28.01.2019
Тункинцы живут у себя дома на птичьих правах

Напомним, сейчас территорией нацпарка является весь Тункинский район, в том числе и села. По этой причине люди не могут здесь оформить  свою собственность - узаконить огороды и жилые дома, не могут совершать куплю-продажу недвижимости и т. д. Под прессом ограничений все. Доходит даже до закрытия медучреждений.

Невыполненные обещания федеральных чиновников свели на нет все планы по выправлению ситуации в многострадальном районе.

Провал года

Визави из правительства РФ показали себя как ненадежные и непредсказуемые партнеры по переговорам. Достигнутые договоренности меняются в одночасье, проделанная работа отправляется коту под хвост... «Как же трудно иметь с ними дело», - жалуются многие в правительстве республики.

Так что же произошло? Речь идет о планах по корректировке границ Тункинского национального парка. По сути, это судьбоносный вопрос для тункинцев.

Чиновники республики разработали план разрешения проблемы. Земли, занятые населенными пунктами, должны были изыматься из границ нацпарка. Взамен к нацпарку планировали присоединить лесные территории, граничащие с ним. Однако обмен ради людей превратился в некий обман – ничего не состоялось. Так, ожидалось, что к лету 2018 года Дмитрий Медведев подпишет соответствующие изменения. Не дождались.

Не снести ли вам медпункт…

Более того, раскручивается новый виток напряженности. Выходят очередные судебные решения. Доходит до абсурда - в Тунке признаются самовольными постройками даже социальные объекты, построенные на бюджетные средства.

Так, в селе Монды (на границе с Монголией  пункт пропуска «Монды - Ханх») был построен фельдшерско-акушерский пункт (ФАП) площадью 132 кв. метра.

Разрешение на строительство выдала райадминистрация (потом она же разрешила ввести ФАП в эксплуатацию). Минувшей осенью Тункинская ЦРБ и Минимущества республики пытались в суде добиться права собственности на здание и права оперативного управления им.

Как водится, Росреестр категорически заявил, что участок, который занимает ФАП, находится в пределах границ нацпарка «Тункинский» и разрешение на строительство надо было получать в Минприроды России.

Процесс был противоречивым. Суд частично удовлетворил требования истцов. С момента постройки ФАПа он используется по прямому назначению. Что касается земли, то был сделан вывод, что участок является собственностью Минимущества и передан Тункинской ЦРБ в постоянное (бессрочное) пользование.

С другой стороны, суд признал, что «разрешение на строительство ФАПа было получено с нарушением требований закона, а именно: разрешение выдано администрацией МО «Тункинский район», а не Министерством природных ресурсов и экологии РФ и в настоящее время не представляется возможным получить такое разрешение на строительство в уполномоченном органе».

В итоге здание ФАПа в селе Монды провозгласили собственностью республики, а передавать ли его в оперативное управление райбольнице - оставили на усмотрение Минимущества. Истцы победили в первой инстанции.

Но в Верховном суде республики это решение было отменено полностью с прекращением производства по делу.

С приезжих взимают миллионы

Спустя несколько месяцев после «тункинского провала» региональных властей в прессу начинают просачиваться детали этой истории.

Причину неудачи в республике видят в неожиданной смене власти в Министерстве природных ресурсов РФ. Когда МПР РФ возглавлял г-н Донской, ведомство было готово провести реформу, документы успешно продвигались. Однако на стол премьер-министру так и не легли.

18 мая прошлого года министром природных ресурсов РФ стал г-н Кобылкин - начались кадровые передвижки, и события стали развиваться по-другому. Продвижение документов затормозилось. Случись смена министра на полгода позже, «тункинский узел» был бы разрублен.

Важным звеном в вопросе Тункинского нацпарка является Иван Валентик, глава Федерального агентства лесного хозяйства и одновременно замминистра. Когда идет речь о проблемах многочисленных сел в границах нацпарка, он производит благоприятное впечатление. Но не он один принимает решения - идут согласования, консультации с разными сторонами.

Как ни странно, одним из тех, на ком тормозится процесс изменения границ Тункинского нацпарка, считают само руководство нацпарка. Г-на Валерия Гулгонова подозревают в том, что он не хочет изменений, так как они усложнят сбор платы с приезжих (за въезд в нацпарк). И вот с чем связаны такие предположения.

Сегодня, если ты въехал в район, значит, автоматически въехал в нацпарк. Образно говоря, хватает пары кассовых аппаратов на трассах, ведущих в Тунку. С приезжих каждый год собираются многомиллионные суммы.

Можно предположить: если села выведут из границ нацпарка, то проезжающие  откажутся платить, мол: «Извините, мы едем по делам в поселок, а не в леса нацпарка». А уже из поселка люди смогут затем бесплатно перейти в нацпарк, в тайгу.

Таким образом, чтобы собрать плату с приезжих, надо будет поставить дополнительные посты на дорогах, тропах, по окраинам выведенных из нацпарка сел. Конечно, все это  хлопотно. А самостоятельно идти в дирекцию нацпарка, чтобы оплатить сбор и потом выйти в лес - много ли таких честных добровольцев найдется? Проверять людей в глубине леса, выявлять незаплативших граждан еще более сложно.

То ли по данной причине, то ли по каким-то другим, но г-на Гулгонова некоторые жители считают одним из тех, кто тормозит реформу.

Москва хочет суперкворум

В конце 2018 года из Москвы поступило письмо от Минприроды, в котором российское министерство посчитало, что надо провести общественное обсуждение материалов по изменению границ нацпарка. При этом Москва полагает, что надо обеспечить явку на обсуждение на уровне 60-80% населения района. Есть большие сомнения по поводу соответствия закону данных идей. И не станет ли это еще одним пунктом в затягивании решения вопроса?

Напомним, у нацпарка предлагается забрать 111 тыс. гектаров, занятых землями населенных пунктов и сельхозземлями, и присоединить 238 тыс. гектаров тайги, примыкающей к нацпарку. И нацпарк стал бы обширнее, и сельские жители вздохнули бы свободно.  Но годы идут, а почему-то не получается прийти к такому результату.

Тем временем по Бурятии появляется все больше предположений и обсуждений тех фигур, которые всячески способствуют затягиванию процесса, а значит, и препятствуют освобождению сел от гнета нацпарковских правил.

«Сарафанное радио» говорит  в том числе о дочери г-на Гулгонова. При прежнем министре природных ресурсов РФ она будто бы работала его помощником, а сейчас перешла в одно федеральное агентство.

«Не помогает ли она замедлить эти изменения?» - предполагают жители района.

Сейчас в Тункинском районе ждут приезда главы республики. Визит Алексея Цыденова пройдет на фоне ухудшения положения. Усилиями правительства республики и главы Бурятии раньше как-то удавалось договариваться об отсрочке исполнения решений суда о сносе домов в Тункинском районе. Мол, подождите, мы движемся вперед, вот-вот Дмитрий Медведев в Москве подпишет распоряжение, границы скорректируются, проблема с селами исчезнет.  Но сегодня есть опасность, что на такие уговоры вскоре махнут рукой и за выселение жителей Тунки уже возьмутся всерьез.  

Петр Санжиев, «Номер один»
^