31.10.2018
Депутаты Хурала раскритиковали бюджет 2019

Главной темой обсуждения на прошедших в Хурале публичных слушаниях по бюджету 2019 стал финансовый перекос между развитием экономики и социальной сферой. Бюджет у нас социальный — об этом чиновники и депутаты каждый год провозглашают с трибун. При этом промышленность, сельское хозяйство, инвестиционная деятельность довольствуются бюджетными остатками. 

Социальный перекос

Парламентариев нового созыва такой расклад, судя по их риторике, не устраивает. О чем и было сказано из разных уст с разной подачей.

Но прежде, чем перейти к прениям, взглянем на цифры. Бюджет 2019 года пока еще сформирован в своем предварительном виде. Во-первых, неизвестно, какой точно объем безвозмездных поступлений ожидается из федерального бюджета. Итоговую сумму назовут депутаты Госдумы ко второму чтению главного финансового документа страны.

Отсюда пока еще непонятен точный список расходов бюджета Бурятии на будущий год. Его будут корректировать и дополнять до конца этого года. А в некоторых случаях — и до весны 2019-го.

Тем не менее Минфин республики набросал предварительные цифры. К примеру, в будущем году, как рассказал на слушаниях министр финансов Бурятии Всеволод Мухин, доходы бюджета могут составить 53,5 млрд рублей.

— Это на 800 млн рублей ниже параметра бюджета 2018 года. Снижение планируется по налоговым и неналоговым доходам, — пояснил он.

Подробнее о снижении доходов рассказал министр экономики Александр Бардалеев. По его словам, Бурятия в будущем году меньше заработает по двум причинам. Первая — снижение поступлений по налогу на прибыль организаций. Однако это снижение произошло только из-за того, что в 2018 году поступил разовый платеж от некой организации. Что это за организация, министр экономики разъяснить не удосужился. Если не учитывать этот платеж, то снижения по этому налогу не наблюдается.

Вторая причина — налог на имущество организаций. Здесь виновато федеральное законодательство.

— В связи с изменениями в федеральном законодательстве по исключению из налогооблагаемой базы движимого имущества снижение в сравнении с планом на 2018 год — около 750 млн рублей, — заявил Александр Бардалеев.

Дефицит бюджета Бурятии в будущем году составит 2,3 млрд рублей, или 9,2% от собственных доходов республики. При этом максимальная планка, за которую не выходит правительство Бурятии, 10% от собственных доходов.

— Финансирование дефицита республиканского бюджета предусмотрено за счет привлечения кредитов и размещения государственных ценных бумаг Республики Бурятия. Расходы на обслуживание госдолга запланированы на 2019 год в объеме миллиарда рублей, — пояснил Всеволод Мухин.

Итого, по предварительным данным, расходы бюджета 2019 составят 55,8 млрд рублей.

— Наибольший удельный вес бюджета по-прежнему занимают социальные расходы. На их долю приходится 70% расходов всего республиканского бюджета, — констатировал Всеволод Мухин.

И здесь уже начинается история с тем самым «социальным» перекосом. Из более чем 55 млрд рублей на агропромышленный комплекс власти планируют потратить 1 млрд рублей, в том числе — 404 млн из федерального бюджета. На госпрограмму «Экономическое развитие и инновационная экономика» — 716,4 млн рублей. «Строительство и ЖКХ» — 1,6 млрд. И этого явно недостаточно для того, чтобы обеспечить республике рост собственных доходов в будущем. А обеспечить нужно. Ведь поступления из федерального бюджета сокращаются.

— Бюджет, который мы рассматриваем сегодня, традиционно принимался в сложных условиях. Формирование его осуществляется в условиях дальнейшего снижения финансовой гибкости бюджета. Это связано, в первую очередь, с ростом обязательств первоочередного характера, которые мы обязаны предусматривать в бюджете. Это с одной стороны. И определенного снижения доходов республики — с другой. А также с теми ограничениями, которые у нас есть по уровню дефицита и уровню госдолга, — объяснял причины столь странного положения дел Всеволод Мухин.

Село без денег

Однако эти объяснения не устроили депутатов, которые активно критиковали представленный правительством проект бюджета. В частности, недовольство вызвало сокращение финансирования сельского хозяйства республики.

— На две трети уменьшаются расходы на единую субсидию. Сокращаются расходы на предоставление грантовой поддержки фермерам и других мер поддержки. Я думаю, что ко второму чтению, когда будем рассматривать отрасль агропромышленного комплекса, нам надо будет выделить финансирование хотя бы на уровне 2018 года, — говорил председатель бюджетного комитета Хурала Зоригто Цыбикмитов.

Солидарен с ним оказался и Петр Носков, возглавляющий аграрный комитет республиканского парламента.

— По министерству сельского хозяйства расходы республиканского бюджета сокращаются и составят в 2019 году 310 млн рублей. Считаем, что эта сумма крайне недостаточна для решения существующих на сегодня проблем в отрасли и выполнения плановых индикаторов госпрограммы, — приводил он пример.

Останавливаясь на положительных моментах, таких как рост финансирования на погектарную поддержку фермеров, выделение денег на создание племенной службы, Петр Носков здесь же пенял правительству на непоследовательность: «Одновременно с развитием фермерских хозяйств необходимо решать проблему и сбыта произведенной продукции. Организацию хранения и реализацию. Главным образом, это должно происходить через создание системы кооперации. Вместе с тем в проекте бюджета на 2019 год финансирования подпрограммы «Развитие сельской потребительской кооперации» не предусмотрено».

Также было сказано о неэффективности мер поддержки производителей молока, о кадровой проблеме в сельском хозяйстве, которая не решается уже долгие годы.

— Мы понимаем, что только одна мера поддержки, такая как подъемные, не сможет решить проблему. Привлечение молодых специалистов в сельскохозяйственное производство, их закрепление на селе зависит также от обеспеченности жильем, наличия социальной и инженерной инфраструктуры, — говорил Петр Носков.

«Жить сегодня»

Критично депутаты подошли и к финансированию экономического развития Бурятии.

— Почему в структуре расходов республиканского бюджета на 2019 год приходится на Минпром 270 млн — это примерно 0,5%, и на Минсельхоз — 714 млн рублей, 1,3%. Ведь из этих денег финансируются государственные программы развития отраслей промышленности и АПК. О каком развитии экономики может идти речь, если этих денег хватает, грубо говоря, для того, чтобы не умереть с голоду? — вопрошал депутат Галсан Дариев.

Зоригто Цыбикмитов остановился на низких темпах роста доходов большей части населения и слабой инвестиционной активности.

— Самым сложным достижением из поставленных целей, на наш взгляд, является повышение собственных доходов, недопущение принятия новых расходных обязательств, не обеспеченных доходными источниками, что особенно актуально для нашей республики, — говорил он.

По его мнению, нужно искать пути повышения как налоговых, так и неналоговых поступлений. В этом смысле работу нужно усиливать с главами муниципалитетов, отдельными организациями и контрольно-надзорными органами.

Гораздо более жесткая позиция у Анатолия Кушнарева, председателя экономического комитета Хурала.

— Депутаты комитета не раз отмечали недальновидность подхода, когда львиная доля расходов направляется на текущее потребление по принципу: «жить сегодня, не думая о грядущем завтра». Напротив, именно сегодня нужно закладывать основы для будущего развития экономики и увеличения налогооблагаемой базы, — говорил он.

По его мнению, потенциал будущего развития в первую очередь связан с реализацией перспективных инновационных проектов. Одним из таких проектов он назвал создание авиапромышленного технопарка, на площадях которого будет размещено новое промышленное производство самолета «Байкал» и легкого многоцелевого вертолета.

— Предполагается, что строительство промышленного технопарка будет осуществлено в 2019–20 годах. И в связи с этим наш комитет предлагает предусмотреть в проекте бюджета предоставление в 2019 году госгарантии на реализацию данного проекта. Суммарно госгарантии за два года могут поставить примерно 2 млрд рублей, — говорил Анатолий Кушнарев.

Кроме того, председатель экономического комитета в очередной раз призвал коллег подумать над созданием бюджета развития. Эта тема поднимается в последние годы все чаще. Но, как правило, эта инициатива захлебывается в нехватке бюджетных средств.

Речь идет о деньгах, которые должны уходить на инвестирование и гарантийное обеспечение приоритетных инвестиционных проектов, а также на финансирование мероприятий по развитию экономики Бурятии.

— На наш взгляд, 3% от собственных доходов — это в пределах 800 млн рублей — вполне бы хватило. Сегодня эти деньги размазаны по ряду министерств: сельского хозяйства, промышленности… И если бы они были бы каким-то образом аккумулированы или обозначены, то это было бы прекрасно для нашей экономики, — считает Анатолий Кушнарев.

Конечно, во время публичных слушаний поднимались темы и менее глобальные. Это финансирование строительства трамвайных путей, питание школьников, безопасность в школах, ремонт систем водоснабжения и многое другое.

Тем не менее необходимость пересмотра бюджетных приоритетов, похоже, назрела. Ведь количество текущих проблем будет только нарастать до тех пор, пока Бурятия не начнет самостоятельно зарабатывать.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^