15.10.2018
В Бурятии конкурсы для школьников недоступны для талантливых детей

Министерство образования и науки Бурятии проводит олимпиады, направленные на оценку уровня знаний школьников по ряду предметов. Олимпиады проходят в несколько этапов: школьный, местный, региональный. Заключительный тур – всероссийский. Победа на этом этапе дает льготы при поступлении в вуз. Казалось бы, одни плюсы? Но, как выясняется, в этой сфере есть немало подводных камней. 

- Большинство олимпиад в Бурятии проводятся для галочки и не рассматриваются как инструмент для развития детей, роста преподавателей и поступления в вузы. Сегодня Бурятия не является олимпиадным регионом, по крайней мере, по математике и программированию, – считает программист и преподаватель БГУ Федор Хандаров.

Во многих школах олимпиады проводят только по некоторым предметам. Для участия учителя отбирают одного-двух от нескольких классов. При этом не все, кто хочет испытать себя в школьном этапе, получают такую возможность. 

- Сравните, как проходит школьный этап Всеросса в Москве: задания выкладываются в свободный доступ на сайт, и каждый школьник может отправить свое решение, независимо от того, как относится к этому его школьный учитель. В Бурятии такое невозможно: у нас боятся, что в следующий этап пройдет тот, кто списал. В то время как в других регионах боятся другого – упустить хоть одного способного ребенка, поскольку на следующих очных этапах тот, кто не сам выполнял задания, все равно отсеется.
 
Олимпиада олимпиаде рознь. Помимо федеральных, перечневых олимпиад, часто организуются олимпиады для школьников, проводимые Министерством образования, школами, объединениями педагогов. Их победителям также могут предоставляться льготы для обучения в бурятских вузах.

- Часто задания для таких олимпиад берутся из интернета. Члены жюри не тратят времени  на самостоятельное решение задач. Подчас судят так: много написано – 10 баллов, мало написано – 2 балла. И отвергают работу, в которой как раз и было правильное решение. Бывает, что скопированное решение из интернета содержит ошибки, но, чтобы это понять, нужна квалификация. Иногда удается доказать неправильность решения и выбора жюри, но на пересмотр результатов это никак не влияет, – рассказывает Федор Хандаров.  

Для сравнения, на московской математической олимпиаде участникам предлагают решить задачу, у которой нет решения, чтобы посмотреть, кто и что предложит. И, как правило, кто-то предлагает решение.

Вред квотирования

Вершина олимпиад – Всероссийская олимпиада школьников. Это самая массовая олимпиада, участие в которой дает общение с единомышленниками, обмен знаниями и возможность получения льгот. Считается, что участвовать в ней могут все ученики, осваивающие общие программы в российских образовательных организациях.

 - В Бурятии же до недавнего времени бытовала практика, когда на каждый район и несколько школ-интернатов отдавалось по одному месту. Например, Улан-Удэ и Заиграевский представляют по одному участнику. Потому на третьем этапе республиканской олимпиады бывают участники заведомо слабее тех, что остались за бортом олимпиады, учась в каком-нибудь  физико-математическом классе. 

Школьник из района, где информатику преподают слабо, став участником олимпиады, не может справиться с заданием и уходит, а тот ребенок, который мог бы продолжить борьбу, просто не получил возможности участвовать. Квотирование нарушает положение о Всероссийской олимпиаде школьников, в котором написано, что в следующий этап должен проходить любой, кто набрал установленный порог баллов, - говорит Федор Хандаров.

Промахи и отмашки

В прошлом году Федор Хандаров и его единомышленники впервые предприняли попытку изменить ситуацию и смогли договориться с Министерством образования Бурятии и БГУ о проведении открытого муниципального этапа. Попробовать себя мог каждый, кто считал, что это ему по силам.

- Я ни разу не видел, чтобы кто-то из чиновников боялся упустить способных детей. Если бы они не нарушали Положение, то, боюсь, ничего бы мы не добились.

Категория талантливых детей, по мнению Хандарова, не защищена. Но если кто-то добирается до уровня всероссийских олимпиад, то там все становится более отлаженным благодаря тому, что это федеральный уровень поддержки. Там уже существуют бесплатные центры и лагеря, кроме того, полностью оплачиваемые за счет государства дорога и проживание.  

Например, в Сочи есть центр «Сириус», где собираются самые одаренные по математике дети. В этом году Бурятия впервые прошла туда на смену для талантливых юных математиков. Целых три месяца знаменитый центр пытался добиться от Министерства образования и науки Бурятии поддержки в проведении этого отборочного этапа. В итоге им помогло не министерство, а коммерческий центр предолимпиадной подготовки ENTER, которым руководит Федор Хандаров. На базе ENTER  состоялся очный этап отбора, когда задания писались под видеокамерами, а затем были отправлены в «Сириус».

- Я не могу упрекать сотрудников Минобраза, потому что вижу, что многие из них решают другие важные для регионального образования вопросы. Но когда мы их беспокоим своими олимпиадами, они обычно с усталым видом отвечают: «Да-да, но сейчас некогда, чуть попозже», - говорит Федоров Хандаров.

Про неумных и отсталых

Федор Хандаров говорит, что его коллеги ежедневно сталкиваются с детьми, которых просто упустили.

- Они отстали по математике, но у них высокий интеллект. Детей мы делим для себя на быстрых и медленных. Бывает, в школе ребенку ставят тройки, и начинается «лечение» здорового ребенка: беготня по репетиторам и развитие чувства вины. К 11 классу такой ребенок знает, что у него ничего не получится. На самом деле пятерка значит лишь то, что ты ходил на уроки, здоровался, отступал нужное количество клеточек и делал то, что от тебя требовали. Талант же - в творчестве, а творчество – это свобода.

По словам программиста Хандарова, нет никакого математического склада ума. Высокий интеллект можно прикладывать в любой области. Деление на физиков и лириков, скорее, подчеркивает черты личности. Чтобы не быть нулем в математике, ею просто нужно заниматься. Это можно сделать в любом возрасте, но лучше в детстве.

- Если вы пришли в олимпиады в восьмом классе, то вы не опоздали, но вам будет тяжело догонять тех, кто занимается со второго класса. У нас есть пример, когда к нам пришел выпускник философского факультета с просьбой подготовить его к собеседованию в Школу анализа данных «Яндекса». Математикой он бросил заниматься в седьмом классе, а теперь искал лучшей жизни и хотел стать высокооплачиваемым программистом. Сегодня он стажируется в Москве в Центре непрерывного математического образования у передовых ученых. Он влюбился в математику и в итоге стал хорошим детским олимпиадным тренером. 

Где подготовиться?

К олимпиадам, по словам Федора Хандарова, в школах Бурятии системно никто не готовит. А ведь олимпиада – это спорт со всей присущей спецификой. Тренироваться нужно с детства. Это предпрофессиональная подготовка, но готовить должны профессионалы. Правда, где их взять? Про кадровый голод в школах знают все.

- Я недавно был в одной из местных математических школ и встретил там бывшую студентку, которой мы решали – давать диплом или не давать? Теперь она преподаватель физико-математического класса. Сейчас в школу идут те, кого вообще никуда не взяли, - с грустью констатирует Федор Хандаров.

В области математики и цифровых технологий кадровый голод, говорит он, такой, что любого мало-мальски стоящего студента забирают со второго курса. 

- Дня не проходит, чтобы кто-нибудь не просил у меня хорошего студента, которого сразу готовы оформить на зарплату. Раньше все просили олимпиадников, но теперь уже не просят – знают, что они уехали. Есть, конечно, особая категория – девчонки, которые специально идут в БГУ, чтобы стать учителями, как их мамы и бабушки. Но это случается редко.

В этом году часть воспитанников Федора Хандарова, занимающихся в центре ENTER, опять традиционно уехали в физмат школ Новосибирска, Москвы и Санкт-Петербурга. Талантливые дети покидают Бурятию уже в седьмом классе. И многие, по словам педагога, уезжают в обиде на регион и школу. 

- Это локальное непонимание школами того, с чем они имеют дело. Поиск средств на выезд команд на соревнования чаще всего ложится на родителей. Финансовый вопрос в Бурятии всегда поднимать немножко стыдно, потому что тут же вспоминается об отсутствии школ и детских садов, но более аккуратное распределение средств могло сохранить для республики десять одаренных человек. Мы понимаем, что вне Бурятии у них несоизмеримо больше возможностей, - заключает педагог.

Вместо эпилога

В Московском центре непрерывного математического образования висит карта олимпиад, на которой Бурятии пока нет. Но от комплекса периферии нужно избавляться.

- В прошлом году я возил наших 11-классников на полуфинал Всероссийской олимпиады школьников по программированию. Там были самые крутые школы, а от нас – маленький центр, и мы смогли, не стесняясь, забраться на вторую строчку.

В этом году в ноябре в Улан-Удэ будут проходить четвертьфинал командного чемпионата мира по программированию среди студентов и полуфинал Всероссийской олимпиады школьников по программированию.

- Это очень знаковое событие. По крайней мере, в области программирования мы начинаем выходить на новый уровень. Программист из Бурятии – это уже звучит. Математик из Бурятии пока еще не вполне, но мы работаем над этим, – заключает Федор Хандаров.

Диляра Батудаева, «Номер один»
^