03.10.2018
Как «великие архитекторы» Улан-Удэ ликвидировали улицы города

Недавно в одном из СМИ архитекторы поздравили друг друга с профессиональным праздником. Наверняка принимали поздравления бывший архитектор города Павел Зильберман, его ТМ «Улан-Удэархпроект» и члены градостроительного совета, куда во множестве входят представители этого архитектурного сообщества.  

Одновременно один из специалистов в этой сфере на примере добавил ложку дегтя в большую бочку меда улан-удэнской архитектуры, рассказав просто о чудовищных проектах, которые необратимо ухудшили архитектурный облик города. Рассказав при этом тайные мотивы одобрения или неодобрения тех или иных коммерческих проектов так называемым градостроительным советом при управлении по архитектуре г. Улан-Удэ.

Свою экскурсию по местам коммерческой славы Павла Зильбермана и градсовета начнем с высотки по ул. Мокрова, 28 А. Это здание «посажено» ровно по границе участка без всяких отступов. В нем не предусмотрено озеленение детской площадки, а асфальтирование подъездных путей запроектировано за границами участка.  Как отмечает эксперт, «здание вылезло за красную линию застройки, что является грубейшим нарушением градостроительных норм, и «посажено» между двух транспортных магистралей, тем самым делая невозможным дальнейшее расширение улицы Мокрова в случае, если придется это делать в связи с развитием 140-го  квартала». 

Причем представителей «Улан-Удэархпроекта» (учредителем которого является Павел Зильберман) в совете больше половины. И голосуют они, как надо.

Новостройка по ул. Борсоева, 77, повторяет ошибки дома по Мокрова, 28 А. Она выходит за красные линии, является доминантой для угловой развязки, что недопустимо. Так вот без малого год «эксперты» из градсовета, которые сотворили подобную же «красоту» на ул. Мокрова, обвинили проект на Борсоева в нарушении градостроительных норм! 

Правильные пчелы

По словам нашего источника, «в городе мы наблюдаем двойные стандарты - если архитекторам из так называемого градостроительного совета перепадает под проектирование земельный участок, то они готовы там творить все, что хотят. Заходить за красные линии, не соблюдать требования по той же площади озеленения и так далее. И эти «отступления» потом с умными видом «обоснуют» на заседании градостроительного совета в мэрии. Если же подобное будут делать независимые проектировщики, то эти же самые нарушения будут поставлены в вину и они будут добиваться в мэрии приостановления реализации проекта - одним можно, другим нельзя. Есть правильные пчелы, а есть неправильные. 

И что мы видим? Мягко скажем, с попустительства градостроительного совета в середине «нулевых» была, можно сказать, «убита» ул. Каландаришвили. Так, архитекторами из близкого круга Павла Зильбермана разработан проект строительства так называемого «туалета» на ул. Ленина, 28 А. Ранее там находился небольшой сквер с автостоянкой, их снесли и построили аляповатый коммерческий центр. В результате улица «втыкается» в это коммерческое здание. Это невыносимое, с точки зрения Градостроительного кодекса, деяние фактически ликвидировало ул. Каландаришвили.

Я главный: мне можно!

Как такое могло произойти? Ответ в степени влиятельности Павла Зильбермана и его ближайшего круга. Которую можно оценить тем, что еще в 90-е, в годы его работы главным архитектором города, вместе с богатейшими бизнесменами получил на Верхней Березовке крупный земельный участок. На федеральных землях. Прямо на берегу речки Березовки, с реликтовыми лиственницами и соснами, возвели коттеджи. Что являлось на тот период немыслимым нарушением природоохранного законодательства. Агей Витошников, бывший главный инженер отделения «Востоксибгипроводхоз», поднимал проблему варварской застройки речки Березовки, но без результата.

- Существуют охранные зоны малых рек, там нельзя строить. Но вы же понимаете, какие влиятельные люди там поселились. Тот же Павел Григорьевич, - посетовал в телефонном разговоре Агей Витошников. 

Причем обычные жители, построив дома на все тех же федеральных землях, оформить их не могут. В отличие от высокопоставленных приватизаторов. Им можно. 

Возвращаясь к градостроительному совету. Видимо, в ходе обострения конкуренции на рынке проектных услуг он проявляет все большую активность. Так, ожидается очередная публичная порка на градостроительном совете проекта жилого дома, разработанного независимым проектировщиком. Хотя последний не нарушил ни одного закона, ни одного отступа, красной линии и высотности. 

К несчастью, к мнению так называемых «общественников» из градсовета до сих пор прислушиваются в мэрии города. Хотя, насколько можно судить, видимо, назрела пора большой «чистки», как у мэра Москвы Сергея Собянина. Он просто разогнал прилипших к городу псевдоархитекторов и градостроительный совет, наведя порядок в столице. Снес постройки, изуродовавшие город, расширил улицы, восстанавливая архитектурный облик столицы. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^