22.12.2018
Бывший полицейский, уличенный в подделке документов, вновь ушел от ответственности

Напомним, об этой истории мы уже писали в мае текущего года. Бывший полицейский сумел убедить суд в том, что много лет назад он переписал квартиру на жену, будучи не в себе. Верховный суд также встал на сторону фантазера. Теперь, когда уже доказано, что стационарная карта «больного» была подделана, все правоохранительные инстанции вновь поддерживают псевдопациента. Что это - круговая порука или всеобщее помешательство?

Неуловимый фантазер

Ольга Николаевна и Сергей Николаевич Григорьевы (фамилия изменена. – Прим. авт.) прожили в браке девять лет.

У обоих супругов на тот момент было свое жилье. Но когда муж с женой решили открыть бизнес по производству и продаже мебели, квартиру Ольги Николаевны было решено продать и пустить средства на развитие дела. По словам Ольги Григорьевой, тогда же муж решил подарить ей свою квартиру, чтобы она не беспокоилась, что теперь останется ни с чем.

– Был составлен договор дарения, мы съездили в Росреестр, сделку оформили как полагается. С 2009 года я была собственником квартиры в нашем частном двухквартирном доме, – говорит Ольга Григорьева.

Но когда зашла речь о разводе, начались разговоры о том, чтобы женщина отказалась от квартиры. Потом уговоры сменились скандалами, угрозами и даже побоями. Ольга Николаевна дважды писала заявление в полицию, где в том числе были указаны обстоятельства их ссоры – споры из-за жилья. Забегая вперед, отметим, что суд не счел нужным истребовать эти заявления из архива. Хотя тогда многое бы автоматически встало на свои места.

А когда уже Ольга Николаевна переехала в Иркутск, она вдруг узнала, что теперь неугомонный экс-супруг решил забрать у нее жилье через суд.

Судя по исковому заявлению Сергея Григорьева, на днях он вдруг случайно залез в свой сейф, где хранит оружие и документы, и обнаружил там договор дарения. Мужчина в суде клялся, что не помнит, как и при каких обстоятельствах он подписал эти документы. Свое временное неадекватное состояние, которым якобы коварно воспользовалась его супруга, Сергей Григорьев объяснил тем, что болеет сахарным диабетом и иногда у него бывают провалы в памяти, потеря сознания, длительные обмороки и прочее.

Как все вышеперечисленное соотносится с тем, что мужчина неоднократно проходил медобследования, которые никогда не выявляли его болезненного состояния, что у него есть разрешение на хранение и ношение оружия, водительские права, непонятно. Как и то, что в период с 2002 года по май 2011 года он осуществлял частную охранную и детективную деятельность. На что у него также имеются все соответствующие разрешения и лицензии. Не говоря уж о том, что он слывет заядлым охотником.

Но судья словно не слышала доводы адвокатов. Согласно решению Кабанского районного суда, а затем и Верховного, договор дарения был признан недействительным, а жилье обязали вернуть в собственность бывшего владельца, то есть Сергея Григорьева. «В момент совершения сделки в силу имеющегося у него заболевания он не был способен понимать значения своих действий и руководить ими. Что совершил сделку, он понял только в 2017 году, когда обнаружил копию договора дарения», гласит решение суда.

Такому решению немало поспособствовали и медицинские экспертизы, назначенные судом, которые подтвердили его болезненное состояние. Правда, у адвоката Сергея Новолотского уже тогда были основания не доверять этим документам.

– Истец – бывший сотрудник уголовного розыска, опер. Он долгое время работал в Кабанском РОВД. Я говорил судье первой инстанции, что у Григорьева есть связи в правоохранительных структурах, он столько лет там проработал. Я предлагал, давайте назначим и проведем точно такую же экспертизу в Иркутске, а не в Бурятии. Но мне было отказано в этом ходатайстве, – говорит правозащитник.

«Липовая» медкарта

«Нашлась» даже стационарная карта больного, где указывалось, что Григорьев действительно лежал в больнице и проходил лечение в то время, о котором рассказывал суду. Однако адвокат Сергей Новолотский засомневался и в том, что медкарта настоящая. Тем более что и родственники, и некоторые знакомые говорили, что в этот промежуток времени (новогодние праздники) мужчина был на охоте, а уж никак не лежал в больнице.

Сомнения правозащитника оправдались. В августе пришли результаты «Экспертизы давности изготовления документа», выводы которой однозначны: медицинская карта подделана. Эксперты забайкальской лаборатории судебной экспертизы Министерства юстиции РФ подтвердили: записи в ней были сделаны позднее марта 2017 года, а значит, и все остальные доводы истца тоже можно поставить под сомнение.

- Экспертами установлено, что карта стационарного больного Григорьева была заполнена в 2017 году, а не в 2009-м. Следовательно, Григорьев не проходил стационарное лечение в отделении неврологии в Селенгинской районной больнице в декабре-январе 2009 года. Хотя именно на основании записи о стационарном лечении комиссия экспертов ГБУЗ «Республиканский психоневрологический диспансер» пришла к выводу о том, что на момент совершения сделки договора дарения Григорьев не мог понимать значения своих действий и руководить ими, - разъясняет адвокат.

Логично предположить, что в таком случае речь пойдет о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Ведь теперь все очевидно: уже два человека – экс-полицейский и врач, подделавший карту, - совершили преступления. Однозначно – с корыстной целью. А если даже эксперты подтверждают факт подделки, то теперь этому делу будет дан ход назад и все наконец-то встанет на свои места.

Не говоря уж о том, что, по сути, наказать бы нужно и «предприимчивого» врача, которая, по слухам, нередко промышляла на продаже «липовых» больничных сельчанам.

Под молчание правосудия

Увы, но если вы мыслите так, то ничего не понимаете в правосудии по-кабански. И районный, и Верховный суд были вновь с треском проиграны.

- Дело вела все та же судья, понятно, отменять свое же решение ей не с руки. В итоге, согласно доводам суда, наша экспертиза – это новые доказательства по делу. Ведь в рамках прошлого гражданского дела карта стационарного больного вообще не фигурировала. Суд делал выводы на основании его амбулаторных карт. А если не доказано, что амбулаторные карты также подделаны, то и решение суда было оправданным. Вот такой формальный подход, - считает адвокат.

Как заполучить еще и амбулаторные карты и подвергнуть их экспертизе - непонятно. Хотя не надо быть суперюристом, чтобы понимать, что вероятность того, что и они тоже подделаны, очень высока. Тем более что заполнялись и стационарные, и амбулаторные карты одним и тем же врачом.

Единственный выход из этой ситуации правозащитник видел в том, чтобы возбудить уголовное дело по целому списку правонарушений: служебный подлог, подделка медицинских документов, а также фальсификация доказательств. И в рамках этого дела сделать выемку амбулаторных карт и провести аналогичную экспертизу документов. А уже потом идти в суд и говорить о вновь открывшихся обстоятельствах.

Но вновь истец и его правозащитник наткнулись на глухую стену. Отдел дознания МВД по РБ «перекидывал» это дело Следкому. А тот «отфутболивал» его обратно дознавателям. Даже жалоба в прокуратуру Кабанского района особого эффекта не возымела. Как стало известно нам, пока верстался номер, дознаватели возбуждать уголовное дело отказались. Круг замкнулся.

- Совершено преступление на территории Кабанского района, и это уже очевидно всем. Ведь Григорьев не лежал в больнице, подделал вместе с сообщником документы и притащил их в суд. Я считаю, что он выиграл суд на основании подделанных документов. Получил такое решение, на какое рассчитывал. И никто не собирается разбираться в этом. И вот уже четыре месяца никто не может возбудить уголовное дело! – возмущен адвокат Сергей Новолотский.

Редакция «Номер один» просит считать данную статью открытым обращением в прокуратуру Республики Бурятия.

Василиса Шишкина, «Номер один»
^