в республике. Подал документы на конкурс. Дальше вы знаете, - вспоминает свой опыт переезда Вячеслав Дамдинцурунов.

Между тем, по словам министра, отвечающего за молодёжную политику в республике, нельзя удержать юных специалистов в Бурятии искусственно. Напротив, Вячеслав Дамдинцурунов уверен, что, получив опыт в других регионах, они могут использовать его, вернувшись в Бурятию.  Однако речь пока идёт лишь о перспективных вакансиях на государственной службе. Нынешнее состояние дел угнетает и исполнительную власть в республике.

- Да, миграционная убыль населения, переезд молодых специалистов в другие регионы это, к сожалению, пока неприятная реальность. Но, по моему мнению, для того, чтобы они возвращались в республику, необходимо создавать условия работы для них. Если говорить об органах исполнительной власти и органах местного самоуправления, то необходима постоянная оценка того или иного специалиста по эффективности его работы. Более того, человек не должен долго работать на одной должности, нужна здоровая сменяемость кадров, чтобы молодые и перспективные имели возможность работать на руководящих должностях и использовали свои навыки и умения в республике, -  уверен министр.

Нечем переманивать

Однако в подобных смелых планах сомневаются сами переехавшие молодые профессионалы. Так, по мнению Степана Сергеева, сложно представить, какие условия должны предоставить работодатели Бурятии для того, чтобы переманить высококлассного программиста или администратора из Москвы.

- Допустим, крупная IT-компания решила отрыть офис в Улан-Удэ. Ей нужны сотрудники. Где она будет набирать кадры, если многие специалисты уехали? Нужно нанимать их в других регионах. Значит, нужно будет платить им зарплату соответствующую рынку IT. Большинство таких специалистов работают в крупных городах: Москва, Питер, Казань, Новосибирск. Теперь представьте, что им предложили хорошую зарплату с условием, что они приедут и будут жить в Улан-Удэ. Но специалист смотрит не только на зарплату, но и на условия в регионе, где он будет жить, возможно, с семьёй, - рассуждает Степан.

И, по его словам, Улан-Удэ сильно проигрывает другим городам по условиям и качеству жизни: большие очереди в детские сады, вторая-третья смены в школах, плохая транспортная инфраструктура.

-  Сколько будет стоить отдых с семьёй в Европе или, хотя бы, в Крыму-Сочи, если считать стоимость авиаперелёта из Улан-Удэ? Безусловно, есть Байкал, рядом Монголия. Но, кроме Байкала, Монголии, отсутствия нормальных дорог в большинстве районов республики, неразвитой сферы обслуживания, что может предложить Бурятия хорошему специалисту?  - задаётся вопросом программист.

По всей видимости, пока ничего. И надежды на то, что через несколько лет в республику ринутся толпы специалистов из других регионов страны, а Бурятия предоставит им зарплаты, места, возможности для развития бизнеса и прекрасную социальную инфраструктуру, равны нулю.

Ирина Соколова для «Номер Один»
^