28.04.2019
Семья Вани Перминова подает в суд на медиков, допустивших целый «букет» врачебных ошибок

Десятилетний мальчик после неадекватного лечения потерял память и превратился в инвалида с уровнем интеллекта пятилетнего малыша. В скандальное дело о врачебных ошибках вмешался не только Росздравнадзор, но и уполномоченная по правам детей в России Анна Кузнецова. Однако, казалось бы, правильно сделанные выводы надзорных органов и даже обещания больших чиновников в результате ничем не помогли пострадавшим. Семья Вани Перминова по-прежнему борется за здоровье мальчика в одиночку, а медики всячески пытаются избежать ответственности.

Три ошибочных диагноза

В свое время эта история наделала немало шума. Мама Вани Александра Спирина обратилась в Прибайкальскую больницу 1 октября 2016 года – у десятилетнего сына отекли обе руки. Дежурный врач, осмотрев ребенка, сделал ему укол «супрастина» и отправил домой. Дома малышу становилось все хуже. Прибавились тошнота, рвота и сильная головная боль. Александра Ивановна вновь отправилась в больницу. 

 - Врач-педиатр Лилия Абрамова поставила диагноз «острый бронхит» и «острый гастрит». Дополнительный диагноз - «аллергия на полынь». Ребенка госпитализировали в детское отделение Прибайкальской ЦРБ на обследование, – вспоминает мама.

С каждым днем состояние Вани только ухудшалось. Мама забила тревогу, просила врача-педиатра срочно провести УЗИ внутренних органов. Но врач ответила отказом, мол, надо подождать и пройти обследование по записи, то есть через неделю. 

Ждать Александра Ивановна больше не захотела. Она выехала с сыном в Улан-Удэ и обратилась за помощью в частную клинику. Ване было сделано УЗИ, и поставлен диагноз «острый нефротический синдром». Врач порекомендовал Александре Ивановне незамедлительно обратиться в нефрологическое отделение Детской республиканской клинической больницы.

Как выяснилось впоследствии, именно этот диагноз и был единственно верным. У мальчика появились серьезные проблемы с почками. То есть все три диагноза, поставленные районным врачом-педиатром, были ошибочны.

- Ни гастрита, ни бронхита, ни аллергии на самом деле у Вани не было, однако он получал лечение от этих болезней в полном объеме. А значит, все это время была повышенная нагрузка на и без того больные почки, - сетует мама Вани.

Забегая вперед, отметим, что проверка Росздравнадзора подтвердила наличие грубых ошибок в оказании медпомощи мальчику. За нарушения Прибайкальской ЦРБ присудили выплатить 150 тыс. рублей административного штрафа.

И снова «отфутболили»

Но вернемся к нашей истории. Если вы подумали, что больному малышу, которому уже был поставлен верный диагноз, наконец-то незамедлительно помогли медики улан-удэнской больницы, то ошибаетесь. В Детской республиканской клинической больнице принимать Спириных отказались, ссылаясь на формальные препоны.  

- Мне сказали, не может ребенок лежать в двух больницах сразу. Да и вообще у нас якобы простой пиелонефрит, срочности никакой нет. Я объясняла, что ребенок чувствует себя плохо и нам придется ехать больше 50 километров через перевал, но меня никто не слушал. Говорили, когда документы будут, тогда и ляжете. И мы поехали обратно в Турунтаево, - вспоминает Александра Ивановна. 

Только через два дня уже ослабевшего вконец ребенка все-таки доставили на скорой в нефрологическое отделение Детской республиканской клинической больницы. 

Но и на этом тяжкие испытания Спириных не закончились. В ночь с 21 на 22 октября у Вани начались сильные головные боли. Чтобы хоть как-то облегчить боль, он обматывал голову влажным полотенцем. Начиная с двух часов ночи, он несколько раз звонил матери, жалуясь на то, что уже не может терпеть сильную головную боль (матери ложиться вместе с сыном запретили, ссылаясь на то, что мальчик уже взрослый). Александра Ивановна пыталась помочь Ване советами. Попросила разбудить и позвать на помощь соседа по палате – взрослого мужчину, лежавшего вместе с ребенком. 

-  Мужчина позвал в палату медсестру. По словам сына, ему дали таблетку. Видимо, обезболивающее. Врача к нему не позвали, сказали ждать до утра. Но таблетка сыну не помогала. Ваня мне говорил: «Болит еще сильнее!».

Только наутро выяснилось, что у ребенка было повышенное давление. Начались судороги, а в 9 утра он впал в кому. К слову, матери ребенка об этом даже не сообщили. Обеспокоенная Александра Спирина снова и снова набирала номер Вани, пока в 12 часов дня трубку не взял какой-то ребенок. Мальчик сообщил, что Вани в палате нет, он в реанимации.

Четыре дня слез и молитв, самые страшные в своей жизни, мать мальчика не забудет никогда. Она не отходила от кровати сына и молила только об одном – чтобы Ваня проснулся. На пятый день сын все-таки очнулся. Но уже другим человеком. Ваня никого не узнавал, ни на что не реагировал. Мальчик не помнил не только мать, но и родных, друзей, одноклассников. Да и всю школьную программу также забыл. В 10 лет он словно родился заново, и жизнь пришлось начинать с чистого листа: вновь памперсы, учиться кушать ложкой, изучать азбуку, узнавать новые слова. Только спустя год из уст иркутских врачей мать Вани узнала о том, что ее сын, оказывается, в то время перенес инсульт. 

Ошибки, нарушения и подтасовка 

Ване по сей день необходимы помощь профессионалов и немалые средства на лечение и реабилитацию. Бескорыстно помочь многодетной семье вызвался адвокат Юрий Саляхудинов. По словам правозащитника, сейчас медики утверждают, что все произошедшее произошло вовсе не по их вине, а из-за того, что состояние мальчика было слишком тяжелым.

- Я был шокирован, когда услышал о том, как маленький мальчик ходит ночью по больнице, измученный головной болью. Обматывается полотенцем. Совершенно беспомощный. А сейчас они все говорят, мол, вы знаете, ничего нельзя было сделать. Я согласен, бывают ситуации, когда, несмотря на все усилия врачей, пациенту становится хуже. Но причем тут данная ситуация и именно эти врачи? Они не предприняли должных мер, поэтому перекладывать вину на болезнь, с их стороны, это неправильно, - уверен адвокат. 

Но все мы знаем, что если речь идет о врачебных ошибках, то доказать даже то, что и так на поверхности, сверхсложно. Тем более если кое-кто всячески пытается замести следы. 

- Когда я пошла за карточкой сына в улан-удэнскую больницу, то узнала, что ее уже забрали врачи из Турунтаево. Позже мы обнаружили в карточке записи, которые не соответствуют действительности. Например, там написано нашим педиатром, что у нас якобы была рваная ушибленная рана правой теменной области. Еще в карте появились отметки, что якобы до четырех лет Ваня состоял на учете у психиатра. Еще я узнала, что, оказывается, мы сбегали из районной больницы! Все перечисленное - ложь! Считаю, что такими приписками врач себя обезопасил, - возмущается Александра Спирина. 

По словам матери, она вышла на работу, когда Ване было всего семь месяцев. Никаких проблем с психикой или интеллектом никогда не было в помине: мальчик хорошо учился в школе, поражал учителей феноменальной памятью. Участвовал в математических олимпиадах и творческих конкурсах. 

Адвокат Юрий Саляхудинов успокаивает Александру Ивановну, уверяя ее, что такие приписки не имеют значения.

- Те записи, которые появились в карте, на судьбе дела никак не сыграют. Природа сегодняшнего психического и умственного отклонения Вани – это последствия инсульта. Который произошел из-за развившегося осложнения при той болезни почек, которой страдал ребенок. И опровергнуть этот факт невозможно, - считает правозащитник. 

Но и адвокат столкнулся с вопиющими ошибками, как по части составления медэкспертизы, так и в работе местных правоохранительных органов. Так, он уверен, что экспертиза проведена с явными нарушениями: «Республиканское бюро СМЭ проводит экспертизу и утверждает, что ошибки были допущены врачами обеих больниц, но не устанавливает причинно-следственную связь между ними и наступившими последствиями. Более того, состав экспертной комиссии был усеченным. То есть, кроме судмедэкпертов, был лишь врач, который занимается лечением почек, и все».

По мнению адвоката, на самом деле в состав комиссии должны были войти еще и врач-невролог, педиатр и аллерголог. Ведь именно они могли бы высказать свое мнение – насколько адекватно был выставлен тот или иной диагноз. И как на самом деле нужно было оказывать помощь ребенку с тем списком жалоб и результатами анализов, которые имелись у пациента.

Отдельная история с расследованием дела. Как признается Александра Спирина, по сей день никто из сотрудников полиции не опросил ее, не записал показания. 

- В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела начальник дознания пишет: «Со слов Спириной, сына не лечили». Возникает вопрос – вы Спирину-то вообще в глаза видели? Допрашивали? Потом дознаватель пишет: «Спирина сама ушла из больницы, забрав ребенка». И опять непонятно, откуда эта информация и кто ее проверял? – недоумевает адвокат. – То есть все написано со слов медиков.

Тем временем сроки по уголовной ответственности уже истекли. Но правозащитник не теряет надежды взыскать ущерб с обеих больниц в рамках гражданского дела. 

Битва за здоровье 

Александра Спирина третий год бьется за здоровье своего мальчика, пытаясь вернуть его в обычную жизнь. Новая надежда появилась в связи с приездом в республику уполномоченного по правам ребенка в России Анны Кузнецовой. Александра Ивановна попала на прием к высокому гостю первой. Анна Кузнецова уверила, что разберется в ситуации и лично поможет с лечением Вани в столичной клинике. Но после отъезда высокого чиновника все осталось на своих местах.

Пришлось объявлять через районную газету клич о помощи. Лечение в московской, а затем и в питерской клиниках дало результаты. Постепенно память к Ване вернулась. Вот только интеллект по-прежнему не соответствует возрасту.

– В физическом плане мы почти восстановились, а вот в психологическом все на прежнем уровне, – говорит Александра Спирина. – Ваня ведет себя как маленький ребенок. Может ударить, укусить. Всячески привлекает к себе внимание, ревнует к сестренкам.

В 12 лет психологический возраст у Вани – примерно 6 лет. На вопрос: «Сколько тебе лет?» Ваня неизменно отвечает: «Мне десять». Словно он навсегда застрял в том самом возрасте, когда с ним приключилась беда, перечеркнувшая всю его жизнь.

Александре Спириной пришлось уволиться с работы – сына оставлять одного нельзя ни на минуту.

- Один раз он убежал из дома. Полдня по деревне ходила, искала его. А он ушел за четыре километра в гости к моей сестре, куда мы раньше с ним ходили. А там по пути мост разобранный. Собаки злые. Хорошо, что дома была племянница, а так, если бы дверь не открыли, то куда бы он пошел?

В пространстве и времени мальчик путается.  Может заблудиться даже, возвращаясь домой из магазина, который находится через дорогу. Мальчику никак не удается понять, какое время года сейчас, какой день недели или число.  Его мозг не осиливает все то, что все здоровые люди понимают, сами того не осознавая. Однако то, что он не такой, как все, Ваня уже понял. 

- Он скучает по своим одноклассникам, просится к ним. Но они давно в другом классе, а мы отстаем. А еще он больше любит играть с маленькими детьми, чем со сверстниками. Видимо, потому что они его не дразнят, не удивляются его странностям, - со слезами делится своими переживаниями Александра Ивановна.

Врачи не дают никаких прогнозов. Возможности человеческого мозга по сей день не изучены. Вернется ли мальчик в обычную жизнь и можно ли будет оставить инвалидность в прошлом? Этого никто не знает. Однако мама Вани уверена – все возможно, если не опускать руки.

В сентябре маме с сыном нужно вновь попасть на лечение в клинику Санкт-Петербурга. Правда, чтобы туда попасть, надо сначала оплатить старый долг. Семье обещал помочь с деньгами благотворительный фонд, однако в какой-то момент обстоятельства поменялись и 130 тыс. рублей долга повисли на матери Вани. Теперь ей нужно оплатить и за прошлое, и за новое лечение (курс нужно повторить спустя полгода). И время терять нельзя.

Для того, чтобы пройти и лечение, и реабилитацию, нужны средства. Александра Спирина не знает, где взять такие суммы, и очень надеется, что неравнодушные люди помогут ей вернуть сына к прежней жизни.

- До десяти лет ребенок был здоров. Но даже после инсульта и комы у нас есть прогресс – ведь Ваня все вспомнил. Значит, еще есть шанс! – уверена Александра Ивановна. – До болезни Ваня мечтал стать военным, мечтал иметь большую семью, и я все еще верю, что все это сбудется…

Василиса Шишкина, «Номер один». 

Помочь Ване Спирину пройти повторное лечение в Институте мозга человека им. Бехтеревой можно, перечислив средства на номер карты Александры Спириной: 639002099001919880. Мобильный банк прикреплен к номеру мобильного 89503885524.

Для перечисления через банк: доп. офис 8601/088 ПАО Сбербанк кор. счет: 30101810400000000604. БИК банка: 048142604. Счет получателя: 40817810509162751580 Спирина Александра Ивановна.
^