04.10.2018
Полицейские Бурятии массово сбегают на пенсию

В настоящее время МВД Бурятии столкнулось, пожалуй, с самым большим уходом на досрочную пенсию своих сотрудников. В некоторые дни подают заявления об увольнении до 4-6 человек. Уходят в основном сотрудники низовых подразделений – гаишники, оперуполномоченные ОВД,  участковые. 

Среди основных причин называется работа часто круглыми сутками, невысокие зарплаты и боязнь повышения срока выслуги для пенсии с 20 до 25 лет. «Номер один» пообщался с бывшим сотрудником полиции. С лета этого года он работает в коммерческой структуре, получая практически те же деньги и «заново привыкает к нормальной жизни».

Батраки в законе

Массовый уход  полицейских на гражданку сегодня можно обозначить двумя словами: надоело батрачить. Так считает бывший полицейский Максим, который без малого 15 лет отпахал постовым, затем в отдельном батальоне ДПС Управления ГИБДД МВД Бурятии, пока не подошел срок пенсии по выслуге лет. Причем ушел он сразу, как только появилась возможность написать рапорт об увольнении и получить положенную минимальную пенсию по выслуге лет. 

- Я знаю, что нас, гаишников, особо не любят, хотя люди не знают, что у нас тяжелейшая работа, -  рассказывает Максим.  - Ведь это только кажется, что легко стоять с жезлом на дороге. Ничего подобного. Встаем мы в 6 утра, потому что к 8 уже надо быть на разводе в управе, после с напарником начинается долгий и тяжелый день. 

По словам бывшего гаишника, как таковые планы по нарушениям существовали всегда, но в последние годы они приняли какой-то навязчивый характер. 

- Дается, например, задание оформить в смену пять протоколов по 12.18 КоАП  (Пешеходный переход), обязательно пять по 12.29 (Непристегнутый ремень),  две-три по 12.12 (Проезд на красный свет). Если ночная смена, то несколько по 12.8  (Управление транспортом в состоянии опьянения), ну и далее, как говорится, по обстановке. В сутки 20 нарушений кровь из носу, но ты обязан оформить, - говорит он. 

Понятное дело, что тут не все зависит о самого гаишника. Можно целый день простоять на дороге и не выполнить задание по нарушениям. Допустим, едут сплошь трезвые водители, которые вообще не нарушают. Тем более что везде видеокамеры, которые приучили автомобилистов пропускать тех же пешеходов. Или просто в твою смену мало нарушают.

Ухищрения и придирки

Тогда приходится выворачиваться кто на что горазд. 

- Иной раз видишь, что едет ветеран на «копейке», не горит у него фонарь или ремень не пристегнут, так устное замечание бы сделал и отправил в сервис, а приходится оформлять его, лишь бы план выполнить, - сетует он. - Потом настроение портится, как будто что-то нехорошее сделал.    

Когда сотрудник ДПС не выполняет план, то ему начальство говорит: дорабатывай! И приходится снова выезжать на дорогу и отрабатывать: «А если в ночную смену нет протоколов по 12.8, то начинают просматривать бортовую видеокамеру - почему нет оформлений, нет ли там коррупции? Хотя бывает так, что они просто не попадаются. 

Таким образом, к 9-10 вечера, если повезет и план выполнен, все экипажи ДПС едут в управление, где начинают на компьютерах набивать отчет о проделанной за смену работе - сколько оформили протоколов и по каким статьям. Причем на всех компьютеров не всегда хватает, сотрудникам приходится ожидать в очереди. 

Часовой обед хоть и положен, но его приходится сокращать, чтобы быстрее выехать на пост. Вечернего перерыва еще не так давно вовсе не существовало,  лишь недавно начальство любезно согласилось  выделить полчаса, чтобы перекусить и немного прийти в себя.

В итоге часто сотрудники заканчивают смену кто  в 22.00, а кто и за полночь.

- Работа тяжелая, приходиться общаться с нарушителями, с людьми, которые порой попадаются весьма скандальные, нервы все вымотают, пока оформляешь. Да и физически устаешь стоять на дороге, - продолжает Максим. - Иной раз вечером садишься за руль, едешь домой, глаза слипаются,  и думаешь, только бы самому не совершить ДТП. 

Жизнь на работе

По словам бывшего сотрудника, выходных как таковых у них не предусмотрено, вернее, они есть формально, лишь на бумаге. На практике  выходные приходится использовать либо для оформления бумаг, для профилактических  рейдов, либо выходить в обычную смену. Фактически остается только отпуск, который делится на две части. Все остальное время у сотрудников практически нет никакой личной жизни.

-Мы уходим, когда дети спят, и приходим, когда они тоже спят, не видим мы их , - сетует он. - И какой жене понравится такой режим работы?  Понятно, почему у наших столько проблем в личной жизни, много разводов, об этом мало кто старается говорить, но я по себе видел, куда может привести эта работа на износ. 

По словам Максима, не все выдерживают такой график.  Многие, отработав по 6-7 лет, увольняются, поняв, что еще столько же просто не выдержат. Профессиональное выгорание настигает людей уже через пару лет такой работы. И остается только держать эмоции, сжав свою волю в кулак. И так каждый день. Иначе  можно в состоянии стресса совершить ошибку, а дальше ждет увольнение уже по статье.

На пределе возможностей

Как рассказал Максим, главная проблема создавшегося положения в органах - регулярные реформирования, сверхтребования к низовым структурам, «палочная» система учета, которая стимулирует заниматься отписками и приписками, а также постоянное желание начальства ставить рекорды по раскрываемости. Не подкрепляя это сверхжелание соответствующими ресурсами.

- Получается замкнутый круг.  Этой зимой произошло реформирование отдельного батальона ДПС, и разом уволилось большое количество сотрудников. Некомплект образовался огромный,  объем работ растет, а его просто распределили на остающихся сотрудников, - продолжает Максим.

Он сравнил ситуацию с новым аккумулятором: «Вроде и здоровье у всех поначалу было крепкое. Но если не заботиться о нем, использовать его на всю катушку и не подзаряжать, то вначале аккумулятор не сможет крутить стартер, затем будут гореть только фары, а потом, уже на полном издыхании, только индикаторное табло. Так и мы, живем  только до пенсии».

По словам нашего собеседника, сегодня только единицы руководствуются идеалами милиционеров Глеба Жеглова и Володи Шарапова. Большинство живут будущим.  

-  Пусть и небольшая пенсия, 14-18 тысяч для младшего офицерского состава и при минимальной выслуге лет, но это в наше время много значит, ведь зарплата уже потеряла значение как стимул, - говорит Максим. - Если зарплата в 50 тысяч рублей шесть лет назад, когда милиция была переименована в полицию, была большой суммой, то сегодня инфляция съела ее наполовину. А молодые сотрудники вообще получают меньше 30 тысяч рублей.

Хочется пожить на свободе

По словам бывшего полицейского, когда для него наступила выслуга лет, он сразу же написал рапорт об увольнении.  И так сделали многие опытные сотрудники, кто еще хочет спокойно пожить на «гражданке». Тем более что в органах сегодня упорно циркулирует  слух о том, что  срок выслуги для назначения пенсии сотрудникам полиции повысится еще на пять лет. Как и у гражданских. Так что сегодня никто никому не верит и многие предпочитают уйти как можно раньше. Гаишники не одиноки в своих проблемах. Подобная ситуация с перегрузом наблюдается и с участковыми оперуполномоченными, и операми ОВД. Там вообще мало кто долго задерживается, текучка колоссальная.

- Остаются те, кто переводится в более спокойные отделы, связанные не с людьми, а бумагами, там и зарплаты побольше, и еще можно работать до максимальной выслуги лет, - отмечает наш собеседник.  По его словам, он перешел на «гражданку», как только нашел там работу, где пусть платят меньше, но зато она спокойнее, и работает он теперь с 9 до 17.00. Что уже кажется счастьем.

Насколько подобная ситуация с уходом опытных сотрудников низовых звеньев отразится на росте преступности в Бурятии? Это уже больше  риторический вопрос. 

Как стало известно «Номер один», ситуация с массовым увольнением полицейских Бурятии может стать даже объектом проверки со стороны кадровиков МВД РФ, поскольку регион по статистике явно выбился из общего строя.  Вот только уточнить эти сведения нам не удалось. К моменту выхода статьи официальный запрос на эту тему в пресс-службу МВД по РБ остался без ответа. 

Дмитрий Родионов, «Номер один». 
^