22.12.2018
В Бурятии суд «натянул» взятку на рабочего, сортировавшего бракованные вагоны

На пять лет лишения свободы со штрафом в 3 млн рублей приговорил Кяхтинский райсуд за получение взяток 51-летнего Валерия Кожевникова, рабочего железной дороги на станции Наушки. По мнению суда, работяга создал «организованную коррупционную группу», которая за небольшое вознаграждение занималась переукладкой торчащих из вагонов пиломатериалов при отправке их в Монголию. Абсурдность приговора заключается в том, что подсудимый Валерий Кожевников не был министром или чиновником, а всего лишь человеком в оранжевом жилете на подъездных путях захолустной станции Наушки. И по «коррупционному делу» сам рабочий никак не мог быть субъектом преступления, поскольку не обладал властно-распорядительными и административными функциями и тем более не был представителем власти. Он просто был «стрелочником».

Постой, паровоз

Железная дорога в Бурятии только кажется ровной. Степь, а затем сопки. Подъем - поворот. Если неопытный машинист резко трогает и набирает обороты, то железнодорожные составы испытывают нагрузку, а груз сдвигается в вагонах и полувагонах. Если в Тальцах предприниматели Бурятии складируют в вагон обработанную древесину и крепко привязывают груз, то при хорошей тряске к российско-монгольской границе вагоны приходят нередко с торчащим в разные стороны пиломатериалом. Выглядят вагоны неприлично, но китайским импортерам внешний вид, что называется, по барабану, как, впрочем, и нашей стороне.

А вот монгольским железнодорожникам это не понравилось, и они стали предъявлять претензии. А непонравившиеся им по внешнему виду составы возвращать назад. В Наушках приходилось отцеплять вагоны с «коммерческими неисправностями» и перебирать лесоматериалы. Подпиливать, устанавливать новый крепеж, все это нередко производить на морозе ночью.

Естественно, что ни для железной дороги, ни для грузоотправителей подобный производственный геморрой не нужен. Для первых простой вагонов - это жирный минус, для вторых задержка в пути - лишние расходы при экспорте. Для государства скопление вагонов на границе также вещь недопустимая, поскольку одним из главных показателей нормального государства является скорость прохождения экспортных грузов по территории страны.

Причем для РЖД и так хватает проблем с возвратом. Например, зимой нередко она сама заворачивает назад вагоны в связи с перевесом. Это может быть действительно излишек материалов, и тогда с вагона выкидывают пиломатериал. Либо в вагон нападал снег и произошел перевес, который ликвидируют дедовским способом. Лопаты в руки и вперед.

Проблема заключается в том, что РЖД, которая регулярно подвергается сокращениям, держать дворников, плотников, стропальщиков и крановщиков для исправления вагонов с «коммерческими неисправностями» накладно. В штате производственного участка Улан-Удэ – Саянтуй - Наушки, где работал Кожевников, числилось лишь несколько человек по обработке вагонов. Естественно, когда массово покатился коммерческий брак, никто и не собирался набирать дополнительные штаты - это проблемы грузоотправителей, а не дороги.

Судья и мыло

В свою очередь, следствие, а затем эту версию почему-то продублировал и суд, напирало на то, что Кожевников, будучи мастером производственного участка, якобы обладал и статусом должностного лица, что указывается в его должностной инструкции. И он якобы брал взятки за сортировку бракованных вагонов с лесом.

Однако в самой инструкции, пришитой к делу, не содержится ни слова о том, что Кожевников является должностным лицом! Так, он не имел права принимать на работу, штрафовать или поощрять, не имел возможности распоряжаться государственными деньгами или вагонами. А мог лишь сигнализировать начальству о фактах нарушения трудовой дисциплины и прочих мелочах. Хотя справедливости ради отметим, что властно-распорядительные функции у Кожевникова все-таки были: согласно должностной инструкции, он являлся ответственным за... обеспечение участка мылом!

Фактически Кожевников на участке, если сравнивать государственную железную дорогу с армией, занимал должность сержанта. Который мог влиять на рядовых работяг, написать рапорт, мыло не дать за плохую работу, но не более того. Так, мелкая сошка на железной дороге. До сих пор непонятно, почему рабочего записали в коррупционеры? Теперь переходим к главному, к сути анекдотичного «состава коррупционного преступления».

Не подмажешь - не поедешь

Начнем с того, что Кожевников, имея лишь среднее специальное образование, тем не менее, прекрасно разбирался в тех технологических трудностях, с которыми столкнулась дорога. Нет рабочих, денег и инструментов на исправление брака? Справимся за счет «внутренних источников»! Инициатива рабочего, судя по свидетельским показаниям, была горячо одобрена железнодорожным руководством.

То есть Кожевников начал нанимать безработных граждан, желающих временно подработать, обеспечивал их инструментом, а технику - соляркой. И ночами отцепленные вагоны с лесоматериалами эта «шарашкина контора» начинала приводить в божеский вид. Как отмечается в обвинительном заключении, Кожевников фотографировал бракованные вагоны с номерами и отсылал их грузоотправителям с вопросом, что делать? И вот улан-удэнский бизнесмен, который отправил вагон с лесом на экспорт, получает на телефон фото своего же разболтанного вагона.

Кожевников предлагает ему ехать в Наушки и самому исправлять его «коммерческую неисправность». Сортировать лес и крепить по-новому. Естественно, что грузоотправитель никуда по ночи не поедет, а слезно попросит позвонившего решить проблему собственными силами. Кожевников соглашается и спустя несколько часов напряженной работы бригады шлет новое фото: вагон готов к отправке, работа сделана. Ну а на солярку, курево и прочие мелочи какие-нибудь 5 тыс. рублей на карту ведь можно перегнать? Да легко! Вскоре вагон пересекает границу с обоюдным удовлетворением всех сторон процесса.

Подобные вещи, как говорят, происходили на железной дороге даже во времена СССР. Когда злодействовали ОБХСС и другие контролирующе-карательные формирования. Дело в том, что даже в мрачные времена сталинизма существовали разного рода «шарашки», которые «пахали» в узких местах громоздкой и неповоротливой системы, являясь «смазкой» для ее бесперебойной работы. Как говорится, не подмажешь - не поедешь.

Притянули за уши

Тем не менее следствие посчитало, что раз Кожевников работает в ОАО «РЖД» с государственным пакетом акций, то он является взяточником!

Ситуация абсурдная. Ведь это как сантехника или дворника (которые также работают на муниципальных предприятиях) осудить за взятку. Даже если дворник будет угрожать жильцам, что  отказывается убирать двор, осудить по коррупции его невозможно. Дворник не субъект. И даже чиновник также часто не является субъектом.

Например, министр или глава МСУ могут являться субъектами, поскольку решают и распоряжаются (не мылом, разумеется). А вот мелкий клерк, от которого почти ничего не зависит, уже нет. Хотя оба работают в государственных или муниципальных структурах. На этот счет, кстати, имеется ключевое постановление Пленума Верховного суда РФ №19, которое четко определяет критерии, по которым можно, а по каким нельзя привлекать по статье «взятка».

К сожалению, судья Кяхтинского районного суда Ирина Асташева, видимо, недостаточно глубоко поняла дух и смысл постановления Верховного суда РФ, поскольку вынесла совершенно безграмотное по сути судебное решение по Кожевникову. Неудивительно, что скандальный приговор затем подвергся критике в вышестоящей инстанции.

Состав на целый вагон

Дело в том, что Кожевников со своей «шарашкой» за несколько лет ударной работы помог огромному количеству предпринимателей Бурятии. Ему бы, по-хорошему, грамоту дать. Ведь он не только обеспечивал работой безработных, он сам надевал оранжевую жилетку и собственноручно пилил лес на вагонах. Теперь будет трудиться на лесоповале.

Но проблема заключалась в том, что, отправив нашего героя капиталистического труда в колонию на пять лет с жутким штрафом в 3 млн рублей, суд тем самым заложил колоссальную бомбу. Ведь, как уже было сказано выше, нашлись десятки предпринимателей, которые поручили рабочему самому исправлять слабый крепеж грузоотправителей. И теперь каждый, кто перечислил на банковскую карту Кожевникова деньги, является взяткодателем и преступником! Со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями: проблемы с выдвижением на выборах, лишение права для их ближайших родственников работать в силовых структурах и т.д. и т.п. Ведь раз образовался состав по взятке, то есть и взяткодатели - целый вагон и маленькая тележка!

И тут начался цирк. Так, 12 ноября 2018 года судья Верховного суда РБ Олег Ховров на кассационную жалобу адвоката о незаконном осуждении Кожевникова отвечает постановлением об отказе. Мол, осужден по делу, наказание соразмерное, все доводы проверены и все такое.

Но уже спустя два дня, 14 ноября, все тот судья Ховров, обнаружив, что пострадала и куча абсолютно невиновных бизнесменов, выносит постановление о возбуждении кассационного производства по делу. Да тут беспредел, осудили незаконно! Решение по Кожевникову было принято с «существенным нарушением закона»! То есть один и тот же судья с интервалом в два дня подписывает два абсолютно взаимоисключающие судебные решения! Хотя, быть может, одно решение писал помощник судьи, а второе сам судья? Поэтому и разошлись во взглядах?

В связи с этими безрассудными приговорами возникает вопрос - что вообще у нас происходит с судебной властью? Вначале они осуждают рабочего-железнодорожника по взятке. Затем следом к уголовной ответственности привлекают предпринимателей, вся вина которых состояла в том, что они хотели ускорить технологический процесс ликвидации брака при отправке на экспорт. Как мы хотим при таком отношении к рабочим и предпринимателям стать богатой и процветающей на экспорте страной? Куда мы вообще катимся вместе с этими составами?

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^