23.01.2019
Популярная певица Сабрина Амо презентовала свою книгу

20 января, в воскресенье, в галерее искусств народов Азии состоялась презентация книги Сабрины Амо (Натальи Семеновой) – вокалистки улан-удэнской панк-рок-группы «Аборт мозга», которой, на минуточку, уже 18 лет. Книга так и называется «Сделайте мне Аборт мозга», в завершении которой Сабрина делает заявление: «Сегодня я похоронила свой личный панк-рок, он для меня умер!».

Приличная презентация вместо пьяных панков

Несмотря на то, что презентацию ждали, без сюрпризов не обошлось. Ну, во-первых, для самой виновницы мероприятия, а во-вторых, для тех, кто ожидал, что здесь как минимум вынесут мозг. На самом деле певица, блогер и новоявленная  писательница скромно сидела в кресле, выслушивая чинные речи пришедших.

- Мероприятие, к моему удивлению, прошло очень прилично: лучшие журналисты, фотографы, представители СМИ Республики Бурятия, лучшие психологи, представители политических движений и, как бы это странно ни звучало, религиозные деятели. В основном пришла богема, хотя мы ожидали пьяную толпу панков. Даже охранника поставили, чтобы пьяных не пускали, но  ни одного пьяного лица. Это очень странно, - Сабрина сделала реверанс в сторону посетивших презентацию, когда все уже завершилось.

На выступавших, часто начинавших свои речи словами, что не являются поклонниками творчества группы «Аборт мозга» («Амо»), Сабрина не обиделась, а даже, напротив, отметила: «Все эти люди, придя сюда, словно одновременно сказали мне: «Наташа - мы не поклонники твоей музыки, но ты заслуживаешь внимания как личность!».

По признанию самой певицы, все прошло спонтанно, но прекрасно, и, хотя она этого не ожидала, на презентации «собрались все сливки общества».  К таковым были причислены журналист, ведущий и общественный деятель Бато Багдаев, поэт Есугей Сындуев, Алексей Карнаухов, Василий Тараруев, Надежда Низовкина и многие другие в количестве до 40 человек. Вопросов к писательнице не было, были только воспоминания и комплименты.  Так, во всяком случае, выступления оценила сама Сабрина Амо, терпеливо выслушавшая и призывы активистов «За священный Байкал!», и воспоминания старшего товарище по «секте» - гитариста Александра «Волка».

- «Аборт мозга» - это секта, в которую, действительно, кто хочет, тот себя и самоназначает! – сказал музыкант, после чего Сабрина вежливо прекратила его выступление словами: «Ну, ладно, спасибо тебе, Саша, садись, а то ты сейчас тут всем расскажешь, как все было на самом деле».

Банка с глистами

А было много чего. И бывшие музыканты группы не преминули это вспомнить.

- Мы играли, потому что хотели облечь Наташины искренние порывы в хоть какое-нибудь музыкальное подобие. Но наши пути разошлись после концерта в музыкальном училище, - сказала первая бас-гитаристка группы Ольга Дождикова, ныне преподаватель ВСГИК. И далее последовала душераздирающая история о том, как подаренная на день рождения банка глистов в формалине была собственноручно открыта Сабриной и щедро роздана поклонникам прямо со сцены.

- Мы не думали, что они это все сожрут, - вспоминали музыканты под стоны зала. – Но они подумали, что это лапша, и все съели. И только потом одна девчонка спросила, почему они были такими горькими. Пришлось сказать.

По признанию Ольги Дождиковой, после этого она поняла, что слишком нормальная для группы «Аборт мозга», с самого начала поставившей себе задачу эпатировать публику.

Этот инцидент, кстати, описан в книге Сабрины Амо отдельной главой. Считается, что с первых дней в своем сценическом имидже группа придерживалась Insolence — эстетики, являвшей собой оскорбительно высокопарное, эпатажное позерство. Таким образом музыканты выражали свой протест против снобизма и опустошенности поп-культуры.

То, что когда-то скромная швея, а потом студентка юрфака Наталья превратилась в панк-рок-исполнительницу Сабрину шокировало многих из тех, кто до сих пор утверждает, что на самом деле она очень скромный и даже тихий человек.

9 лет творческих мук

«Можешь не писать – не пиши», - говорил классик. Похоже, эти слова относятся и к Сабрине.

- Я писала эту книгу девять лет, забрасывала, думала, что она никому не нужна. Счастлива, что были люди, которые меня мотивировали, заставляли писать, – говорит Сабрина Амо. При этом открестилась от каких-либо литературных амбиций, сказав, что всего лишь последовала примеру великих музыкантов. Есть группа, - говорит, - значит, должна быть история.

Когда-то Сабрина Амо признавалась, что музыкальные тусовки ей безразличны: «Бурятский рок духовно беден. Сегодня больше внимания уделяется технической составляющей, и молодежь думает, что рок — это громкая игра на гитаре. Стало меньше интеллекта и духовности в песнях. Все-таки настоящие рокеры не должны преследовать корыстные цели, они должны писать музыку и песни, чтобы развиваться самим».

Сама она, помимо всего прочего, занимается своим небольшим бизнесом – работает психологом. Тестирует людей на детекторе лжи. Несмотря на заявленный панк-рокерский эпатаж, выглядит вполне усердной и продуманной девушкой зрелого, осознанного возраста.

Именно эти осознанность и зрелость подчеркнула выступавшая с рецензией текстов песен группы «Аборт мозга» Надежда Низовкина. Она назвала творчество Сабрины «поэтикой осознанного страдания», при котором страдание становится инструментом самовыражения с целью обрести наслаждение и подарить его публике.

- С литературной точки зрения они имеют свою определенную значимость. Прошу прислушаться, несмотря на то, что многие считают тексты сатанинскими, а группу – сектой. Пусть болезненное, тяжелое, но слово Сабрины яркое, - сказала поэт и правозащитник, возможно, дама не менее эпатажная, если приглядеться с другого «полюса».

Книга тиражом в 300 экземпляров, по словам Сабрины Амо, продается в Москве в магазине «Зигзаг», на портале «Выргород» и планируется к продаже в электронном варианте. В Улан-Удэ ее можно купить только напрямую у Сабрины, с которой можно связаться через соцсети.

Перед тем как сама певица объявила, что исполнит песню, кто-то из зала громко спросил: «А глисты будут?».

Не было. Наверное, потому, что в этот раз, по признанию Сабрины, впервые в жизни она исполнила песню под фонограмму.

Из-за бережного отношения к звуку, говорит. И на этот раз также эпатажа не случилось – все были чинно, рядно.  Сама певица, всегда следовавшая постулату «Настоящее искусство – в сопротивлении», кажется, решила, что если сопротивляться нечему, то «искусство может быть и в смирении, и в беспристрастной передаче образов или в извращенном понимании какого-либо явления и изложении своих взглядов».

Диляра Батудаева, «Номер один»
^