15.02.2019
В Бурятии давний конфликт депутата и блогера плавно перетек в уголовное дело

Долгоиграющая вендетта в соцсетях, начавшаяся больше двух лет назад между тогда еще депутатом Народного Хурала Федором Бураевым и блогером, журналистом, а ныне  директором ОЭЗ «Байкальская гавань» Алексеем Тогошиевым, завершилась уголовным делом по статье «Клевета». По ней, в частности, предусмотрено наказание в виде штрафа до полумиллиона рублей либо до 160 часов обязательных работ. 

Перешли на личности 

Напомним, что осенью 2016 года Алексей Тогошиев разместил на своем сайте tUday.ru материал о заснувшем депутате в некой пивной. Тогда коммунист Федор Бураев, видимо, утомившись в вопросе отстаивания прав трудящихся, заглянул в пивную. А через некоторое время тихо прикорнул возле барной стойки. Сей сон, запечатленный на смартфон и размещенный в Сети, вызвал неподдельный ажиотаж в tUday.ru.

Размещенный на сайте материал разошелся затем по региональным и федеральным медиа с соответствующими едкими комментариями. Депутат же вначале отрицал факт сна, а затем перешел в наступление на Тогошиева, перейдя на личности и обозвав его непечатными выражениями.

Дело в том, что к этому времени у г-на Бураева случился разлад с руководством БРО КПРФ. И спящая фигура народного избранника уже не вписывалась в новый парламентский список, формировавшийся перед новыми выборами в Народный Хурал. Но Бураев почему-то винил во всех бедах г-на Тогошиева. И словесная перебранка быстро переросла в грязные и недопустимые в приличном обществе ругательства. В свою очередь, блогер вызывал депутата на ринг. Однако последний от этого уклонялся, не забывая еще жестче преследовать последнего в своих комментариях.

Своих не бросаем

Алексей Тогошиев в тот период признавался в СМИ, что он «набил бы кое-кому морду», но опасается рисковать карьерой своего сына. Который, по его словам, планировал после учебы податься в силовики, а если папу накажут «уголовкой», то прощай блистательная карьера.

Добавим, что первоначально депутат Бураев имел некоторое преимущество в весовой категории. Ведь в иерархии исполнительной, законодательной, судебной и  «четвертой власти», к которой принято относить СМИ,  депутат Федор Бураев стоял на две ступеньки выше.

Так, например, в 2016 году Алексей Тогошиев, заручившись подписями нескольких представителей медиа-сообщества, отправил жалобу в Народный Хурал.  В ней, в частности, сообщалось, что: «Будучи не раз уличенным в написании, как анонимно, так и от своего имени, комментариев в интернете, содержащих нецензурную лексику, издевательства над достоинством людей, обсуждения личной жизни, внешности, сексуальной ориентации и т.д., депутат продолжает как ни в чем не бывало работать в Народном Хурале».

Однако никакой внятной реакции на письмо не последовало. Видимо, по принципу своих не сдаем, независимо от партийной принадлежности.

Из зоны комфорта

Однако в 2018 году жертва и преследователь неожиданно поменялись местами. Федор Бураев, не включенный в партсписок КПРФ, выпал из политики. А известный блогер, напротив, поднялся в 2018 году до кресла директора особой экономической зоны Бурятии «Байкальская гавань». 

Директор турзоны, получив властные полномочия, не пошел по традиционному пути для чиновников и близких к ним социальных групп, подав иск в суд о защите чести, достоинства и деловой репутации. Как это в свое время сделал мэр Улан-Удэ Александр Голков, выиграв один из судебных процессов о защите чести и достоинства у одного из депутатов-популистов. Ведь известно, что проигранные процессы и последующие денежные взыскания в большинстве своем дисциплинируют комментаторов.

Однако было выбрано почему-то не административное, а именно уголовное преследование. Причем в отношении спущенного по карьерной лестнице оппонента, уже не представляющего никакой ценности в качестве мишени для снижения   рейтинга КПРФ.

Добавим, что уголовное наказание за комментарии в соцсетях по статье «Клевета» в целом сопряжено с определенными сложностями. Как в сборе доказательной базы, так и в их сопровождении в суде. Достаточно сказать, что в Бурятии в 90-е и «нулевые» годы по клевете привлекалось считанное количество людей. Среди них опальный мэр Улан-Удэ Валерий Шаповалов и его бывший советник, журналист и историк Алексей Тиваненко.

Кто там клевещет на власть?

Причем в Бурятии чаще всего уголовное преследование оппонентов, в том числе оппозиционеров по клевете, организовывали именно власть предержащие: президенты, генералы, депутаты. Неудивительно, что сильная политизированность «клеветнических дел» вызывает стойкое нежелание рядовых полицейских окунаться в эти «игры престолов». Проще написать отказ, переводя стрелки на административку. Идите, мол, вы на... в райсуд!

Причем саму статью о клевете в 2011 году вообще декриминализировали. Однако уже в 2012 она вернулась как один из рычагов в процессе постепенного закручивания гаек в стране.  Вот и в этот раз директору «Байкальской гавани» долго не удавалось наказать оппонента через УК. Однако в начале 2018 года уголовному преследованию экс-депутата от КПРФ придали неожиданное ускорение. О чем с удовлетворением отметил на днях в «Фейсбуке» Алексей Тогошиев, сообщив, что дело по клевете возбудили.

Заявитель Тогошиев предпочел не сообщать ничего дополнительного к сказанному в «Фейсбуке», Федор Бураев был недоступен. А МВД по РБ, как заведено, отказалось от каких-либо комментариев.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^